История Кременчуга в контексте немецкой колонизации

История Кременчуга в контексте немецкой колонизации

Со времен древности тянутся корни взаимоотношений между украинским и немецким народами. Одним из проявлений духовных контактов между ними было распространение в Украине Магдебургского права. В течение XIV — XVII вв. им пользовалось немало городов Украины — Львов, Кременец, Винница, Житомир, Чернигов, Полтава, Гадяч, Лубны, Нежин и др.

Немало немцев оставили глубокий след в истории и культуре Российской империи. Гордостью новой родины стали Фонвизин, Фет, Даль, Брюллов, Беллинсгаузен, Литке, Якоби, Рунге, Шмидт, Рихтер и многие другие.

После ликвидации Запорожской Сечи, императрица России Екатерина II спешит включить украинские земли в единый хозяйственный комплекс и ищет пути заселения их деятельным населением.

В 1762 — 1763 гг. Екатерина II издает указы о приглашении выходцев из Германии, Голландии и других стран Европы поселяться в южных регионах империи[1].

В 1764 г. образуется Новороссийская губерния, а в следующем году Кременчуг стал ее центром. С 60-х годов XVIII века, с изменением статуса города, сюда из-за рубежа начинают приглашать различных специалистов-мастеров: художников, столяров, переплетчиков, ткачей и др. Многие из них поселились здесь навсегда. В 1786 г. князь Потемкин по поручению российского правительства отправил в Германию уполномоченного Траппа с целью привлечения колонистов для Новороссийского края. Трудолюбие, аккуратность, честность, добросовестное отношение к делу, пунктуальность немецкого населения способствовали хозяйственному развитию нашей страны.

Во II половине 18 в. в городе уже проживало немало представителей немецкой национальности. Здесь розквартирувалась значительное количество российских войск (как известно, немцы были офицерами еще в армии Петра I). Поэтому немало немцев, уже и обрусевших, служили в войске, другие работали врачами, учителями или занимались ремеслами [6].
Иоганн Вильгельм Маллер, врач из Гамбурга, который служил при польском королевском дворе, посещал украинские земли. В своих воспоминаниях «Путешествие из Варшавы на Украинe в 1780, 1781 г. »и« Путешествие из Волыни в Херсон »описал дороги, города, через которые он проезжал, в том числе и Кременчуг. О нашем городе Маллер сообщает, что там был деревянный дом ратуши, построенный со вкусом, украшенный колоннами. Путешественник одобрительно отозвался о кременчугских ремесленников, рассказал, что в Крюкове заложена в 1786 году фабрика ткани, где работало 6 рабочих-швейцарцев, а в Кременчуге с 1787 г. действовала фабрика по изготовлению шелковых чулок под руководством господина Юни из Берна. На ней трудилось 20 рабочих из Швейцарии и 200 местных. Эти швейцарские ремесленники тоже могли иметь немецкое происхождение.
На время приезда в Кременчуг в 1787 году российской императрицы Екатерины П среди городских налогоплательщиков насчитывалось 24 представителя немецкой национальности. В 90-х гг XVIII в. действовало немецкое училище для девочек вроде Санкт-Петербургского института благородных девиц. Здесь они изучали русский и немецкий языки, арифметику, рисование, шитье, танцы. Попечительницей этого училища была немка, жена доктора, которая преподавала и некоторые предметы.
Цеховым головой ремесленников Кременчуга и членом городской шестигласной думы в 1785 году избрали немца Фридриха Кригера. Поскольку и наш город пользовался Магдебургским правом, то в нем также действовал магистрат. Помещение Кременчугской городской думы было построенное по образцу древненемецких ратуш, фундаментально, добротно [6].
Согласно указу Сената от 27 февраля (по новому стилю 11 марта) 1802 образовано Полтавскую губернию, первым генерал-губернатором которой стал Куракин А.Б.
С 1807 по 1810 князь был министром внутренних дел Российской империи, а затем членом Государственного совета, исполнял обязанности его председателя. В то время Российское государство, как и многочисленные немецкие княжества, испытывала военную угрозу со стороны наполеоновской Франции. Возникла
необходимости готовиться к войне, делать запасы. Если металлургическая и вооруженная промышленность в империи развивалась хорошо, то сукна и других тканей для обмундирования армии явно не хватало. Сукно раньше закупали в Англии, но с начала XIX в. торговые связи нарушились через континентальную блокаду, устроенную Францией. Это побудило развивать свою собственную текстильную промышленность.
Князь А.Б. Куракин, проживая непосредственно в Полтаве, хорошо знал, что в крае прекрасно развито овцеводство; населения заготавливали много высококачественной шерсти, из которой можно было делать сукно. А чтобы организовать это на государственном уровне, считал Куракин, необходимо участие суконщиков из-за рубежа. 20 июня (2 июля) 1808 года император Александр I утвердил поданную ему министром внутренних дел докладную записку о
приглашение в Российскую империю мастеров из германских княжеств Моравии, Богемии, Эльзаса, Саксонии и других, для изготовления армейского сукна. Прибыли они в наш край в 1809 году [5].
Князь предлагал поселить их в тогдашней Полтавской губернии: в Полтаве — 54 семьи, Кременчуге — 8 семей и Константинограде — 41 семью. Он разработал также условия, которые касались прав и обязанностей колонистов. Им предоставлялись следующие льготы:
— свобода вероисповедания;
— освобождение от всех налогов и повинностей сроком на 10 лет;
— в следующие 10 лет устанавливались земельные налоги в размере 15-20 коп. за десятину;
— освобождение от обязанностей военной службы;
— свободный выезд из колонии или из Российской империи при условии уплаты долга казне и 3 — годовой суммы налога;
— свободная продажа ремесленных изделий по всей стране;
— в пути и по прибытии для устройства на месте выдавались т.н. «Кормовые» деньги по 12 коп. на душу в сутки [4].
В колонии существовало самоуправления. Всем руководил так называемый приказ, который состоял из шульца, т.е. старосты, двух бейзитцерив (заседателей) и писаря. Уклад жизни колонии напоминал порядок тогдашних цехов (объединений по специальности). Дети колонистов учились дома (Пока не было школы), когда подростали, они становились подмастерьями. Впоследствии специальная комиссия, которая состояла из 12 мастеров, своим решением могла присвоить звание мастера. Руководство колонии имело обязанность заботы о вдовах и сиротах [5].
Для устройства немцев Кременчугская власти выделили местность в районе нынешней улицы 1905 года (тогдашняя — Веселая). Так возникла немецкая слобода, или колония [4].

Как было отмечено, основная цель приглашения иностранных специалистов — ускорение развития сукнарства. То есть можно сделать вывод, что подобное производство уже существовало, его нужно было расширить и усовершенствовать. Действительно, когда немцы пришли в Кременчуг, здесь уже работала суконная фабрика, правда, открыли ее всего за несколько месяцев до их приезда. Но существовала эта фабрика недолго. В 1817 г. она была ликвидирован. Причиной этого было возникновение нескольких частных предприятий, которые основали немцы-колонисты [5].
Частных фабрик, открытые иностранцами в Полтавской губернии, было 4 и все в Кременчуге. Таким образом, четверо фабрикантов немецкого происхождения стали учредителями отрасли легкой промышленности в нашем городе.
1809 году колонист Гелицер, получив от государства 10 тыс. руб. субсидии на 10 лет, открыл Кременчугскую фабрику по изготовлению сукна. Очевидно, предприятие трудолюбивого и дисциплинированного немца давало неплохие прибыли. Он не только полностью вернул предоставленную ему денежный заем в размере 1500 рублей, но уже в 1817 г. хотел купить два дома других колонистов. И в этом ему отказали, потому что законом не разрешалось продавать выделены колонистам дома с приусадебными участками любому, даже своим.
Суконная фабрика Гелицера значилась и на географических планах Кременчуга 1816 — 1832 годов.
1812 году другой фабрикант — Рупрехт — тоже получил 10 тыс. руб субсидии на основания кожевенного завода. Обоим иностранцам была выделена и земля для устройства предприятий. Рупрехт долгое время не решался открывать свой завод, потому что не очень надеялся на успешный сбыт произведенной продукции. Он просил правительство подписать с ним соглашение о поставках его продукции в казну. Фабрикант соглашался изготавливать замшу для портупей и другую военную амуницию из высококачественной лаковой кожи. Уже в первый год работы предприятия он обещал поставлять около 2 тыс. шкур, со временем увеличить их выпуск до 10 тыс. штук в год, цене за каждую по 8-9 рублей, за выделку кожи для обуви — 5 руб.
Вероятно, рабочих-спецалисты в Рупрехта было немного, ибо он не брался изготавливать тонкую кожу в большом количестве. Завод он обязывался полностью содержать на собственный счет, а заем — возвращать частями уже с 1812 года. Хотя казна и не соглашалась на снабжения им замши, все же предприятие Рупрехта в конце 1812 года уже работало, и Рупрехта в этом же году вернул около 1400 руб. предоставленной ему ссуды. В 1817 году на кожзаводе уже трудилось 17 рабочих — 6 мужчин и 11 женщин.
Третьим, как свидетельствуют источники, из четырех прибывших в Кременчуг немцев, был Рейхенбах, который открыл свою чулочную фабрику. Но скоро немец умер, и неизвестно, кто продолжил его дело.
И, наконец, был еще и четвертый, Нуфер, который производил так называемую «Караз» — ткань для подкладки.
В некоторых источниках встречается упоминание о двух братьях Эйлера, но они вскоре попросили об их освобождении, и значительного следа в истории города не оставили [2].
Колонисты начали и первую в нашем понимании школу профессионального образования — Кременчугскую училищную фабрику. Здесь молодежь осваивала азы ткацкого дела и затем пополняла ряды рабочих [6].
В 1828 году общество немцев открыло на улице Веселой кирху (лютеранскую церковь). При ней в 1831 году была основано лютеранское одноклассное немецкое приходское училище. Законоучителем в этом училище был пастор Евгений Карлович фон Флиднер.
Средства на содержание училища кирха отпускала в течение всего времени его существования, вплоть до революции. Известно, что в 1889/1890 году в училище обучалось 16 мальчиков и 11 девочек.
Для содержания этого учебного заведения немецкая церковь выделила 405 руб. При лютеранской церкви также действовал комитет «Общество вспомоществования бедным немцам», председателем которого была Мария Августовна фон Флиднер [5].
Приглашенные на нач. XIX в. в Полтавскую губернию по инициативе генерал-губернатора князя А. Б. Куракина, суконщики, немцы по происхождению, в основном многодетные бедняки, сделали немало для налаживания на Полтавщине производства сукна, которое поставляли русской армии и флоту. Они положили начало развитию этого дела на помещичьих крепостных фабриках края, и подготовив много мастеров, а также первыми в губернии изготовили фланелевые одеяла и ряд других изделий.
С развитием капитализма в Российской империи, с появлением крупных фабрик, со значительными капиталами и машинами для изготовления сукна ручное производство ткачей-колонистов уже не соответствовало духу времени. Их тяжелый труд все меньше оправдывала себя, не давала средств к существованию. Этим и объясняется постепенное уменьшение таких «домашних фабрик», количества мастеров и, наконец, закрытие этих мелких предприятий.
31 декабря 1867 (12 января 1868) приказы колоний и комитет, который ведал всеми делами колонистов губернии, по распоряжению полтавского губернатора М. А. Мартынова были закрыты, и немецкие колонии на Полтавщине прекратили свое существование.
Почти за 60 лет проживания в полтавских колониях, несмотря на заметную ассимиляцию, среди ее жителей преобладали немцы — потомки первых поселенцев, которые хорошо знали родной язык, сохраняли в семьях культуру своих предков, их традиции, обычаи. С прекращением существования колоний они все больше ассимилировались с местным населением, жили интересами той среды, к которому приписалися, и постепенно ословянились[4].
И представители немецкой национальности внесли большой вклад не только в развитие сукнопроизводства: благодаря своему трудолюбию и настойчивости они оставили незаурядный след и в других отраслях хозяйства.

В 1859 году К.И. Бэр — потомок немецких колонистов, высококвалифицированный специалист в области садоводства и цветоводства, создал прекрасное садовое заведение («Садовое заведение ») в самом Кременчуге и рассадник (« питомник ») возле села Песчаное Кременчугского уезда (ныне Кременчугского района). Уникальное садово-цветоводческое хозяйство К. И. Бэра поставляло разнообразные саженцы высокосортных деревьев, кустов смородины, крыжовника, роз, семена цветов не только помещичьим имениям и крестьянам Полтавской губернии, но и за ее пределы. Оно изобиловало красотой, распространяло вокруг нежные
ароматы. Карл Иванович стремился, чтобы не только в Кременчуге, но и по всей Полтавщине росли сады с его саженцев черешен, вишен, абрикосов, слив, персиков, прекрасных сортов яблонь и груш, чтобы побольше плодоносили воспитанные с его побегов кусты смородины, крыжовника, малины, клубники, чтобы обе стороны улиц и дорог радовали зрение стройные тополя, различные декоративные деревья, красивые цветы.
Спрос на продукцию К. И. Бэра был всегда большой, в первую очередь, конечно, в зажиточных хозяйствах. Карлу Ивановичу принадлежали три цветочных магазина в Кременчуге — «Царство цветов», «Царица цветов» и «Флора». После революции 1917 года, с установлением советской власти, хозяйство К. И. Бэра было национализировано, стало государственной собственностью. Нач. 20-х годов XX века семья Бэр выезжает из Кременчуга. На базе его садового заведения создали «Зеленое хозяйство» города, а на базе рассадника около Песчаного — Кременчугский питомнических совхоз, позже переименован в совхоз «Декоративные культуры», который специализировался на выращивании плодовых и декоративных саженцев и семян цветов. Они продолжают дело великого энтузиаста, влюбленного в сады и цветы. Старожилы еще долго называли эти хозяйства именем Бэра.
В 1872 году в Кременчуге по проекту инженера А. Е. Струве, немца по происхождению, было построен железнодорожный и пешеходный мост через Днепр, французский инженер Э. Реклю назвал «одним из чудес технического искусства в Европе».
В 1874 году в Крюкове были созданы вагоноремонтные мастерские. Первым инженером этого предприятия был немец К. Шенейн.
В 1879 году в Кременчуге начала действовать «Химико-фармацевтическая лаборатория «Снапир и сыновья », которая изготовляла лекарства и порошки.
Ниже по течению притока Днепра, реки Кривая Руда  1880 году господа Оренштейн и Берг основали кожный завод.
В 1887 году немецким акционерным обществом был построен пивоваренный завод «Новая Бавария». В 1888 г. на городской окраине Череднички было основано «Общество машиностроительного и чугунолитейного завода ». Учредителями этого общества были братья Анатолий и Игнатий Гебгольды. Там было занято более 60 работников.
На ул. Докторской (ныне ул.Советская) П. Г. Корренбергом была основана первая фабрика масляных красок [1].
Р. Зейпт имел собственную колбасную фабрику и фирменный магазин. Продукцию фабрики знали и любили не только в нашем городе. В магазин, где продавались разнообразные колбасы и копчености, приезжали покупатели со всей округи. Кроме хорошо отлаженного производства, Р. Зейпт занимался благотворительностью. На его средства были учреждены три стипендии, присуждали лучшим ученикам Кременчугского Александровского училища [7].
В конце XIX — нач. XX в. владелец небольшой мастерской по ремонту карет и велосипедов Адольф-Федор Иванович Таль, который сам был инженером, мастером и рабочим, имея лишь одного помощника-подмастерья, быстро и качественно обслуживал всех владельцев этого вида транспорта тогдашнего Кременчуга [1].
Немало потомков бывших колонистов были учителями, замечательными врачами, учеными, чиновниками, военными. Вспомним хотя бы отдельные фамилии.
В Кременчуге в 1889 году родилась бывшая настоятельница Козельщанского Рождества Богородицы женского монастыря Полтавской епархии Феофания. Монастырь в дореволюционные времена был одним из лучших на территории всей Российской империи. В миру она звалась Елизавета Васильевна Зон. Отец ее происходил из немцев-колонистов, осевших на территории Кременчуга в XIX в. Училась Елизавета в частной женской гимназии А. Г. Воронянского в Кременчуге, после окончания работала здесь учительницей математики. Она любила свою работу, была хорошим педагогом и воспитателем. Но революция 1917 г. и страшный период
гражданской войны 1918 — 1920 гг, что пришло за ней, развал той системы, которой она была преданна и нужна, окончательно привели Елизавету Васильевну, что в новой жизни ее место в святой обители.
С 1906 г. Кременчугское техническое училище (ныне техникум железнодорожного транспорта) возглавлял Роберт Робертович Дибольд, математик с университетским образованием, позже кандидат математических наук [9].
Хорошей славой пользовались в нашем городе немцы-врачи. Среди которых был ординатор  Виденской университетской клиники  доктор  М.С.Гугель, который специализировался на лечении кожно-венерологических заболеваниях. В середине 60-х гг XIX в. кременчугским городским врачом работал Альберт Карлович Бергер. С большой благодарностью и сегодня во многих кременчугских семьях вспоминают выпускника С-Петербургской Военно-Медицинской академии талантливого хирурга, акушера-гинеколога В. Ф. Дица [3].
Владимир Ричардович Руппенейт, родившийся в Кременчуге 1880 г. в семье полковника, в 1897-м окончил Петровский Полтавский кадетский корпус, а затем
Михайловскую артиллерийскую академию. До 1911 года служил в Главном артиллерийском управлении, затем перевелся в 49-ю артиллерийскую бригаду капитаном, был штабс-капитаном гвардии. Он известен как военный писатель, автор многочисленных работ об артиллерии [10].
Нач. XIX в. военным комендантом Кременчуга был отец известного русского поэта А. Дельвига, лицейского товарища А. Пушкина [1].
По материалам Первой Всероссийской переписи населения 1897 г. в Кременчуге проживало 438 немцев (211 мужчин и 227 женщин), что составляло 0,69% всего населения города.
По-разному сложилась судьба потомков бывших немцев-колонистов, а также тех, кто стал на службе в Российской Империи. Одни из них в разные времена, особенно после революции 1917 года, в период гражданской войны, вернулись на родину своих предков, другие, остались на украинской земле, постепенно украинизировались. Многие из тех, кого в годы войны согласно жестоким сталинским указом от 28 августа 1941 «О депортации всех немцев в Поволжье» принудительно вывезли из Украины на Восток, обрусели, ассимилировались с представителями других национальностей. Нередко об их немецкие корни напоминают лишь фамилии или имена родителей. Но это уже новые страницы истории украинских немцев, их часто нелегкой судьбы.

Автор : Коваленко Елена Владимировна — Заведующая отделом Кременчугского краеведческого музея

Литература:
1. Бергер Є.Д. Німці в Кременчуці // Інформаційний бюлетень. – № 12–13.
2. Павловський І.Ф. Немецкие колонии в Полтавской губернии в XIX в. (1808–1867). –
Полтава, 1913.
3. Лушакова  А.Н.,  Евселевский  Л.И. Улицами  старого  Кременчуга. –  Кременчуг. –
2001
4. Жук  В.Н. Німецькі  колонії  на  Полтавщині //  Долею  пов’язані  з  Україною. –
Полтава: Дивосвіт, 2006.
5. Юшко  В.М. Німецькі  колоністи  у  Кременчуці  та  їх  внесок  у  розвиток  міста //
Автограф. – № 4. – 22 січня.
6. Жук  В.Н. Вклад  німецьких  колоністів  у  розвиток  легкої  промисловості  в
Кременчуці // Долею пов’язані з Україною. – Полтава: Дивосвіт, 2006.
7. Архів Кременчуцького краєзнавчого музею. Справа 371. Скрипинська Т.В. Із історії
Кременчуцької німецької колонії. – Кременчук, 2001.
8. Шандра В.  З  історії  початкових  німецьких шкіл  в Україні  в XIX –  поч. XX  ст. //
Старожитності. – 1994. – № 7–8.
9. Кременчуку – 435  років. Матеріали  науково–практичної  конференції /За  ред.
Лушакової А.М., Якименко М.А. – Кременчук: ПП Щербатих О.В., 2006.
10. Жук В.Н. Життєві шляхи  німців  на Полтавщині XIX –  на  поч. XX  ст. // Долею
пов’язані з Україною. – Полтава: Дивосвіт, 2006.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.