»

Посад Крюков. Исторический очерк Ф.Д. Николайчика 1891 год

вокзал в Крюкове

Урочище на котором построился Крюков не безизвестно в истории края. Это то именно место где был заключён Куруковский договор между представителями польского правительства и казаками.


В следствии сильных обострений Речи Посполитой к Турции, вызванное набегами казаков на турецкие владения, польское правительства в 1625 году предписало особенно выбранным комиссарам обязать Козаков условиями, в которых они лишены были бы возможности продолжать свои набеги и были бы принуждены полностью подчиниться польским порядкам. Для того чтобы придать большую внушительность требованиям правительственных Комисаров, предписано было гетману Конецпольскому двинуть вместе с ними войско и в случае несогласия Козаков, оружием заставить их смириться. По изданному недавно дневнику одного из участников этой экспедиции (описание с дневника приводиться ниже).


15 октября 1625 года польское войско с комиссарами подошло к г. Черкассы. бывшие так казаки, как и раньше каневские, просили Конецпольского не тревожить их до тех пор, пока не возвратиться с Запорожья гетман их Жмайло, и сами отправились к нему на встречу. Поляки продолжали идти вслед за ними по течению Днепра и к 21 октября дошли до Крылова. Казаки опять просили гетмана и Комисаров обождать Жмайла, который и прибыл к Крылову с артиллерией 25 октября. Конецпольский отправил к нему Комисаров с условиями, казаки на раде признали условия тяжёлыми и отказались их принять тогда Конецпольский приказал готовиться к сражению. Казаки тем временем укрепились за р. Цибульником у Днепра, на узком конце плоскогорья, но здесь были разбиты поляками. Сражение происходило 29 октября и по подробностям описанным в дневнике не оставляет сомнений в том что табор казацкий был расположен на месте теперешнего с. Табурища, которое очевидно отсюда и получило своё название. Разбитые козаки пытались спастись за Днепр но буря разыгравшаяся в это время потопила многие их челны. Казаки с Жмайлом в ночь с 30 на 31 двинулись дальше вниз по Днепру. Перешли две болотных или озёрных переправы и укрепились опять «около старого танца или городища, в пол четверти мили от озера называемого Куруково». Здесь они опять потерпели жестокое поражение и принуждены были согласиться на тяжкие для них условия. Урочище на котором заключён договор, называется ещё, как в упомянутом дневнике так и в актах того времени, Медвежьими Лозами. Впоследствии событие это вспоминалось как комиссия Коруковская (Куроковская, Круковская).


Где же искать Медвежьи Лози и озеро Курукова? Нам кажется что именно в Крюкове. Далее следуют доказательства в пользу этого места.
1)    Расстояние от первого до второго казацкого табора равняется около 15 вёрст (если верить автору дневника). это приблизительно совпадает между Крюковом и селом табурищем.
2)    Местность по которой двигались казаки, пока дошли до второго табора, была низменная и заключала в себе болотистые озёра и в настоящее время между с. Табурищем и Крюковом есть довольно много воды из готорых группа озёр у с. Билецковка как раз совпадает с этими озёрами, которые проходили казаки судя по дневнику.
3)    Само поселение Крюков или правильнее Круков (как писали в прошлом столетии и как говорит простой народ теперь) не случайно, а произошло от слово Куруково. Круков на Крюков изменили в произношении старообрядцы – великороссы, поселившиеся здесь со времён Потёмкина.

Крюков

Само название Крюков или правильней Круков (как писали в прошлом столетии и как говорит простой народ теперь)не случайно, а произошло от слова Куруково. В настоящее время нет в Крюкове ни озера ни старого городища, но эти признаки не надёжны: городище могла быть зарыто в последствии, а воды в этой местности, почти ежегодно заливаемые Днепром в высшей степени непостоянны. Впрочем Пишкевич, автор недавно изданных записок, видел ещё в прошлом веке в Крюкове речку, которая называлось тоже Крюковом. Нет в настоящее время возле Крюкова и лозы, которая бы называлась Медвежьими, но это название могло быть случайным или не общераспространенным в 1625 году и потому скоро исчезло. Наконец если нет ни одного из последних признаков в нынешнем Крюкове, то нет их и нигде в другом месте, разуметься вблизи Крюкова.
О возникновении поселения в этом месте мы не знаем ничего определённого. В первые десятилетия 17 века, его несомненно не было ещё и потому, что Боплан не поместил его на своей карте, нельзя допустить что он мог проигнорировать поселение в виду близости его к Кременчугу, где Боплан начал постройку крепости в тридцатых годах. В то время как под защитой замка в образовалось поселение на левом берегу Днепра, естественно могло появиться поселение и на противоположном берегу. К какому именно времени относиться их появление мы не знаем.


Первые известные нам упоминания о Крюкове – очевидно как о населённом месте – относится к 70 годам 17 века. 26 мая 1676 года Полтавский полковник Павел Семёнов писал Самойлову об вестях которые они добыли относительно Запорожья. Люди его слышали от одного лохвичанина, что Сирко ему словесно передавал: «не пишу Ханеку, а скажи ему словесно, чтоб непременно готовился и приезжал на раду в Крюков под Крыловым, на которой и я буду с войском запорожским».
Из судного дела над нежинским протопопом Семёном Адамовичем и над Стародубским полковником Петром Рославцем, видно что Дорошенко говорил про Крюков как место, придя в которое, он может действовать как на запорожцев, так и на ближайшие полки, вероятно левобережные.
В 30 годах 18 века имя Крюкова встречается в Варшавских газетах, по случаю нападения на польскую Украину гайдамак, которые по обыкновению у Крюкова переправлялись через Днепр.


К 40 годам того же столетия относиться существующие до настоящего времени надписи на разных священных вещах, находящихся в Крюковской покровской церкви. как язык надписей так и фамилии жертвователей показывают что первоначальными жителями посада Крюков были малороссы. Надписи эти свидетельствуют что в Крюкове была Покровская церковь уже в сороковых годах 18 века.
Вот эти интересные надписи в хронологическом порядке:
1)    На евангиле: «1743 года месяца августа отменили сию книгу Евангиле раба божего Мартына Курка с женой Мариею до храма Покрова Богоматере в село Крюков за цену семь рублей а отправлено на церковные деньги под серебро».
2)    На серебряных дискосе и звездице «1744 году Генваря 30 сей дискус и звезду отменили Роман Назаренко с женой Евдокиею за отпущение грехов до храму святой Покровы Круковской».
3)    На подножии серебряного напрестольнаго креста «Года 1747 9 мая рабом божьим Василием Мальком сей Крест отменил за отпущение грехов своих».
4)    На евангиле: «1751 года 25 мая сию евангиле отменил раб божий Степан Пащенко со своей женою Параской Константиневою до храму богоматери в село Крюков за цену восемь рублей.»
Архиепископ Гавриил в своём «Хронологическо-историческом  описании церквей Херсонской губернии» построение деревянной двухпрестольной Покровской церкви в Крюкове относит к 1781 году. Что церковь существовала и раньше, на єто указівают приведённіе надписи. Но и преосвещенство Гавриил от части прав. Дело в том, что в Крюкове во второй половине 18 века действительно некоторое время не было церкви. Академик Зуев, посетивший местечко в 1781 году, говорит: «Церковь была некогда заложена, но не состроена, и потому жители ходят в церковь в Кременчуге». Нельзя думать, что до этого времени не было церкви в Крюкове, церковь была, и в оконченом виде, к ней то и относяться надписи выше, но будучи разрушена от той или иной причины, не могла быть скоро заменена другой. Крюковцы и стали строить было новую, но средст не хватало и дело остановилось на закладке. В этот промежуток времени и посетил Крюков автор записок. Пресвященный Гавриил ошибаеться, относя освящение новой церкви к 1781 году, оно должно было произойти позже.
По свидетельству Миллера, Крюков в первой половине 18 века принадлежал Кременчугской сотне Миргородского полка.
При образовании Новой Сербии, Крюков в пятидесятых годах был частью Пандурского полка, а когда с 1764 года была образована Новороссийская губерния, он вошёл в неё как первая рота и штаб квартира Жёлтого гусарского полка Елизаветской провинции. При отделении от Новороссийской губернии Азовской, обе губернии были поделены на уезды, в числе которых был и Крюковский в Новороссийской губернии.
Когда из двух губерний в 1784 году образовано было одно Екатеринославское наместничество, состоявшее из 15 уездов, в числе них нет Крюковского. Он был обращён в местечко.

Крюков

28 августа 1796 года последовал именной указ Екатеринославскому, вознесенскому и Таврическому ген.губернатору кн. Зубову следующего содержания: «Князь Платон Александрович! По представлению нашему, повелеваем местечко Крюков присоединить к городу Кременчугу и подчинить тамошнему магистрату, а Крюковскую ратушу упразднить». Но это соединение едва-ли было исполнено, так как по высочайшему указу от 30 ноября того же года Кременчуг выключался из состава Новороссийской губернии (так названа была Павлом I Екатеринославская)и входила в Малороссийскую губернию.
Уже в начале 19 века Крюков постепенно соединился с Кременчугом. По указу 1803 года он подчинён был ведомству Кременчугской полиции, с оставлением зависимости относительно суда и расправы относительно уезда Екатеринославской губернии, к которому он принадлежал. Херсонские военные губернаторы дюк де-Ришелье и гр. Ланжерон несколько раз потом представляли правительству, что с 1803 года , когда Крюков по полиции присоединён к Кременчугу, происходят большие затруднения от разделения ведомств, а потому просили, чтобы и по полиции Крюков был соединён с Екатеринославской губернией. Тогда комитет министров, принимая во внимание близость и непрерывные отношения Крюкова и Кременчуга решил в 1817 году присоединить Крюков к Кременчугу совсем. По указу от 17 мая     
посад Крюков не только по полиции но и по всем частям управления причислился к Полтавской губернии, к городу Кременчугу. Крюковская посадская ратуша уничтожилась, жители должны были участвовать в выборах Кременчугского городского головы.

По духовному управлению Крюков входил в херсонскую епархию и оставался в ней до 1837 года, когда перечислился в Полтавскую.
О внутреннем состоянии Крюкова в прошлом веке мы можем сказать очень мало. Весьма интересные сведенья сообщает академик зуев в своих «Записках». небольшой этот городок, говорит Зуев, несмотря на соседство губернского города, имеет своё уездное правление. Построен таким же образом как и Кременчуг, большими прямыми улицами, и более того есть небольшая крепость. В нём во время моровой язвы содержался карантин. Строения все деревянные рассыпанные по ровному полю, не более 200 домов, в которых живут кроме чиновных людей государственные поселяне, владельческие и Малороссийские подданные, малое число купцов, мещан и цеховых.
Особое внимание автора записок привлёк казённый сад, в котором разводились для императорского двора преимущественно арбузы и дыни. Садовником был определён немец Билав из Бранденбурга. Он как видно был знаток своего дела. Нигде, говорит Зуев, не найдёшь столько сортов дынь и арбузов, как в Крюковском и Елизаветградском садах; они и по величине и по наружности и по семенам очень различны. Но самыми лучшими из арбузов считаются те, у которых мраморные семена. Они родятся как красные так и жёлтые, семена этих арбузов император раздаёт только «кому за благо рассудит». Случалось что из данного сорта арбузы подавались к столу губернатора экземпляры имевшие вес 13 фунтов. «Из дынь с зелёным мясом почитают здесь наилучшими». Часть овощей подавалась к столу губернатора, лучшая часть отсылалась к императорскому двору.


Кроме разных сортов дынь и арбузов в саду разводили и другие овощи, из которых путешественники отмечали, как редкость, кувшинчатую тыкву, объясняя употребление её у

местных жителей, и другой сорт тыквы, похожую на «Персидскую турбань»; семена последней садовники особенно оберегали от распространения. Разводились также и другие столовые и поваренные овощи и плодовые деревья. На содержание сада не было отпускания из казны какой то специальной суммы, кроме жалования садовнику. Сад должен был существовать на деньги вырученные от продажи разводимых в нём плодов, цветов и овощей. В четырёх верстах от города был другой сад, состоявший только из плодовых деревьев, но про него автор записок ничего конкретного не пишет.
В одном из писем губернатора Коховского от 1789 года упоминается Крюковский казённым магазин для склада провианта.
Существовавшая в Крюкове комиссариатская комиссия в 1809 году по указу из военной коллегии переименована в Кременчугскую, хотя и осталась в Крюкове.
Во время присоединения Крюкова к Кременчугу полтавское губернское правление потребовало от Крюковской ратуши сведенья о числе жителей посада, о его торговле, благосостояния и прочего. Ратуша ничего не ответила на этот вопрос, но в ответ на остальные сообщила несколько интересных сведений, которые мы приводим здесь как последние данные, относящиеся к самостоятельному состоянию Крюкова.


«Посад Крюков, писала ратуша, находиться местоположением при реке Днепр и от него по сторонам заливах, по средствам которых очень удобно приставать суднам, которые с разных мест белорусских губерний приходят, как к тому от крымских соляных озёр других городов и посада Крюков, купечеством равномерно вывозиться сухопутно туда же соль, которую первые у последних покупали, грузили на суда и при этой торговле, проходящей только летом, с промышленников тех взымаеться в городской доход, по содержанию годового положения статьёй 26 и 146 . Сумма из тех статей хотя и поступает ежегодно приходом, однако не равно, один год более, другой год менее, так происходит от уменьшения или усиления коммерции. В настоящем же 1817 году по август месяц поступило в приход две тысячи двести двенадцать рублей восемьдесят пять копеек».
Деньги эти шли на содержание ратуши, полиции, пожарных инструментов и на починку мостов и гатей в Крюкове.
С 1817 года Крюков составляет одну из частей Кременчуга и живёт с ней одной жизнью.

  
Отрывок из книги "Город Кременчуг". Исторический очерк Ф.Д. Николайчика 1891 год