Кременчугский театр в годы фашисткой оккупации

Кременчугский театр в годы фашисткой оккупации

Великая Отечественная война оставила глубокие шрамы в исторической судьбе украинского народа. Не было ни одной семьи, которая бы не пострадала, не ощутила боль потерь.
Среди многочисленных и тяжелых преступлений гитлеровцев на украинской земле преступления против культуры занимают весомое место. Один из идеологов фашизма А.Розенберг провозгласил: «Украинский народ не может существовать без немецкой организации и руководящего начала. Плодородная и
богатая Украина должна стать немецкой колонией…».
Грабежом культурных и научных ценностей руководила созданная при штабе рейсхминистра «восточных  территорий» специальная группа «Украина». Фашистское  командование прямо призвало своих воинов и чиновников к вандализму в оккупированных районах, где «никакие исторические или художественные ценности не имеют значения».

Огромные потери понесли украинские театры и кинотеатры. Целыми вагонами вывозились в рейх реквизит, декорации, мебель, киноустановки и т.п.. При отступлении оккупантами было уничтожено 62 театра.
Фашисты уничтожали национальные святыни Украины, старались лишить народ его культуры. Кровавый палач Эрих Кох писал, что «украинцам не следует восхищаться произведениями Тараса Шевченко и песнями бандуристов, а больше думать о физической работе в Германии». Тем не менее  оккупанты проводили политику заигрывания с местным населением. Не запрещали начальное образование, была разрешена деятельность православных церквей, открывались так называемые «культурные точки».
На протяжени всего периода фашистской оккупации работал в Кременчуге городской театр им. И.Тобилевича. Главным режиссером театра был Ф.Т.Митин.  Занавес, люстра, театральные кресла — все осталось из довоенного времени. Труппа состояла преимущественно из любителей, но были и профессионалы. Среди наиболее одаренных актеров хочется вспомнить Мезенцева, Белова, Трохимова, Баля (к сожалению, известно очень мало имен).
Некоторые актеры успели побывать на фронте. Так, Борис Петрович Лукьянов принимал участие в обороне Полтавы. Он запомнил каждый миг своего первого боя 17 августа 1941 г., налеты авиации, зверства оккупантов, в лапы к которым он попал. Так случилось, что его отправили в лагерь для военнопленных в Кременчуг, куда еще до войны переехала его семья. Военнопленных часто гнали на строительство моста, и Борису Петровичу удалось убежать. Мать сумела достать для него новый паспорт, и соответственно право на проживание в городе.
Театр в Кременчуге уже работал. Каждому актеру выдавали «аусвайс» — удостоверение личности и вместе с тем пропуск, который имел немалое значение в условиях оккупации. Поэтому Борис и пошел в театр.
«В театре работали режиссеры с опытом — Федор Митин, Григорий Пелашенко. Ставил спектакли и молодой Николай Баль —  перед войной он закончил 3 курса  актерского факультета Киевского театрального института, — у Амвросия Бучмы. На одном курсе с ним училась Нонна Копержинская».
28 июня 1941 г. Николай Баль добровольцем пошел на фронт, воевал в составе первого соединенного Киевского политполка. В бое под Борисполем был ранен и попал в плен. Ему тоже удалось бежать и добраться в родной Кременчуг. Устроился работать в театр, который был местом общения молодежи.
В 1941 г. оккупационная газета «Днепровская волна» печатала объявление: «Городской  театр им.Тобилевича покупает украинские костюмы, полотенца,  скатерти, ковры, пояса и др.».
«Городскому театру им.Тобилевича для участия в хоре и мужском квартете нужны 2 тенора и 2 баса. Администрация».
«Городскому театру им.Тобилевича  для  балета нужны танцоры —  мужчины. Обращаться к балетмейстеру театра».
Цензура была очень суровой. На сцене театра шли спектакли «Наталка-Полтавка» И.Котляревського, «Цыганка  Аза»  М.Старицкого, «Бесталанная»  И.Карпенка, «Сватанье на Гончарівці»  Г.Квитки-Основьяненка, «Гайдамаки»  Т.Шевченко и «За  двумя  зайцами» Г.Старицкого.
Очень редко в театр приезжали немецкие артисты. Иногда немцы приходили на спектакли наших актеров, организовывали лекции, викторины. С первых недель  оккупации в театр силком сгоняли кременчугскую молодежь на лекции, которые были просто агитацией и призывом добровольно ехать на работу в Германию.
Летом 1942 г. Борис Лукьянов познакомился с Александром Кривицким, руководителем подпольной антифашистской организации, которая действовала  в  Кременчуге с осени 1941 г. В театре собралась группа людей во главе с Борисом Лукьяновым, которых объединила подпольная борьба.
Это были Николай Баль, Наталия Дембицька, Михаил Гринченко, Иван Коваленко и Шура Мансурова. Когда на кременчугской сцене была поставлена антисоветская  пьеса В.Дубровського «Возвращение к Европе», подпольщики сделали все, чтобы, как упоминал Борис Петрович, «пустить ее под откос».
«Я играл там бессловесную  роль немецкого солдата, который мирно заходит в чью-то квартиру. Без ведома режиссера начал вести себя на сцене грубо, сделал грим, и вот мой непривлекательный, грязный немец жадно заглядывает в горшки, открывает ящики, что-то выискивает, лишь бы украсть. Одним словом, я собственной режиссурой разоблачал немца — вора и мародера».
В 1942 году в фойе театра немцы организовали большую выставку «Волшебная Германия».
На  стенах  были  размещены виды Германии с изображением идеальной жизни «высшей арийской расы». Плакаты призвали добровольно ехать в Германию, в эту «страну чудес». Но и эту выставку использовали подпольщики с целью разоблачения лживой немецкой пропаганды. Николай Баль, Борис Лукьянов и Иван Коваленко заменили несколько выдуманных писем из Германии настоящими, где вывезенные на каторжные работы молодые люди рассказывали о своей ужасной жизни. В книге отзывов они делали записи, преисполненные ненависти к Гитлеру и его «нового порядка». В этой книге появились призывы: «Смерть Гитлеру!  Мы не рабы, в Германию не поедем! Прочь фашизм!» Некоторые макеты из выставки были похищены и уничтоженные.
Члены подпольной группы театра распространяли открытки. Николай Баль написал несколько злободневных пародий на известные песни и стихи: «Крутится, вертится шар голубой…», «Синий  платочек», «Песня про Чорный лес», «Письмо матери», «Ода  бургомистру Алею», «Песня про партизана Голоту».

«Знову кров’ю фашистська сволота
Напоїла вкраїнські поля.
Знов козак український Голота
З гнівом в серці сідлає коня. А за ним – скільки погляду стане,
З міст і сіл, із лісів і дібров –
Йдуть і йдуть партизани
Відплатить за свободу, за кров. 
Повставай, повстань, народе,
Банди Гітлера трощить!
Хто вдихав вітри свободи,
Той рабом не зможе жить».


Такие открытки часто находили зрители в своих карманах.
Актеры приложили немало усилий, чтобы  воспрепятствовать немцам вывезти декорации театра при отступлении. Но, к сожалению, эти усилия оказались  напрасными. Здание театра было полностью разрушено со всеми декорациями и реквизитом.
После освобождения города много молодых актеров пошли на фронт.
По-разному сложились их судьбы после войны. Не расстался с театром М.Баль: он был режиссером в Ровенском и Черниговском музыкально-драматических  театрах, в драматических театрах Марийской, Башкирской и Татарской АССР. Последние годы прожил в Кременчуге, где и умер в 1991 году.
Актером Национального академического драматического театра им. И.Франко стал Борис Петрович Лукьянов. 25 июня 2005 года ему исполнилось 84 года.
Иван Коваленко стал актером Кременчугского драматического театра им. Саксаганского, который сразу же после освобождения, уже в октябре 1943 г., начал набирать свою труппу. Позднее он работал в одной из школ Кременчуга.

Иванченко О.Н.

Материалы научно — практической конференции «Кременчугу — 435 лет»

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.