»

Ужасные годы: 1932 - 1933

Станция Власовка

(Воспоминания жителей села Власовка про голодомор)

Голодомор 1932 - 1933 гг - крупнейшая трагедия в истории украинского народа. Сам факт Голодомора долгое время замалчивался. В Украине впервые голод 1932-1933 годов начали признавать лишь с 1988 года. Тогда же писатель Алексей Мусиенко употребил и само слово «Голодомор», которое быстро стало общепринятым в украинской публицистике, а из нее перешло и к научной исторической литературы.
Настоящее изучение голодомора началось после 1941 года, когда стали доступны архивы и стало возможно организовать сбор свидетельств очевидцев. Нелегко было слушать горькие воспоминания двух стареньких женщин о Голодоморе 1932-1933 гг, со слезами на глазах сообщили нам о тех страшных годах.
То, что произошло, не сотрется в памяти и не забудется никогда. Этот ужас живёт в сердцах людей, переживших годы того горя и сегодня.


Коваленко Мария Афанасьевна родилась в 1927 году в поселке Власовка Кировоградской области, где и проживает сейчас. Вот что она вспоминает о своем прошлом: «Родители работали в колхозе, а меня водили в детский сад, который располагался в бывшей кулацкой усадьбе и был засажен фруктовыми деревьями, преимущественно вишнями и яблонями. Кулаки кто знает - куда делись, а усадьбу отдали малышам. И той весной не расцвел сад и не закучерявился зеленым листом. Он стоял под солнцем голый, черный, будто обугленный или объеденные гусеницей. Только той гусеницей сделали нас, детей. Мы бродили по
усадьбе, залезали на деревья и рвали листья. Потом составляли листочек к листочку и делали будто пирожок из листьев. Откусывали осторожно, по крошке, чтобы дольше насладиться. Какой же вкусной казалась нам эта пища, каким лакомством были это молоденькие вишневые листья! Мы постоянно толпились возле вишен и не ели, а смаковали. С наступлением лета выбирались в поле. Там срывали молоденькие тыквочки, делали из них куклы и потом съедали. Мне с детства запомнился вкус оладий с «муки», которые мать делала из засушенного цвета белой акации (сушила соцветия на подоконнике, а потом толкла в
ступе. А уже в разгаре лета ходила матушка по городу и выбирал с пшеницы едва созревшие колоски, чтобы накормить своих четверых детей. А еще помню, как малыми мы бегали на кладбище смотреть, как хоронят покойников, умерших от голода.
Тем летом 1933 приезжали мрачные мужики, такие же мрачные, как мертвые. А потом я ночью долго не могла заснуть, а когда засыпала, видела ужасные сны. Да разве только голод мучил в детстве? Первый день занятий в школе ... Мама на рассвете в поле. Собралась идти в школу - ни юбки, ни тем более платья. Что же делать? А в школу очень хочется. Бросилась туда - сюда по комнате. Везде голые стены. Вижу тряпчина у печки марлевая. Я сняла, сшила, как сумела, юбочку. Надела и побежала в школу, а перед входом опомнилась: увидела детей и мне стало стыдно до слез за свою одежду. Последней шмыгнула в класс, а затем первой побежала на перерыв и спряталась до звонка. После звонка прокралась быстро за парту, поскольку не хотела, чтобы видели мою одежду. А как же хотелось учиться! А еще больше хотелось есть! А есть было нечего!
«Звериная система, проклятая пора, задавлено детство». Вот так закончила свою рассказ бабушка Мария.
Я спросила у бабушки Марии, как же ей удалось выжить, ведь это было почти невозможным. Она ответила, что иногда удавалось спрятать из еды, а также жила с верой в Бога и старалась быть сильной.
Действительно, Марию Афанасьевну можно считать сильной женщиной, ведь не каждый сможет пережить два голодомора а еще и Великую Отечественную войну.
Подобная судьба и у Кравец Евдокии Григорьевны. Родилась она в 1925 году в селе Михайленки Полтавской области, а сейчас проживает в поселке Власовка, Отец ее - Кравченко Григорий Степанович - был с многодетной семьи. Мать - Малая Татьяна Варламивна - была одной из девяти детей своих родителей.
Перед раскулачиванием семья имела 5-7 десятин земли, дом, хлев, сарай с тремя поросятами, летнюю кухню. Кроме этого, были у них рабочие сани, телега, бороны, круподерка. Отец Евдокии Григорьевны работал очень много, не знал ни дня, ни ночи. Мать осталась калекой на всю жизнь после первых родов, потому что они пришлись на то время, когда Татьяна Варламивна болела тифом. Ребенка она родила мертвым, а саму разбил паралич на семь лет. Хотя после этого Татьяна Варламивна родила трех дочерей: Нюсю, Дуся и Евдокию. А вот что Евдокия Григорьевна всего запомнила: «Это были рождественские праздники. Целый вечер к нам шли дети - отцу крестники. Варилась кутья, узвар, горела свеча под иконой.
Только рассвело - в наш дом подъехало десять колесниц. Как сейчас вижу: нас выгнали из дома на лютый мороз. Отец стоял покосившийся возле хлева, а мы, дети, тянулись к матери.
Чужие люди с нашего двора выводили жеребца, корову с телятами корова ревет жалобно, аж душу раздирает. Потом стали выносить кровать, одежду, хлеб, плуг. Забрали все, до последнего зернышка, до последней свеклы из погреба. Нас в дом не пустили, а перегнали в дом к соседям, что стояла пустая и ободранная властью. Ворвалась к нам потому, что отец не захотел вступать в колхоз, хотя его не раз вызывали в сельсовет. Семья сменила семь домов,
приходилось бежать. Наша семья выжила благодаря неугомонному отцу. Когда мать пухла от голода, отец отправил ее работать в совхоз, чтобы выжила до нового урожая, а нам заработает ли выменяет стакан крупы. Отец работал на железной дороге. Однажды, когда мы были уже совсем совсем вымотаные, в одной из цистерн на станцию пришла подсолнечная молотая каша. Железнодорожники взяли по два ведра и нам этого хватило. Вот так и вижили, запомнился
Евдокии Григорьевне еще один эпизод: «Иду в школу - сидят люди возле канавы. Кто то бумагу жует, кто лежит, а только губы шевелятся, возвращаюсь из школы - уже лежат неподвижно. В голод умер и мой дедушка Варлам. Отец наш очень высох, сестры ходили как тени, а я была очень слабой. Но все же мне удалось выжить. Не верится, что такое было с нами - людьми ...
Сегодня мы переосмысливаем нашу историю. Печальные рассказы очевидцев страшной трагедии заставляют содрогнуться с болью сердца людей. Голодомор 1932 - 1933 годов привел к невиданным невинных жертв. С этого необходимо вынести серьезные уроки, чтобы подобные человеческие трагедии не повторились.

Авторы: Семенова Ю.В., Шабунина В.В.

Материалы научно - практической конференции "Кременчугу - 435 лет"