»

Кременчугский колхозный базар 1941-1945 годах

Кременчугский колхозный базар 1941-1945 гг. Воспоминания старожила.

Автор: Потапенко Петр Сергеевич

Вопрос на засыпку: какое в городе значимое, самое интересное, характерное место? Как по мне, здесь можно и не думать: это место - базар.

Перед войной наш базар занимал большой участок земли, которая была обозначена на планах XIX в. как «Александровская Базарная площадь г. Кременчуг». Базар упирался своими боками в целые кварталы улиц, которые его окружали: Пролетарская - Запад; Первомайская - южная сторона (бывшая Александровская улица, от которой название рынка), Шевченко - восточную сторону и Свердлова - северная сторона. Базар имел, как и сейчас, почти квадратную форму. Все стороны квадрата были застроены деревянными ларьками, киосками, скамейками, магазинами и т.п. По углам этого квадрата, как и сейчас, были вход-выход с калитками. Главный вход располагался на углу улиц Первомайской и Шевченко. Здесь находились широкие ворота, в которые можно было заехать подводой или машиной, и две калитки. Все из дерева: ворота, над ними верх аркоподобной формы, прозрачно фигурного фасона из квадратных рельсов. На арочной дуге спереди была надпись «Колхозный базар», по бокам прибиты красные флажки и еще что-то подобное. Позже вход и ворота перерабатывались, однако тоже были из дерева.




Почему так пишу подробно о базаре? Потому что это уже история. В памяти еще теплится история довоенной жизни, оккупационный и послевоенный периоды после освобождения от фашистских захватчиков. Пишу для поколений нашей молодежи - им будет интересно знать о кременчугском базарном водовороте жизни.

Вдоль улицы Первомайской шли лавки с товарами для домашних работ и жилья: кровати (тогда их называли кровати, с ударением на «о»), столы, зеркала, посуда, краски, гвозди - все в дом и для дома.

В базаре, напротив этих магазинов, вдоль на расстоянии полтора-два метра друг от друга стояли в ряд колхозные крестьянские телеги  с осенними дарами колхозных полей и трудовых рук частных огородников. Снаружи базара, на этом углу у входных ворот продавали напитки, например, газированную чистую воду - по копейке за стакан, а газированную с красным сиропом - по 3 копейки, морс - где-то копеек по пять. Мороженое здесь при тебе и формировали: клали в металлический стаканчик, снизу и сверху помещали вафельные кружочки. Затем поршневым устройством выталкивали толстенькое, круглое, с вафельными боками мороженое. Помню два вида такого мороженого. Меньшее в диаметре стоило 15 копеек, большее - 20 копеек. Рядом некий грек постоянно продавал сладость разную, очень вкусную халву. Еще помню, здесь продавали детские металлические игрушки, например бабочки на колесиках с длинными деревянными ручками. Такую игрушку можно было вволю катать и бабочка во время движения все время размахивал крыльями. Были здесь заводные тракторы, пароходы, пистолеты (разные по форме, с пистонами). Очень громко стреляли белые «филины» с глиняными пулями с серой.

План-схема городского кременчугского колхозного базара 1940-1950 гг

Рис. 1. План-схема городского кременчугского колхозного базара 1940-1950 гг

1.Административные дома

2.Аптечный киоск

3.Почтовий (газетный) киоск

4.Туалет

а.Ряды с гончарной посудой, рогачами, кочергами, вениками, щетками, глиной

б.Ряды, где торговали скобяными изделиями, одеждой, антиквариатом и т.д.

в.Торговля фуражом, сеном, зерном, крупами, мукой

г.Торговля птицей и кроликами

д.Ряды прилавков

е.Ряды колхозных телег

ж.Магазины

Вдоль Пролетарской, со стороны базара тянулись лавки с разной одеждой, обувью, парфюмерией и всякой всячиной. Подальше от магазинов стоял ряд повозок с овощами, арбузами и дынями с баштанов, различными садовыми фруктами. От улицы Свердлова прямо на полу кучами стояла и лежала разная гончарная посуда, ухваты, кочерги, веники, глина и мел - все необходимые в хозяйстве вещи. Рядом был ряд с мелким крестьянским домашним мучным товаром (печеным хлебом, пирожками, пончиками) и салом, колбасой и т.д.

Со стороны улицы Шевченко, стоял ряд киосков с различными напитками (водкой, коньяком, различными винами, настойками), лакомствами, конфетами, «городским» хлебом и много чем еще. Напротив киосков и магазинов были длинные прилавки, с которых продавали молочные продукты, мед, масло, разнообразные мелкие овощи, ягоды, разнотравье.

На второй половине базара в центре, на небольшом холме, чтобы было всем видно, стоял бесплатный кирпичный общественный клозет. Кабинок не было. К мужскому отделению вела восточная дверь, к женскому - западная.

Базар бурлил. Все было доступно и по ценам, и по ассортименту. Хочу напомнить, что среди продавцов как в магазинах города, так и на рынке в киосках и на ларьках преобладали евреи. Этот феномен остался от дореволюционной эпохи.

Осенью 1941 г. фашисты захватили город. Базар несколько изменился. Сначала было не до торговли - город наполовину осиротел людьми. Народ разбежался по углам, кто куда смог, чтобы выжить. Немцы рыскали везде. В городе начались аресты и расстрелы. Фронтовые события повлияли на состояние психики человека. Когда фронт откатился  за Полтаву, люди стали собираться вместе, съезжаться на свои места, но еще не знали, как действовать, как вести себя при оккупантах.

Впоследствии появились из наших наемников полицейские, немецкая жандармерия, местная управа и различные объявления, приказы о том, что можно, а чего нельзя делать жителям города. 

Жители центра города разыскивали на дымном пепелище городской мельницы, обугленное зерно или запеченные лепешки муки. Из найденного, добавив какие-то приправы, пекли что-то вроде хлеба.

Лето 1941г. выдалось урожайным на любую растительность. В многочисленных частных дворах города и в окрестных усадьбах было много овощей, фруктов, зерна. Перед махорочной фабрикой, на Щемиловке, в Новой Ивановке, на Песчаной Горе, Занасыпи, стихийно возникали базарьки. Люди сбегались, чтобы обменяться товаром и таким образом выжить в беде. Некоторые торговали на советские деньги.

Потихоньку, как бы украдкой, восстанавливалась жизни колхозного рынка, который во время военных действий особенно не пострадал. Конечно, кое-что было сожжено или разбито, магазины разграблены, входные ворота разрушены, в кирпичном клозете было сорвано дверь.

Городская управа постепенно наводила порядок. Улицы расчищались от всякого хлама, несколько ремонтировалось. Привели в порядок и базар: магазины и лавки покрасили, поставили простые деревянные ворота, а на выходах вкопали деревянные столбики с подвижным турникетом. Распорядок торговли и расположение рядов остались по-старому.

Базар начал работать. Город пополнился беженцами из других краев, которых согнала сюда война. Все становилось на свои места. Одно было не так - немецкая оккупация и немецкие оккупационные порядки.

Впоследствии стало много разного товара - лишь бы деньги были. В обращении сначала были наши деньги (рубли, червонцы) и немецкие марки. Последние продавцы пытались накапливать, потому что советские деньги немцы брали неохотно - среди них было много фальшивых, в частности среди красных купюр в три червонца 1937 года.

Базар шумел. Слышно было ржание лошадей, блеяние коз, блеяние овец, кукареканье петухов. Куры, утки, гуси - всякий кричит по-своему. И над всем стоит свиной визг. Среди этого шума слышно украинский, русский, польский, румынский, немецкий говор. Исчезли евреи и цыгане, разве что единицы приходили на рынок, маскируясь под украинцев. Бог знает, откуда взялся пожилой, с острой седой бородкой китаец. Он открыл на базаре лавку по приему металлолома, тряпок, костей. Взамен  давал деньги, белую глину, щетки белить хату, мыло, спички, глиняные игрушки - свистульки в виде птичек, животных, раскрашенных кукол т.д.

Немецкие солдаты и их союзники приходили на базар продавать свой товар: сигареты различных марок, безопасные бритвы и лезвия к ним, сахарин, зажигалки (в селах их называли «бильзинкы», поскольку они заправлялись чистым бензином) и камни в них - всего не перечислить. На немецкий товар был устойчивый спрос, он становился объектом неоднократных перепродаж. С этого времени пошел-распространился у нас спекулятивный промысел. Вот где собака зарыта! Западная оккупация научила наших людей, как надо наживаться на других, зарабатывая деньги. До войны, в советские времена такое каралось законом. Спекулянтов судили, а товар изымали. И все же были подпольные спекулянты, которые продавали дефицитные товары из-под полы.

На базаре были не только продавцы, покупатели, военные, полицейские, но и бродили бездельники, воры, мошенники, криминальный контингент. На базаре было базарное «радиво», по которому можно было услышать все новости - правдивые, лживые, «панични» (от «паника), а также предупреждение от подпольщиков о следующей облаве на базаре. Фашистам с полицейскими не всегда удавалось застать базар врасплох.

Среди захваченных во время таких облав отсеивали старых, пожилых, немощных. Отбирали молодых здоровых людей для отправки на работу в Германию. В момент облавы толпа переворачивала и сносила все на своем пути. В том числе и установленные немцами входные-выходные турникеты на деревянных столбиках в воротах базара. Они мешали быстро выскочить из базара в город и образовывали человеческую давку.

После освобождения Кременчуга 29 сентября 1943года от фашистских оккупантов базар вновь пережил разрушение. Опять строили новые магазины и киоски, местами появились новые кирпичные лавки. Руин было много - было где брать кирпич на строительство.

Китаец выжил и снова на своем же месте принимал медь, бронзу, латунь, тряпки, перья, кости, битые и целые пластинки от патефонов, абрикосовые косточки. Помню, мы с товарищами прямо на базаре собирали их из земли. Люди ели абрикосы и тут же выбрасывали косточки.

Торговали самосадом и табаком, махоркой, солью. Спекулировали из-под полы дефицитом. Подробатывали торговлей «зализячникы» - те, промышлявшие металлическим ширпотребом и хламом.

После окончания войны в мае 1945г. базар наполнился демобилизованными: рядовыми солдатами, сержантами, офицерами. В продаже появился богатый ассортимент немецких трофейных вещей. Со стороны Пролетарской на базаре рядом с ларьками торговали детскими колясками и одеждой для малышей и взрослых - преимущественно для женщин, обувью, коврами, различными шалями, накидками. Чисто мужским товаром были немецкие трофейные бритвы марки «Близнецы», имевших клеймо с двумя одинаковыми человечками. Еще были лучшие и популярные в Германии парикмахерские машинки, велосипеды «Даймон» с красными крышками, электродинамиками, ручными тормозами, фонарем и комплектом запасных камер. Продавались также красивые трофейные перламутровые аккордеоны - громкие, переливающиеся, очень хорошего звучания. А еще было безмерное количество простых штампованных швейцарских часов. Вообще, что везли военные из Германии - тем и торговали.

Но разве можно сравнивать эти нехитрые торговые «операции» бедных послевоенных лет с тем, что наделали фашисты на нашей земле! Обдирали, воровали, грабили. Вывозили ценности целыми эшелонами, даже землю украинскую вывозили. А сколько уничтожили того, что не успели вывезти! И я наших воинов солдат-освободителей не осуждаю за то, что торговали на рынке. Или они не такие, как все? Как «аукнулось», так и откликнулось.

Колхозный базар не вмещал всех продавцов. Поэтому местная власть выделила достаточно большую площадку, напротив, на другой стороне Пролетарской, параллельно базару. Эту площадь до войны занимали склады, швейная фабрика, мельница и магазины, и торговали здесь непродовольственными товарами, в частности, железом. Место было голое, ни дерева, ни куста. Мы, дети, в жару носили в ведрах холодную воду и продавали по 5 копеек за большую кружку.

Помню, случилась необычное происшествие на колхозном базаре. Как-то один офицер в 1944 или 1945 году вошел в клозет. Не знаю, что там произошло, но его табельный военный пистолет упал в дыру в грязь. За потерю личного оружия в военное время строго наказывали. То и побегал офицер городом, пока нашел тех людей, которые чистят клозеты и помойные ямы огромными черпаками на длинной ручке и вывозят все это за город на подводах в деревянных бочках. Вычистили клозет и выудили пистолет. Как тогда радовался офицер, спасли его от сурового военного трибунала. Конечно, боевой офицер отблагодарил спасателей, поставил магарыч, что-то из денег дал. На это действие смотреть сбежалось полбазара.

В 1947 голодном году было тяжело, особенно зимой. И как не было голодно, а на базаре всегда, что то продавалось. Только все было очень дорого. Мальчишки ходили тогда на базар, как на промысел. У каждого были сделаны острые железные крючки. Ними накалывали на телегах или санках под соломой свеклу, морковь, картофель или еще что-то, что могло наколоться, резко выдергивали и убегали. За день что-то надергивали, а бывало и ничего. Извозчики засекали и знали, чего здесь бродят мальчишки. Но есть, же хочется. Один извозчика отвлекал, другой с другой стороны дергал - и есть навар!

Всего на рынке бывало. Базар учил человека, каким быть, как жить и выживать в трудные времена.

Автор: Потапенко Петр Сергеевич

По материалам III региональной научно-практической конференции, посвященной 440 - летию основания города Кременчуга «Кременчугу 440 лет»

Обсуждение статьи на форуме