»

Многоликие судьбы одного кременчугского здания

История здания Типографии в Кременчуге по улице Победы, 34

Авторы:

Лушакова Алла Николаевна - к.иск-ведения, доцент кафедры инженерной компютерной графики и дизайна

Кременчугский национальный университет имени Михаила Остроградского

Шепетовский Борис -  краевед г. Ришон-ле-Цион, Израиль

Работа над Сводом памятников истории и культуры, возобновившаяся в Украине с 2002 года, актуализирует исследование архитектурного наследия нашей страны.

Объект исследования: здания и сооружения - памятники архитектуры и истории города Кременчуга.

Предмет исследования: история здания по улице Победы, 34, ныне занимаемое предприятием «Кременчуцька міська друкарня».

Специальные работы, посвящённые истории и архитектуре этого здания, не обнаружены. Есть только одно мимолётное упоминание о нём в описании улицы Победы, на которой здание расположено [1, c.76]. Поэтому главными источниками при написании данной статьи стали дореволюционные адресные и справочные книжки Полтавской губернии, дореволюционная периодика Кременчуга, документы, хранящиеся в архивном отделе исполнительного комитета Кременчугского городского совета и Центральном государственном архиве высших органов власти и управления Украины (ЦГАВ Украины), а также изданные письма и воспоминания раввинов ХАБАДа и учащихся иешивы «Томхей Тмимим», деятельность которых непосредственно была связана с Кременчугом.


Дореволюционный Кременчуг, как и большинство южных украинских торгово-промышленных городов был многолюден, многоязычен и веротерпим. На протяжении XIX – начала ХХ века он неизменно входил в первую десятку самых крупных городов Украины. По экономическому потенциалу Кременчуг занимал второе, после Харькова, место среди городов Левобережной Украины и четвёртое, после Киева, Екатеринослава и Херсона, среди городов Приднепровья. По данным Первой Всероссийской переписи населения 1897 года, в конце XIX века Кременчуг по количеству населения (63 007 человек) [2, с. 1] не только обогнал все города Полтавщины, но и значительно превзошёл многие приднепровские губернские (Смоленск – 47 тыс. чел.; Могилёв – 43 тыс. чел.) и все уездные центры (в Черкассах, например, зарегистрировано только 30 тысяч жителей) Европейской части Российской империи [3, с. 15].

Существенно отличался Кременчуг от других городов Полтавщины по национальному составу своих жителей. Большинство населения Полтавской губернии составляли украинцы – 57,15 %, затем следовали евреи (29,34 %) и русские (11,39 %). На остальные национальности приходилось чуть больше двух процентов. В Кременчуге первое место по количеству жителей занимали евреи (46,95 %), далее шли украинцы – 30,12 % и русские – 19,25 %. Представители других национальностей составляли более 3,5 %. Из сорока национальностей, зарегистрированных Первой Всероссийской переписью в Полтавской губернии, в Кременчуге обитали представители 35. В то же время в Полтаве проживали представители только 31 национальности. Другие города Полтавщины отличались большей однородностью (в Лубнах этот показатель составлял 14, в Переяславе – 13, в Кобеляках – 10, в остальных городах – менее 10) [2, с. 7].

Пестрота национального состава накладывала яркий отпечаток на облик дореволюционного Кременчуга. И если религиозная деятельность большинства национальных общин отличалась замкнутым характером, куда допуск для представителей иных религиозных конфессий был ограничен или закрыт, то в экономической, социальной, культурной, бытовой жизни происходило активное взаимодействие и взаимовлияние разных национальностей друг на друга. Скажем, еврейский язык, который был родным для половины жителей города, не только понимали кременчужане не евреи, но многие пристойно говорили на идиш. В повседневной простонародной речи то и дело встречались еврейские слова. Блюда национальной еврейской кухни, например, фаршированную щуку, готовили во многих русских и украинских кременчугских семьях. Запрет для евреев на работу в субботу не только уважался представителями других национальностей, но при необходимости срочной работы соседи не евреи заменяли иудеев.

Многие общественные и жилые здания и сооружения Кременчуга были связаны с выдающимися деятелями или знаменательными событиями в жизни различных национальных общин. В учебных заведениях, таких как Мариинская женская гимназия, Александровское реальное училище, Алексеевское коммерческое училище, фельдшерско-акушерская школа, техническое железнодорожное училище работали преподавателями и учились представители разных национальностей. Весьма многонациональны по составу были ряды кременчугских врачей, банкиров, предпринимателей, рабочих. И до сегодня в благодарной устной народной памяти кременчужан сохранились имена врачей: украинцев А. Т. Богаевского и М. В. Димары, немца В. Ф. Дица, евреев М. А. Диканского и Р. М. Кагановой.

К сожалению, в годы Второй мировой войны Кременчуг был разрушен на 97%. В её огне погибли практически полностью материальные свидетельства многовековой истории города. И каким-то чудом уцелело здание, в бытовании которого отразились памятные события дореволюционного периода, бурных лет революции, послереволюционных преобразований и послевоенного возрождения. Удивительным образом в его судьбе переплелись благотворительная деятельность кременчужан, яркие события духовной жизни еврейской общины, история развития советского образования, местной печати и издательского дела города.

Речь идёт о здании по улице Победы, 34. Начальный период его существования связан с деятельностью одной из старейших и авторитетнейших благотворительных организаций города – Кременчугского общества вспомоществования бедным. К сожалению, его история исследована мало. Неизвестна даже дата основания. В адресных и справочных книжках Полтавской губернии сведения об Обществе появляются с конца XIX века. Во главе его находился попечительный комитет, в состав которого избирались солидные люди, отличающиеся не только своим состоянием, но, главным образом, добропорядочностью, милосердием и готовностью оказать помощь согражданам, попавшим в беду. Так, в 1900 году попечительный комитет был избран в количестве 16 человек. Должность секретаря занимал известный украинский композитор М. Н. Колачевский, казначея – уездный воинский начальник, полковник, а затем генерал-майор А. И. Ходоровский. Среди рядовых членов Общества находим хорошо известные в городе имена: доктора медицины, главного врача Кременчугской губернской земской больницы, гласного Кременчугской городской думы А. Т. Богаевского, крюковского купца, гласного Кременчугской городской думы И. П. Герасимова, пастора Кременчугской лютеранской церкви Е. К. Фон-Финднера, кременчугских купцов Е. Е. Файдыша, Г. Б. Оренштейна, М. Н. Кеденко, гласного Кременчугской городской думы, поручика конной артиллерии А. Ф. Дыздерева, нотариуса П. Е. Голембиевского, генерал-майора М. Ф. Костенко, Х. Д. Бендер. В состав попечительного комитета входило несколько дам: В. Н. Патрина, Л. А. Васильева, В. С. Вязьмитинова. Возглавляла комитет жена кременчугского купца Е. Н. Трефильева [4, с. 52].

Хорошим примером благотворительности для кременчужан служили руководители органов местного самоуправления – городские головы и председатели уездного земства, многие из которых были непременными членами попечительного комитета Общества (А. Я. Изюмов, М. Н. Колачевский, Д. Н. Милорадович, А. Ф. Дыздерев, П. А. Белевич и другие).

В начале ХХ века количество членов попечительного комитета возрастает до 20. Многие исполняли эту почётную обязанность на протяжении нескольких лет. Например, лютеранский пастор Е. К. Фон-Финднер входил в состав попечительного комитета, по меньшей мере с 1900 до 1917 года, занимая должности казначея и помощника председателя. В начале ХХ века возглавляли комитет, преимущественно, дамы. Сохранилось несколько имён. Кроме, уже упоминавшейся, Е. Н. Трефильевой, это были В. В. Колачевская, [5, отд. II, с. 160] – жена М. Н. Колачевского, В. С. Вязьмитинова [6, отд. II, с. 34]. – жена городского судьи И. А. Вязьмитинова, М. П. Казина [7, отд. II, с. 289].

Под опекою Общества находился приют (или, как он назывался в XIX веке, убежище) для малолетних сирот, а также богадельня и приют для престарелых и увечных бедных. Приют для малолетних сирот существовал с XIX века, по крайней мере, он уже упоминается в словаре Брокгауза и Ефрона под 1891 годом. Там же указывается общая сумма расходов Общества в 1891 году – 3191 руб. [8]. 

Здание по улице Победы, 34. Февраль 2014 года

Резкий подъём экономики города в начале ХХ века способствовал расширению благотворительности, появлению новых форм и методов деятельности благотворительных организаций. К примеру, в 1904 году при Обществе вспомоществования бедным, кроме детского приюта (заведующая И. М. Булгакова), существовали женская ремесленная школа (заведующая Т. В. Тюрке), вечерняя бесплатная школа грамоты (заведующий священник Н. Димара) и контора по найму служащих Общества (заведующий доктор С. П.Ярин) [6, отдел II, Кременчуг, с. 34]. 

Увеличение благотворительных поступлений и пожертвований вело к укреплению материальной базы Общества, что позволило приступить к сооружению нового здания. В 1910 году по заказу Общества и на его средства по улице Киевской, 26 (ныне улица Победы, 34) строится двухэтажный на мощном подвале каменный дом. К сожалению, пока не установлены имена его архитектора и строителя. В августе 1910 года местная газета сообщает о том, что сооружение здания Благотворительного общества закончено, но официальное освящение его отложено до середины сентября.

Иешива «Томхей Тмимим»

В новом здании разместились: на первом этаже ремесленная школа и приют Общества, а на втором – 2-я приходская школа [9]. Накануне революции, в 1916 году, заведующим 2-м приходским училищем был А. С. Матвеев, учителями М. М. Драч и Е. Ф. Савчинская, законоучителем священник Якубовский. [10, с. 214]. Детский приют возглавляла М. В. Веткова, её помощницей была учительница А. В. Дьякова. Во главе ремесленной школы находилась М. А. Глушко. В другом доме по переулку Елисаветинскому (теперь Крупской), также принадлежавшем Обществу, размещалась богадельня, которой заведовала К. П. Умеренко [11, с. 221].

Председателем попечительного комитета Общества была М. П. Казина, её заместителем - Е. К. Фон-Финднер, секретарём - Л. Н. Чеботарёва, обязанности казначея исполняла Ю. Л. Лисс [12, с. 223].

Дальнейшая судьба и самого благотворительного Общества, и всех опекаемых им организаций после потрясений 1917 года неизвестна.

В конце весны 1918 года, во времена Украинской державы гетмана Скоропадского, которые характеризовались относительной стабилизацией власти и попыткой вернуться к прежним имущественным отношениям, здание бывшего Общества вспомоществования бедным покупает богатый кременчугский еврей сторонник движения ХАБАД раввин Ихиэль Цви Гирш

 Гурари для размещения в нём иешивы «Томхей Тмимим».Иешива? (в буквальном переводе с иврита «сидение», «заседание»; во множественном числе иешивот; в русской традиции ешибот), – название высшего религиозного учебного заведения евреев.

Около двух тысячелетий иешивы являются одним из главных центров, где сохраняется, развивается и передается в поколениях традиционная еврейская культура. Иешива – единственный источник духовных лидеров еврейского народа. Пользуясь главенствующим авторитетом в еврейской среде, иешивы вплоть  до XIII–XIV веков выполняли законодательную функцию.

Иешива – один из основных элементов, определяющих социальную структуру евреев. Предоставляемая возможность каждому еврейскому юноше учиться в иешиве, обусловленная только его способностями и прилежанием, – главный фактор постоянного воспроизводства интеллектуальной и духовной еврейской элиты.

В зависимости от возраста (но не количества) учащихся иешивы бывают малые и большие. В малых учатся юноши от 13 до 17/18 лет, в больших иешивах возраст учащихся с 18 лет и старше.

В иешивах учатся только холостые юноши, проживают в общежитии. Учебные занятия продолжаются по 12 часов в день.

Иешива «Томхей Тмимим» (на иврите - «опора наивных») была основана в сентябре 1897 года в белорусском местечке Любавичи (ныне Смоленская область, Россия) пятым главой движения ХАБАД Шалом Довбером Шнеерсоном. В Любавичах «Томхей Тмимим» действовала на протяжении почти 20-ти лет, став одной из самых известных и престижных иешив Российской империи. 

Первая мировая и последовавшая вслед за ней гражданская войны сделали невозможным дальнейшее пребывание «Томхей Тмимим» в маленьких Любавичах и руководство иешивы приняло решение переехать в Кременчуг, где с конца весны – начала лета 1918 года «Томхей Тмимим» продолжила свою работу. 

Кременчуг, как место дальнейшей деятельности иешивы, был выбран вполне обоснованно. Один из первых ее выпускников раввин Ихиэль Цви Гирш Гурари, владевший в городе табачной фабрикой, предоставлял «Томхей Тмимим» часть приобретенного им большого здания. А кроме того, в городе имелись евреи, готовые ее содержать.

О том периоде основатель иешивы раввин Шалом Довбер Шнеерсон в письме от 2 числа месяца ав 5678 года (дата по еврейскому календарю. В современном летоисчислении 18 июля 1918 года) писал своему сыну, раввину Йосефу Ицхаку: «Что касается «Томхей Тмимим», то согласно письму раввина Элиэзера Каплана, бухгалтера иешивы, в настоящее время в Кременчуге находятся 42 старших учащихся... Ночуют и питаются они в доме Гурари, который недавно купил двор (за 75 тысяч) и отдает его «Томхей Тмимим». В доме 16 просторных комнат на двух этажах, кроме того говорит, что есть там хорошие залы, подходящие для учёбы, а также место для ночлега и питания и, разумеется, кухня» [13, с.237].

Раввин Игуда Хитрик в книге, название которой с иврита можно перевести как «Записи о пережитом», вспоминая о здании, которое Гурари передал «Томхей Тмимим», указывает, кроме прочего, и его точный адрес – улица Киевская, 26: «...Ребе РАШАБ (так представители ХАБАДа называли и называют пятого главу движения раввина Шалома Довбера Шнеерсона, (прим. авторов статьи) согласился, чтобы все духовные наставники вместе с учащимися из Харькова, Полтавы, а также оставшиеся в Любавичах и Щедрине переехали в Кременчуг. Там раввин и щедрый богач Ихиэль Цви Гирш Гурари, Всевышний отомстит за его кровь, [14]. купил для иешивы дом по улице Киевской, 26, роскошный дворец с просторным двором, содержащий 25 комнат. Был там большой зал для учебы, комнаты для еды и сна приблизительно для 100 учащихся» [15, с. 385].

По воспоминаниям раввина Хитрика, в 1919 году в ней училось порядка 150 учащихся в возрасте от 18 лет и старше, т. е. в этом здании располагалась большая иешива, средняя и малая иешивы (группы учащихся младших и средних классов) находились в здании по соседству, которое предоставил Кричевский.

Интересные детали о «Томхей Тмимим» встречаем также в книге бывшего ее ученика раввина Элиэзера Наноса «Меня охраняла суббота»: «В 1914 году разразилась война, которую потом назвали Первой мировой. Через три года, в 1917 году, фронт стал приближаться к Любавичам, и иешиву перевели в Украину, в Кременчуг. Там ученики и преподаватели разместились в доме одного богатого еврея по фамилии Кричевский, а затем хасид раввин Цви Гурари выделил для иешивы двухэтажное здание с большим подвалом. Ученики и преподаватели разместились в самом здании, а в подвале была устроена кухня» [16, с. 18].

В период кратковременного возрождения советской власти в 1919 году (между Директорией и захватом города деникинцами) большевики отнеслись к религиозной школе снисходительно: иешива «Томхей Тмимим» была признана высшим еврейским учебным заведением; каждый учащийся был признан студентом; на основании чего они получали порцию хлеба и талоны на питание [17, с. 182].

Большая иешива находилась в Кременчуге до лета 1920 года. Затем она перебазировалась в Ростов-на-Дону. Что же касается малой и средней иешив, то они действовали в городе вплоть до лета 1930 года. При этом несколько лет нелегально, советская власть, как известно, борясь с пережитками прошлого, наложила на иешивы запрет. Интересные факты об их деятельности в Кременчуге в 20-е годы приводятся в воспоминаниях Г. Дейча [18].

Кременчугский период занимает особое место в истории «Томхей Тмимим». В здании по улице Киевской, 26 преподавали и работали известные в еврейском мире раввины Шмуэль Гронэм Эстерман, Мешулам Ядидья Куратин, Ихезкэль Фейгин, Авраам Драйзин... В его стенах учились раввины Элиэзер Нанос, который в течение почти 20-ти лет, проведенных им в сталинских лагерях, строго соблюдал еврейский религиозный закон [19], Исраэль Джейкобсон – внесший огромный вклад в становление и развитие движение ХАБАД в США, Игуда Хитрик – активно способствовавший развитию ХАБАДа в Канаде, Ицхак Ривкин и другие.

Сегодня иешива «Томхей Тмимим» представляет большую разветвленную сеть иешив, расположенных во многих странах Америки, Европы, а также в Австралии. Центральное отделение «Томхей Тмимим» находится в Нью Йорке.

Во исполнение декретов, принятых в первые годы советской власти, в стране были национализированы частные школы, а их дальнейшее существование запрещено; введено бесплатное обучение, совместное обучение детей обоего пола; школа отделялась от церкви, а церковь – от государства; запрещалось преподавание в учебных заведениях какого бы то ни было вероучения и исполнение обрядов религиозного культа; отменялись физические наказания детей; все национальности получили право обучения на родном языке; положено начало созданию системы общественного дошкольного воспитания; выработаны и введены в действие новые правила приёма в вузы.

Структура образования в Украине несколько отличалась от российской. Базовой школой провозглашалась трудовая семилетка. После её окончания для получения законченного среднего образования, и одновременного получения профессии, создавались профессиональные школы. В структуре высшего образования упразднялись университеты, на их базе создавались отраслевые институты и институты народного образования (ИНО). В институты народного образования были также реорганизованы дореволюционные педагогические институты и высшие женские курсы. Но было понятно, что существующие учебные педагогические заведения не способны обеспечить резко увеличившуюся сеть школ необходимым количеством учителей. Поэтому существенные изменения претерпевает система профессионального педагогического образования. В 1920 году педагогические техникумы и учительские семинарии превращают в трёхгодичные педагогические курсы, которые, по мысли создателей, должны были стать культурно-педагогическими центрами не только подготовки, но и повышения квалификации учителей. Комплектовали курсы так же, как и институты народного образования, выпускниками профессиональных, а не семилетних школ. По правовому статусу их отнесли, наравне с техникумами, к высшим учебным заведениям.

Высшие трёхгодичные педагогические курсы сыграли важную роль в становлении педагогического и гуманитарного образования в Украине. На их основе вырос ряд высших и средних специальных учебных заведений гуманитарного профиля. Например, Сумской государственный педагогический университет имени А. С. Макаренко, Черкасский национальный университет имени Богдана Хмельницкого, Хмельницкая гуманитарно-педагогическая академия, Кировоградский государственный педагогический университет имени В. Винниченко и другие. 

В 1920 году в Кременчуге, который к тому времени становится административным центром вновь созданной губернии, основывается первое высшее светское учебное заведение – Кременчугские трёхгодичные педагогические курсы с украинским языком преподавания [20]. Они заняли опустевшее здание, где раньше находилась иешива «Томхей Тмимим», по улице Киевской, 26. [21]. Кроме собственно трёхлетних курсов в здании разместились также 6-месячные курсы социального воспитания, что вело к тесноте и вызывало неудовольствие администрации высших курсов.

Исследователь Василенко Д. П. обнаружила документы, из которых следует, что первый набор на курсы составил 47 человек (24 мужчины и 23 женщины). По своему социальному происхождению это были крестьяне в возрасте до 22-х лет, украинцы по национальности, за исключением одного грузина [22]. Педагогический коллектив в 1921-22 учебном году состоял из 19 человек, подавляющее большинство преподавателей имели высшее образование (среднее было у преподавателей физической культуры, рукоделия, трудового обучения и у заведующего). В 1920-1922 гг. должность заведующего исполнял А. В. Клименко, его заместителем, заведующей учебной частью была Р. Ю. Кривусева. Из других следует отметить преподавателя экономических дисциплин М. М. Нечаева, в будущем одного из создателей Кременчугского краеведческого общества, автора экономических разделов первого довоенного краеведческого очерка «Кременчук», и выпускника Московской консерватории, страстного пропагандиста украинской народной песни и хоровой музыки, создателя украинской народной хоровой капеллы имени Н. В. Лысенко П. М. Сапсая, который преподавал на курсах музыку и пение [23].

В здании по улице Киевской, 26 курсы находились до лета 1923 года. 30 августа 1923 года местная газета «Наш путь» опубликовала небольшую заметку, из которой следовало, что малый президиум Кременчугского окружного исполнительного комитета признал необходимым выделить для курсов здание бывшего Александровского реального училища, выселив из него Дивизионную школу, осевшую там в годы гражданской войны [24].

Освободившееся здание передают отделу народного образования, который размещает в нём две трудовые школы – украинскую и еврейскую. В «Технико-экономическом обосновании к генеральному плану города Кременчуга» подаётся перечень учебных заведений по состоянию на 1930 год, где, в частности, сказано, что в здании по адресу улица Розы Люксембург, 26 (до революции улица Киевская, 26) находились трудовая школа № 4 (364 ученика), и трудовая школа № 12, в которой обучалось 117 учащихся [25].

В связи с индустриализацией страны и переходом ко всеобщему начальному образованию в сельской местности и неполному среднему в городах, в 1931 году система народного образования в очередной раз подвергается реформированию. Трудовые семилетки в городах в большинстве случаев превращаются в школы фабрично-заводского обучения или фабрично-заводские семилетки (ФЗС). Так трудовая семилетняя школа № 4 становится ФЗС № 4, занимая всё здание по улице Розы Люксембург, 26. А трудовая семилетка № 12 переезжает в район Ревовки и Ново-Александровского хуторка [26].

После унификации системы народного образования во всех республиках Советского Союза, в 1934 году, утверждается единная структура, включающая начальную, неполную среднюю и среднюю школы. Соответственно, ФЗС № 4 получает название средней школы № 4 [27].

В годы Второй мировой войны здание сильно пострадало от пожара, в огне которого сгорели все деревянные конструкции и детали: перекрытия, оконные рамы, двери, полы… Осталась только кирпичная коробка. Она передаётся для восстановления под городскую типографию. Проект восстановления составляется в 1950 году (Полтавский облпроект, архитектор В. А. Пасечный, старший инженер Попова). [28]. Так как техническим заданием не предусматривалось расширение или увеличение здания, а детали отделки лицевого фасада сохранились в целом неплохо, принимается решение о сохранении его довоенной отделки. Благодаря этому в современной застройке города сохранилось типичное здание общественного назначения, возведённое в эклектическом стиле, любимом и широко распространённом в Кременчуге в предреволюционную пору.

В связи с практически полной утратой архитектурного наследия города дореволюционной и довоенной поры, а также учитывая определённые художественные достоинства здания и его типичный для Кременчуга характер, исполнительный комитет Кременчугского городского совета народных депутатов своим решением № 273 от 07.04.1988 года [29] внёс здание Кременчугской типографии в перечень охраняемых объектов как памятник архитектуры местного значения. Но, исходя из изложенного выше, следовало бы изменить категорию охраны, присвоив зданию статус памятника не только архитектуры, но и истории местного значения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Лушакова А. Н. Улицами старого Кременчуга / А. Н. Лушакова, Л. И. Евселевский. – Кременчуг : Кременчук, 2001. – 224 с. 

2. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года. Изд. Центр. Стат. Комит. Мин. Внут. Дел / под ред. Н. А. Тройницкого. – Т. XXXIII. Полтавская губерния. – СПб. : Т-во художественной печати, 1904. – 315 с.

3. Савенко А. Путеводитель по Днепру и Десне от Киева до Екатеринослава и Чернигова / А. Савенко. – К. : Изд. И. А. и Г. Б…, 1907.  – 88 с.

4. Адрес-календарь и справочная книжка Полтавской губернии на 1900 год / составлен Д. А. Иваненко. – Полтава : Типо-литография Губернского Правления, 1900, – 53 с., 167 с., 80 с.

5. Адрес-календарь и справочная книжка Полтавской губернии на 1898 год / составлен Д. А. Иваненко. – Полтава : Типо-литография Губернского Правления, 1898. – 56 с., 97 с., 210 с.

6. Адрес-календарь и справочная книжка Полтавской губернии на 1904 год. – Полтава : Типо-литография Губернского Правления, 1904. – 496 с.

7. Памятная книжка Полтавской губернии на 1915 год. – Полтава : Типо-литография Губернского правления, 1915. – 542 с.

8. Брокгауз Ф. А. и Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. – [Электронный ресурс]. –Режим доступа :  http://okrain.net.ua/article/read/Znachenie-slova-Kremenchug-v-Enciklopedicheskom-slovare-Brokgauza-i-Efrona.html © «Окраины Кременчуга»

9. Кременчугская жизнь, 1910, № 56.

10. Памятная книжка Полтавской губернии на 1916 год. – Полтава : Типо-литография Губернского Правления, 1916. – Отд. III. – С. 145-234.

11. Там же.

12. Там же.

13. 5749.(История ХАБАДа в советской России с 1917 по 1950 годы (иврит) / под редакцией раввина Шломо Левина. – Бруклин, Нью Йорк : Кегот, 1989. –  454 с.).

14. Раввин Ихиэль Цви Гирш Гурари погиб в годы Второй мировой войны в Варшавском гетто.

15. 5769.(И. Хитрик. Записи о пережитом (иврит). Выпущено семьей автора, 2009. – 490 с.).

16. Э. Нанос. Меня охраняла суббота / Э. Нанос. – Иерусалим : Шамир, 2014. – 200 с.

17. Гутин Реактор бедности: записи, люди, воспоминания (иврит). – Тель Авив : Акад, 1979.  – 272 с. 

18. Дейч Г. Кременчуг в 20-е годы 20 века / Г. Дейч. – [Электронный ресурс]. Режим доступа : http://kremenhistory.org.ua/ru/evrei-v-istorii-kremenchuga/314-evrejskij-kremenchug-v-20e-gody-20-veka-glazami-sovremennika.

19. В честь раввина Элиэзера Наноса названа улица в Иерусалиме.

20. Майборода В. К. Вища педагогічна освіта в Україні: історія, досвід, уроки (1917–1985 рр.). – К. : Либідь, 1992.  – С. 48–50.

21. Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины (ЦГАВ Украины), ф. 166. оп. 2, № 288, л. 54.

22. Там же, л. 28.

23. Там же, л. 26.

24. Кременчугские высшие педагогические курсы в 1925 г. были реформированы в Кременчугский педагогический техникум, в 1930 году на его базе создаётся Кременчугский институт социального воспитания, затем Кременчугский учительский и Кременчугский педагогический институты. В годы Великой Отечественной войны здание института было разрушено, после войны восстановить институт в Кременчуге не удалось. 

25. Архив Кременчугского краеведческого музея, № 1, л. 53, технико-экономическое обоснование к генеральному плану города Кременчуга, составленное главным архитектором города Кременчуга Л. М. Шлапаковским в 1930 г.

26. Від Кремвідділу наросвіти // Робітник Кременчуччини. – 1931. – № 190 (3805). – С. 4.

27. Список абонентів Кременчуцької міської телефонної сітки на 1936 рік. – Кременчук : Кремдрук, 1936. – С. 25. 

28. Архивный отдел исполнительного комитета Кременчугского городского совета, ф. 136, оп.1, № 304, проектное задание на восстановление и реконструкцию здания по улице Розы Люксембург, 34 для типографии, 1950 год.

29. Решение № 273 от 07.04.1988 г. «О капитальном ремонте, замене и реставрации памятников архитектуры, истории и культуры и памятных знаков в г. Кременчуге в 1988-2000 гг.». Приложение № 1 «Памятники архитектуры, истории и культуры местного значения в г. Кременчуге. Здания и сооружения общественного назначения».

Наукове видання «ІСТОРИЧНІ, КУЛЬТУРНІ ТА СОЦІАЛЬНО-ЕКОНОМІЧНІ АСПЕКТИ РЕГІОНАЛЬНОГО РОЗВИТКУ» Матеріали І Всеукраїнської науково-практичної конференції 19-20 листопада 2015 року