»

Судьба украинских остарбайтеров

Остарбайтеры

Уже третье поколение родившихся после войны вступает во взрослую, самостоятельную жизнь. Но раны, нанесенные войной, незаживающие. Они болят  украинскому народу, свыше 8,5  млн. погибших сынов и дочерей, взрывами бомб и снарядов, которые летели на головы тогда еще малолетних
детей войны, заревы пожарищ, которые до сих пор взблескивают в зрительной памяти тех, кому выпало пережить те ужасы. Каждый день редеют ряды фронтовиков, военных вдов, участников трудовых будней войны.
Мы должны лелеять их как национальную элиту, которая олицетворяет мужество и отвагу, самоотверженность и неподдельный патриотизм, и является живым носителем героических традиций народа.
Чтобы не допустить страшного тяжелого времени, нечеловеческих страданий, нужно знать о них не из кинофильмов, а с воспоминаний очевидцев. 
На территории Козельщинского района на сегодня проживает 3010 участников войны.


Чтобы не допустить страшного тяжелого времени, нечеловеческих страданий, нужно знать о них не из кинофильмов, а с воспоминаний очевидцев. 
На территории Козельщинского района на сегодня проживает 3010 участников войны.
Судьба была к ним благосклонной: им повезло остаться живыми. Ведь больше чем 5000 солдат района не возвратились к своим семьям. Их верные подруги - свыше 500 солдатских вдов, которых не сломали страшные похоронки, которые нашли в себе силы поднять детей, пронести через всю  свою  жизнь память о самых дорогих людях - мужей, павших на фронте, живы и до сих пор. 
Гитлеровцы на козельщанськой земле принесли достаточно бедствия. В период оккупации (сентябрь 1941 года -  сентябрь 1943 года) фашисты расстреляли,  повесили, свыше 200 мирных  жителей. Больше 2300 людей, преимущественно молодых, оккупанты вывезли на каторжные работы в Германию. Часть из них  погибла от непосильной работы , кое-кто - во время бомбардировок территории Германии авиацией союзников, а другие после освобождения  англо-американскими войсками побоялись возвратиться на Родину и поехали в другие страны.
Михайленко (девичья  фамилия -  Гаврилець) Марие Харитоновне  повезло, живой и невредимой возвратилась домой. Сегодня ей тяжело припомнить все события  длинной и бурной жизни, болью отзываются в памяти отдельные эпизоды, так как судьба не всегда была благосклонна к ней, а возможно, время было такое.
В семье Харитона Васильевича и Софии Захаровны было 4 детей: Полина, Харитон, Мария и Ольга. Родителям приходилось прилаживать много усилий, лишь бы дети были накормлены и одетые по человечески. А тут еще беда постигла семью: отец, кормилец и опора семьи, трагически погиб. Поехал лодкой ставить в озере ятерь, чтобы поймать голодным детям рыбы, а его (как говорили потом люди) убили за эту рыбу односельчане Геращенко Явтух и Геращенко Митрофан.
Осталась София Захаровна совсем одна с 4- ма детьми на руках. Выжили дети, только благодаря ее чрезвычайному трудолюбию, любви к детям, желанию дать  им счастье, которого не испытала сама.
А могли и не выжить, как и сотни, тысячи подобных украинских семей. Сказать, что не было хлеба - все равно, что не сказать ничего. Урожай был, зерно  было. Но было и другое: "буксиры", была антинародная заготовка. Более всего запомнились "заготовщики" Коршун Софрон, Гаврилець Петр Порфириевич, Корецький Яков, Корецький Афанасий. Самые такие же бедняки, но наделенные какой-не-какой властью, забирали беспощадно все: одежду, зерно, любую
утварь, не жалея ни стариков, ни детей. А на каждого из них дома также ждало до десяти голодных ртов.
В семье соседа вытянули борщ, который варился в печи, высыпали из него навар и забрали с собой. Несчастная семья не знала, что делать и как выжить, но выстояла.
Марии, как и многим тогда юношам и девушкам, выпало побывать в роли каторжника, подневольника - "остарбайтера". Тот, кто хотя бы один день был рабом, не разгибаясь 10-12 часов, тот по-настоящему может оценить этот ужас. Кто сопротивлялся и был недовольным, а еще когда и открыто высказывался, того,  были случаи - расстреливали, а чаще - жестоко избивали и подвергали пыткам. Били куда попало и чем попало: палками, кулаками, рабочими инструментами,  ломали ребра, руки, проваливали головы. Из других - высасывали силы по капле. 
За статистическими данными на принудительную работу в Германию было вывезено 2,4 млн. украинцев (80% от всего количества депортированных из оккупированных районов СССР в Германию).
Начинали с тех, кто родился в 1920-22  гг., а потом - в 1922-24 гг., а под конец и родившихся в 1924-26 гг.. И чаще всего забирали тех, кто не имел защиты. Первый призыв об отправке на чужбину пришел в конце 1942 года из управы (она находилась в  с. Пески  Козельщинского района). Староста села  Гаврилець  Василий Максимович самовольно указывал немцам на пригодную для работы молодежь. Своих детей Василия и Галину всячески спасал и защищал, а чужих направлял на принудительные работы. Сейчас трудно сказать, или его заставляли, или он сам так совершал. 
Везли отобранных в Германии, большей частью, до станции подводой, так как 13 км. гнать пешком слишком долго, и не уследишь - убегали.
Знала семнадцатилетняя девушка, которая участь постигнет ее в чужом краю, беззащитную среди варваров - чужеземцев. В селе уже ощутили жестокость новой  власти, пренебрежение к себе как к людям низшего сорта. Поздно вечером люди боялись выходить на улицу, так как могли и застрелить.
В отчаянии убежала Мария из дома в отдаленное село Бутенки к своему дяде Корецкому Федору Захаровичу. Но у него, хотя и был он старостой села, долго не засидишься. И когда страх притупился, возвратилась домой. И, наверное, таки стать невольницей. Пришел полицай Корсунь Федор и поставил ультиматум: или  ты добровольно поедешь в Рейх, или твою мать расстреляют.
Собрав самое необходимое, простилась с родными. С такими же подневольниками (из села в этот раз забрали 4 девушки - ровесницы и одного юношу) отправилась в неизвестность.
В Германию ехали в холодном товарном вагоне, в котором когда-то перевозили скот. Это были телятники без окон, а где были окна - вешали рядами гранаты. Ребята и девушки как могли поддерживали друг друга. Есть и пить не давали совсем. Только в Польше выдали по несколько яиц. Хозяин лучше относился к собаке, чем конвой к сопровождаемым.


Страница 1 из 2 1 2