»

Кременчуг моими глазами. Гуриненко Д. Л.

Разрушенный мост в Кременчуге

Кременчуг довоенных лет (тридцатые годы).

Часто  из  села  Горишни-Плавни (Ныне  территория  г. Комсомольска  и  Горишнеплавненского  карьера  горно-обогатительного комбината.) Кременчугского  района,  где жила  наша  семья,  я  с отцом  приезжал  в  Кременчуг.  Позже,  став  студентом  Кременчугского  библиотечного техникума,  постоянно жил  в  городе. Кременчуг  производил  на меня  сильное  впечатление. Поражали глаз большие, красивые здания, длинные прямолинейные улицы, гудки заводов и фабрик, дым из заводских труб.  Город  был  в  основном  одно-  и  двухэтажный.  Выделялся  разве  только 125-ти квартирный,хорошо благоустроенный, со всеми коммунально-бытовыми условиями жилой дом по улице Ленина. Удивляли  своей  красивой архитектурой  здания  горсовета,  Дома  Красной  армии  с башней  и  большими  часами ( Бывшее здание городской думы),  отбивавшими  время.  Красивыми  были  Колизей (Дореволюционный кинотеатр в советские  годы называли «Большевик»,находился на улице Ленина в районе центрального международного переговорного пункта),  памятник архитектуры – Успенский собор на центральной площади (Успенский  собор находился на нынешней площади Победы, впереди памятника Ленину), водолечебница ( Находился в бывшем особняке заводчика Сандомирского по улице Первомайской), костел и другие.
Особое  впечатление  производил  цирк,  построенный  на  деньги  горожан,  по инициативе  знаменитого  артиста-дрессировщика  Владимира  Дурова.  Это  было  огромное деревянное здание по улице Челюскинцев (улица Гагарина), одно из лучших в Украине.




В  наш  цирк  приезжали  лучшие  цирковые  коллективы  страны.  В  цирке  с  большим успехом  проходили  состязания  борцов французской  борьбы. Сюда  приезжали  знаменитый чемпион мира Иван Поддубный (родом из Полтавщины),  заслуженный мастер спорта Иван Куксенко (Ян  Цыган) –  из  Чигирина,  полтавчанин  Шемякин –  непревзойденный  силач, феномен стального зажима Ефим Белоус – из Глобинского района, крюковчанин Александр Чернышов (Шварц)  и  многие  другие.  На  представления  по  борьбе  всегда  был  полный аншлаг. Жаль, что в нынешние времена таким образом не популяризируются виды борьбы и другие виды спорта. 
Хорошо  помнится  здание  городского  театра,  стоявшее  на  углу  улиц  Ленина  и Челюскинцев. Снаружи  это  здание ничем не  выделялось,  а  внутри – чудесный  зрительный зал с партером, в четыре яруса ложами, бельэтажами и балконами.
В  театре  выступали  театральные  коллективы  Киева,  Харькова  и  других  городов. Помню,  с  каким  большим  успехом  проходил  спектакль “Ой,  не  ходи,  Грицю,  та  й  на вечорниці”. Роль Маруси играла молодая тогда Наталия Ужвий, а роль Гриця – Гнат Юра. В  городе  действовали:  пединститут,  десять  техникумов,  школы,  совбольница, кинотеатры,  ряд  клубов (им.  Котлова  в  Крюкове,  им.  Карла Маркса  по  улице  Пушкина ( Бывшее здание народной аудитории),
промкооперации на углу улиц Ленина и Карла Маркса). Кременчужане  гордились  своим  аэроклубом  и  расположенной  в Пионерском  парке ( Ныне часть Приднепровского парка у здания военного госпиталя)парашютной вышкой. Аэроклуб подготовил многих будущих военных летчиков.
Были  парки  и  скверы. Центральный (Железнодорожный)  парк. Он  был  прекрасным местом отдыха горожан. В нем росли столетние дубы и ясени. Жаль, что городские власти в послевоенное время так безобразно поступили, запустили его, разрешили на его территории построить цеха завода “Дормаш”, хоздворы городских организаций и частные жилые дома. Был  небольшой  парк  на Набережной,  уютный Пионерский  парк  и  благоустроенный Почтовый сквер. Комсомольцы  и  молодежь  города  в  тридцатые  годы  на  болотах  построили  парк МЮДа (в  честь Международного Юношеского  Дня)  и  городской  стадион (ныне  стадион завода “Дормаш”).
Кременчуг  на  глазах  становился  промышленным  городом.  В  нем  действовали: флагман  промышленности  города –  Крюковский  вагоностроительный  завод,  завод им. Сталина (“Дормаш”),  крупный  деревообрабатывающий  комбинат,  суконная  фабрика, построенная  из  монолитного  железобетона  и  стекла (подражание  американцам),  обувная, швейная,  махорочные  и  табачные  фабрики,  предприятия  местной  промышленности, промкооперация. Работала крупнейшая в Украине пятая полиграффабрика (по ул. Ленина, на нынешней  территории  Октябрьского  сквера),  мельницы,  пекарни,  магазины,  столовые, гостиница  и  ресторан  по  улице  Карла  Маркса,  а  в  маленьком  сквере  напротив  стоял памятник Ленину.
Тепло- и  электроэнергию поставляла  городу  городская  электростанция. Действовали железнодорожный узел, пристань на Днепре. Город получал питьевую воду из скважин водозаборной площадки на Песчаной горе с водонапорной башней,сохранившейся и сейчас. Но в городе практически отсутствовала канализационная система, т.к. жилые дома не имели соответствующего обустройства и жильцы пользовались дворовыми туалетами. Население города проживало в центральной части, а также на окраинах (Занасыпь 1, 3анасыпь 2, Чередники, Новоивановка, Реевка, Крюковские Карантин и Кострома) 
Улицы  города  были  хорошо  озеленены,  но  преобладали  акация,  клены,  тополи.  В центральной части города улицы были вымощены булыжником. Остальные – грунтовые. Ни одного квадратного метра улицы не имели асфальтового покрытия вплоть (до 1961 года). Центральный рынок находился там, где и сейчас. Он имел приличный заезжий двор с гостиницей,  клубом,  духовым  оркестром,  капеллой  бандуристов,  библиотекой.  На  рынке было много рыбы различных видов. Украшали  город реки Днепр, Сухой Кагамлык, Кривая Руда. Кременчужане любили отдыхать на благоустроенных островах: Зеленом, Фантазии, Дыньке, Шаломае и других.
Запомнился  мне  сильнейший  паводок 1931  года,  затопивший  центральную  часть города;  по  улицам  жители  плавали  на  лодках.  Только  после  этого  была  построена водозащитная дамба с набережной.
Кременчуг, хотя и старый город, но его до войны знали в стране, главным образом, по кременчугской махорке, пользовавшейся большим спросом у курящих. Приходилось бывать во многих  городах,  и  когда  спрашивали меня:  откуда  я  и  слышали,  что  из Кременчуга,  то говорили: а, кременчугская махорка! Припоминаются и такие трагические случаи, происходившие в нашем  городе в 1937 году. Мы,  студенты,  часто  занимались  в  спортзале  общества “Динамо”,  находившегося  в бывшем  здании  горотдела  НКВД (ныне  трест “Кременчугнефтехимстрой”).  Наш  тренер рассказывал нам по секрету, что в этом здании и подвале соседнего дома (ныне поликлиника госпиталя  инвалидов  ВОВ)  НКВД  расстреливал  так  называемых “врагов  народа”.  Из-за любопытства  мы  ночами,  прячась  возле  здания  полиграффабрики,  наблюдали,  как  к  этим зданиям подъезжал “черный воронок”, с которого выводили арестованных, а через некоторое
время, после расстрела их выносили  завернутыми в брезент,  грузили на парную подводу и увозили,  как  говорил  тренер,  на  кладбище.  Во  время  расстрелов  мы  слышали  глухие выстрелы.
Кременчуг после освобождения от фашистских оккупантов

Как  известно,  Кременчуг  после  тяжелых  боев  был  освобожден  от  фашистов 29 сентября 1943 года. Так  произошло  в  моей  жизни,  что  после  госпиталя  я  был  демобилизован  из  рядов действующей Советской армии и направлен в освобожденный  город на должность первого секретаря Кременчугского горкома комсомола. Приехав  в  город 30  сентября 1943  года,  я  был  поражен  невиданным,  ужасным зрелищем: город лежал в руинах, сожжен и взорван, пылал в пожарищах, в дыму. Но  сложность  и  трудность  состояла  в  том,  что  в  Крюкове  еще  почти  два  месяца
стояли фашистские войска. В  городе  были  уничтожены: 97 %  государственного  жилья,  практически  все промышленные предприятия, школы, больницы, клубы, кинотеатры, предприятия торговли, общественного  питания,  быта,  железнодорожный  узел,  пристань  на  Днепре. И  только  как отдельные  островки  стояли  чудом  уцелевшие  здания (госбанк,  желдортехникум, желдорбольница,  отдельные  двухэтажные  дома  по  улицам Артема, Воровского,  Бутырина, Красина и др.)В основном сохранились жилые дома частного сектора на окраинах города. В городе не было электроэнергии, питьевой воды, печеного хлеба, не было магазинов, столовых,  школ  и  других  объектов.  Пришлось  начинать  возрождение  жизни  города  в прифронтовых условиях.
Власти  города обратились к населению с призывом: всем на восстановление  города. Были  поставлены  труднейшие  задачи:  до 20  октября,  т.е.  за 20  дней,  восстановить горэлектростанцию  и  подать  электроэнергию,  восстановить  водозаборную  площадку  и подать  питьевую  воду,  восстановить  пекарню,  восстановить  первые  школы,  больницу, магазины,  столовые,  приступить  к  восстановлению  промышленных  предприятий,  пустить первые поезда на станции Кременчуг.
Молодежь  города  приняла  самое  активное  участие  в  решении  этих  задач.  Горком комсомола 1  октября 1943  г.  собрал  общегородской митинг  комсомольцев  и молодежи, на котором  было  принято  решение  немедленно  создать  более  десяти  комсомольско-молодежных аварийно-восстановительных отрядов:
–  отряд  по  восстановлению  горэлектростанции.  Этот  отряд  возглавил  активный участник народного ополчения города в августе 1941 г. Иван Губин, который в дальнейшем многие года работал в городской морской школе;
–  отряд  по  восстановлению  мельницы,  пекарни,  по  тушению  пожара  в  складах заготзерно,  где  находились  тысячи  тонн  зерна  пшеницы,  которую  фашисты  не  успели вывезти,  но  подожгли  склады  с  зерном.  Этим  отрядом руководил  подпольщик  Павел Журавель. В труднейших условиях, при артиллерийском и минометном обстреле и бомбежке со  стороны фашистов  из Крюкова  члены  отряда  спасли  зерно. Но,  к  сожалению,  во  время одного из артобстрелов погиб Павел Журавель. Мы его хоронили всем городом;
– два отряда по восстановлению железнодорожного узла;
– несколько отрядов по восстановлению промышленных предприятий, первых школ, магазинов, столовых;
–  отряд  по  очистке  города  от  плакатов  фашистской  пропаганды,  снятию  немецких вывесок на улицах, по написанию лозунгов, призывов к населению под общим девизом: “Все для  фронта,  все  для  победы!”  Этим  отрядом  руководил  секретарь  подпольной комсомольской  организации  города Александр  Кривицкий. Он  всемерно  помогал  горкому
комсомола в деятельности всех отрядов.
Проявляя  отвагу  и  героизм  в  прифронтовых  условиях,  трудящиеся  города,  в  т.ч.  и комсомольцы, молодежь, с успехом решили все поставленные задачи К 20  октября 1943  года  городу  была  подана  электроэнергия  из  городской
электростанции, пошла по трубам к водоразборным колонкам питьевая вода, восстановлена первая  пекарня  по  улице  Пушкина (на  этом  месте  сейчас  стоит  здание  горотдела МВД).
Пошли первые поезда в сторону Полтавы, Харькова, Ромодана. Силами  комсомольцев  и  молодежи  был  восстановлен  городской  клуб  в  бывшем складском  помещении  суконной  фабрики  по  улице  Пролетарской,  против  Центрального
рынка. В этом здании в 1943–1944 годах работал городской театр им. Саксаганского (он был создан в годы оккупации), а потом  здесь был городской кинотеатр “Большевик” (теперь на том месте стоит пятиэтажный жилой дом). Начала работать совбольница. Были открыты три школы № 1, № 4, № 13. Заработали отдельные цехи промышленных предприятий, столовые,
магазины.
25  ноября 1943  года,  ночью,  фашистские  войска  спешно  ушли  из  Крюкова,  успев взорвать  корпуса  Крюковского  вагоностроительного  завода,  сжечь  шпалопропиточный завод, взорвать мост через Днепр. Остались целыми в Крюкове два многоэтажных дома, клуб им. Котлова, школы № 6 и № 9, станция Крюков.
Кременчужане,  возрождая  заново  город,  все  делали  для  того,  чтобы  максимально помогать фронту. В восстановленных цехах, участках предприятий выпускалась продукция для фронта. На фронт шли мука, махорка, папиросы “Катюша”, шли детали для отдельных видов оружия и другая продукция.
Среди населения было собрано для фронта много белья и валенок. Девушки шили и вышивали тысячи кисетов, заполняли их махоркой и отправляли солдатам на фронт.
Несмотря  на  тяжелейшие  бытовые  условия,  жители  города  в 1944  году  собрали 1 миллион 259 тысяч рублей на танковую колонну Второго Украинского фронта.
Хотелось бы особо рассказать и об одном памятном для меня эпизоде. В горкоме комсомола работала секретарем-машинисткой Галя Иванченко. В один из солнечных дней середины ноября 1943  г., под конец дня, Галя попросила разрешение уйти раньше  по  делам  в  город (горком  комсомола  находился  в  здании  по  ул. Парковой  детсад железнодорожников.) Она, увидев на  столе у меня  толстый  том Ивана Ле, в котором были напечатаны “Роман Міжгір’я” и новый роман “Наливайко”, попросила взять почитать. Я дал ей  этот  роман  и,  в  свою  очередь,  попросил  ее  по  дороге  зайти  в  мастерские  завода им. Сталина на улице Ленина (примерно напротив горузла связи) и взять у работавших там комсомольско-молодежных  бригад  сведения  об  изготовленных  деталях  для  мин.  Эти сведения и другие по городу я ежедневно передавал в Полтавский обком комсомола. И вот Галя  с  томиком  в  руках  попала  под  ураганный  артиллерийский  обстрел  на  улице Ленина. Она прижала томик к груди, но большой осколок от разорвавшегося снаряда попал прямо в томик, пробил его насквозь и врезался в грудь. Это увидели ребята из мастерских, выбежали на улицу, подняли Галю, уложили ее на подвернувшуюся повозку и повезли в совбольницу. А  один  из  ребят  с  окровавленным  томиком  прибежал  ко  мне  и  сообщил  о  трагическом случае. Я сразу же побежал в больницу, обратился к главврачу доктору Константиновичу и спросил его о судьбе Гали. Он мне сказал, что она умерла по дороге и дал мне на салфетке поразивший Галю осколок снаряда. Этот осколок я подарил ее матери.
Так  случилось,  что  примерно  через  десять  лет  после  этого  события  я  встретился  в Полтаве  с писателем Иваном Ле, приехавшим на празднование 100-летия  со дня рождения Владимира  Галактионовича  Короленко.  Во  время  встречи  я  рассказал  ему  о  необычной судьбе томика с его произведениями. Он попросил меня передать ему этот томик на память.
Я это сделал во время юбилейного события. Ярким  явлением  подлинного  патриотизма  кременчужан,  любящих  свой  город,  было строительство  железнодорожного  вокзала  на  станции  Кременчуг.  Довоенное  здание фашисты полностью разрушили. Горожане решили: каждому очистить в развалинах по 100 штук кирпича и доставить на стройплощадку. В 1945–1946  годах  было  построено  такое  же  здание  вокзала,  каким  оно  было  до войны. И когда бываю на этом вокзале, то вспоминаю, что и я  тогда очистил в развалинах 200 штук кирпича и отвез их на стройплощадку. Смотрю на  здание вокзала и представляю себе, что в его стенах есть и мои кирпичи.
Запомнились  и  события,  связанные  со  строительством  деревянного  автогужевого  и двухъярусного железнодорожного мостов через реку Днепр.
Деревянный мост строили военные саперы и более десяти тысяч кременчужан. Мост был построен в 1944  году –  за полгода (ниже старого железнодорожного моста, вернее его остатков).
Двухъярусный  железнодорожный  мост  сооружал  мощный  мостоотряд,  которым руководил  опытнейший мостостроитель Владимир Семенович Коваленко. В  строительстве этого моста принимали участие  трудовые коллективы промышленных предприятий  города, тысячи кременчужан. Разъемную часть моста изготовили чехи.
Этот мост  был  построен  в  рекордные  и  для  того  и  для  нынешнего  времени  сроки - всего за три года (1946–1949 гг.). Для сравнения отмечу, что по официальным сообщениям городских  властей  в  ближайшее  время  будет  начато  в  Кременчуге  строительство  нового моста через Днепр, но сроки его строительства поражают:10-12 лет!
Хочется  хотя  бы  коротко  рассказать  о  подпольной  комсомольской  организации  в городе. В день моего приезда в город 30 сентября 1943 г. в горком комсомола пришла группа членов  этой  подпольной  организации  во  главе  с  Александром  Кривицким.  Они  подробно рассказали  о  своей  деятельности  в  подполье,  показали  листовки,  плакаты,  красные  флаги. Затем,  по  моей  просьбе,  они  написали  отчет.  Рискуя  жизнью,  они  сообщали  населению города  о  сводках  Совинформбюро,  о  тяжелых  боях  Красной  армии,  о  ее  поражениях  в первый  период  войны  и  успешном  наступлении  на  врага,  изгоняя  его  с  нашей  земли. Они занимались  и  подрывной  работой  на  предприятиях  и  на  железной  дороге,  портили оборудование, выводили из строя вагоны и т.д.
В  те  дни  я  познакомился  с  помощником  начальника  политотдела  по  комсомолу воинских  частей,  стоявших  на  рубеже  по  левому  берегу  Днепра.  Он,  в  свою  очередь, познакомил  меня  с  военным  корреспондентом  газеты «Комсомольская  правда».  Я организовал  встречу  комсомольцев-подпольщиков  с  ним.  В  результате  скоро  появилась
статья в этой газете о деятельности нашей подпольной комсомольской организации. К сожалению, в послевоенные годы сталинщины деятельность и этой организации и других  подпольных  групп  по  утверждениям  КГБ,  абсолютно  не  обоснованным,  была сфальсифицирована, запретна для пропаганды среди населения. Дело дошло до того, что по материалам КГБ Александра Кривицкого, студента и секретаря комсомольской организации Харьковского  медицинского  института,  освободили  от  должности  и  исключили  из комсомола, чуть было не исключили из института. И только в шестидесятые и последующие годы  справедливость  восторжествовала.  Действия  участников  подполья  были  признаны активными, полезными, патриотическими. Они вели неравную борьбу против оккупантов не на жизнь, а на смерть. Многие из них признаны участниками Великой Отечественной войны, награждены государственными орденами и медалями, пользуются  заслуженным уважением среди жителей города.
Александр Андреевич Кривицкий – доктор медицинских наук, постоянно проживает в городе Днепропетровске,  часто  бывает  на  родине,  обязательно  приезжает  на  празднование Дня Победы и дня освобождения города ( А.А. Кривицкий умер 12.04.2006г).
Несколько слов о себе.
 
Более  пятидесяти  лет  я  в  Кременчуге.  В 1935–1939  годах  учился  в  Кременчугском библиотечном  техникуме.  Добрым  словом  вспоминаю  талантливых,  одних  из  лучших  в городе  педагогов: Марию  Александровну  Кравченко (Пильчук), Антонину Александровну Чепурновскую,  Евфросинию  Михайловну  Ровную,  Рахиль  Моисеевну  Школьник,  Якова
Михайловича Трегуба и других.
Вспоминаю  и  бывшего  директора  техникума  Валентина  Ивановича  Потрусаева, который, струсив перед НКВД, ни за что исключил пять самых активных студентов, в т.ч. и меня, из техникума, он обвинил нас, по материалам НКВД, в защите «врага народа» нашего военрука  Вронченко.  Нас  также  под  сильным  нажимом  директора  исключили  из комсомола(1937 год). В 1938 году нас восстановили и в техникуме и в комсомоле, благодаря вмешательству Генерального секретаря ЦК ВЛКСМ Александра Косарева.
Потом,  после  освобождения Кременчуга  от фашистов,  судьба  свела меня  с  бывшим директором по совместной работе в нашем городе. Он извинился передо мною за содеянную ошибку.
По  воле  руководящих  органов  в  городе  и  области  мне  приходилось  трудиться  на многих участках работы. Но за пятидесятилетний стаж работы самыми памятными, самыми дорогими  для  меня  были  годы  работы  на  стройках. 15  лет  я  трудился  в  строительных организациях  города,  много  лет  возглавлял  первичные  партийные  организации  строек
(трестов “Кременчугпромжилстрой”, “Кременчугнефтехимстрпой”  и  ДСК-3),  был  и заместителем управляющего трестом “Кременчугнефтехимстрой”. Всего было на стройке: и радости за сданные объекты, и печали за неудачи. Много лет
приходилось  работать  без  выходных  дней,  часто  в  резиновых  сапогах  месить  грязь  на строительных площадках.
И все же с большим удовольствием вспоминаю именно эти годы, этих замечательных тружеников стройки. И, конечно же, я рад, что живу в таком прекрасном городе. В  этих  записках  изложены  события,  явления,  эпизоды,  процессы,  происходившие  в нашем городе, которые я помню, видел своими глазами, в которых мне лично приходилось принимать участие.

Материалы научно - практической конференции "Кременчугу - 435 лет"