Солдатская мать Наталья Петровна Константинович

Солдатская мать Наталья Петровна Константинович

….Наталья Петровна возвращалась домой обессиленная, разбитая. Ночами к ней долго не шел сон. Как быть дальше? Ведь за проволокой в лагерях ежедневно гибли сотни пленных. Чем может помочь она этим обреченным на смерть людям?

Ежедневно из лагерей смерти большую группу пленных гнали на строительство моста через Днепр. Изможденные, заросшие, покрытые грязью, они двигались сплошной серой массой. Сквозь разодранные лохмотья виднелись кровоподтеки. На ногах у многих вместо сапог — деревяшки. Глухие удары сотен деревяшек о мостовую слышались далеко вокруг, острой болью отдавались в сердцах кременчужан.

Эту высокую седую женщину ежедневно можно было видеть возле колючей проволоки. Несмотря на угрозы охраны, она передавала еду искалеченным, обессиленным людям. Многим пленным запомнились по-матерински ласковые глаза Натальи Петровны.

«Вырвать людей из лагеря!» — эта мысль не покидала Наталью Петровну.

Казалось, кто попал по ту сторону заграждения, уже никогда не вырвется на свободу. Но за этих людей шла борьба. Н. П. Константинович, Т. П. Сурнина и другие патриоты, рискуя жизнью, ценой огромных усилии добились у властей разрешения открыть в городе пункт Красного Креста на средства, собранные среди населения.

Разрешив организовать такой пункт, фашисты преследовали свою цель: отпуская из лагеря часть тяжелораненых, они хотели посеять раздор между людьми разных национальностей. Но враг ошибся. Став заведующей пунктом, Наталья Петровна с помощью своего мужа В. К Константиновича и других патриотов города превратила его в своего рода подпольную организацию.

Больница снабдила пункт Красного Креста необходимым оборудованием, постельными принадлежностями, помогала продуктами питания, медикаментами. Медицинскую помощь военнопленным оказывали врачи Т. К. Жвания и П. А. Максимов. Работу пункта направляли коммунисты подпольного совета.

Каждый шаг требовал особенной осторожности, выдержки, мужества. Всеми этими качествами в полной мере обладала Н. П. Константинович.
Наталья Петровна, окончив Смоленскую гимназию, училась на Высших женских курсах в Москве. Великая Октябрьская революция втянула ее в круговорот новой жизни.

Гражданская война привела Наталью Петровну в Кременчуг, где она стала работать медсестрой. Вот и теперь, заведуя пунктом, Н. П. Константинович выполняла обязанности медсестры.

Наталья Петровна и другие женщины, взяв корзины, отправлялись в села, собирали продукты и одежду для тяжело раненных военнопленных. Зимой, когда выпадал снег, они впрягались в санки и отправлялись на «промысел». И так изо дня в день. Кременчужане давали для пленных одежду, делились последним куском хлеба.

Наталья Петровна и другие подпольщицы вырывали из лагерей смерти людей различных национальностей выдавая их за тяжело раненных. Спасали в первую очередь тех, кому грозил расстрел.

За короткое время патриоты освободили из лагерей русских Николая Канина и Сергея Кузнецова, калмыка Эрдни Манджиева, татарина Карима Гилязова, чуваша Николая Анисимова, башкира Александра Биккулова, белоруску Марию Кутовскую, еврея Бориса Карпова — сотни пленных советских солдат и офицеров.
Чтобы спасти инженера А. В. Скляра, патриоты не раз рисковали своей жизнью. Инженер был тяжело ранен в ноги, глаз и руку. Попал в плен и был направлен в кременчугский лагерь. Руководитель подпольной группы, которая действовала в лагере, врач Т. К. Жвания оказал Скляру медицинскую помощь, тайно учил его разговаривать погрузински. Вскоре Жвания вручил инженеру поддельный паспорт на имя грузина Василия Харидзе. Прошло еще несколько дней и Харидзе Скляра мстители вырвали из лагеря. А вскоре он стал активным членом группы «Патриот Родины».

8 сентября 1942 года удалось вырваться из лагеря организатору антифашистской группы Тарасу Константиновичу Жвания. Помог диагноз болезни «туберкулез». Теперь он вместе с Натальей Петровной Константинович, Галиной Даниловной Тарасовой и другими товарищами развернули деятельность в пункте помощи военнопленным.

В декабре 1942 года из центрального лагеря вместе с 12 пленными медсестрами патриоты вывезли троих тяжело раненных, среди которых был и коммунист армянин Оганес Геворгян.

Гитлеровцы и их прислужники постоянно следили за больницей и пунктом, организовывали проверки, комиссии. И все же мстители перехитрили врага. Истории болезней пленных все чаще заканчивались словом — «умер». Это — для отчета гестапо. На самом деле спасенным вручали поддельные документы, они выходили из лагерей и шли навстречу фронту или за Днепр в Черный лес.

Подпольщики отправляли пленных и в тифозное отделение городской больницы. Там их принимал муж Натальи Петровны — Владимир Константинович. Особенно бывало переполнено инфекционное отделение во время массовых облав.

В боях на Полтавщине в тяжелые сентябрьские дни 1941 года был тяжело ранен А. Т. Шестопалов. Его подобрали две девушки и доставили в городскую больницу Кременчуга.
Опасно было в первые дни оккупации принимать раненых бойцов. Но Константинович не только принял раненого, но и оформил документы, свидетельствовавшие о том, что он пострадал во время бомбежки. Шестопалову была оказана медицинская помощь, ему сделали две сложные операции.

Как то в октябре 1942 года гитлеровцы пригнали группу тяжело раненных военнопленных. В одной из палат врачи разместили 16 человек.
Перед приходом фашистов в больницу, пленным быстро наложили гипсовые повязки, во многих историях болезни появился диагноз: «тиф».

Штат больницы был укомплектован в основном из военнопленных врачей. В. И. Зотов возглавил хирургическое отделение, С. 3. Киракозов заведовал терапевтическим отделением. Чуткость, заботу и внимание уделяли тяжелобольным, раненым врачи Н. В. Кравцов, Г. А. Мойсеев, Е. Б. Быкова, В. Ф. Богданова.
Более тысячи военнопленных командиров и солдат спасли в дни оккупации патриоты в городской больнице.

С каждым днем подпольщики расширяли сферу своей деятельности. Теперь группа Т. К. Жвания не только освобождала из лагерей военнопленных, помогала им, но и вела антифашистскую пропаганду среди населения, распространяла листовки. Появились новые члены группы: журналистка Тинатина Геоогиевна Кириллова коммунисты Александр Яковлевич Климов, Николаи Иванович Канин, комсомольцы Вера Перепелица, Мария Штепа, Георгий Щербаков, Александра Скоморох и другие. Активным помощником Жвания стала Т. Г. Кириллова.

До войны Тинатина работала в республиканской молодежной газете в Киеве. Фашисты настигли ее с больным мужем и тремя сыновьями в Харькове. Муж умер. Несколько дней лежал в холодной комнате, потому что некому было похоронить его. Голод и болезни забрали еще двух сыновей. Обессиленная, в полном отчаянии Тинатина с младшим сыном Тимуром в апреле 1942 года добралась к родной сестре Тамаре Грудницкой, которая работала в Кременчугской больнице. Через нее Кириллова познакомилась с подпольщиками, в том числе с Т. К. Жвания, и начала помогать Тарасу Константиновичу писать и распространять листовки. В них Т. К. Жвания разоблачал гитлеровских изуверов, звал людей к борьбе. В Центральном государственном архиве Октябрьской революции СССР хранится документ, написанный Тарасом Константиновичем:
«До этого времени слово «врач» в понимании всего человечества было вполне ясным и понятным: врач — это тот, кто исцеляет не только физическую боль, но и душевную. Быть таким — наша святая обязанность. И это казалось безоговорочным.

Но нашлись люди, которые своими черными действиями опровергают эту истину. В сентябре 1941 года я после тяжелого ранения попал в гитлеровский лагерь в Кременчуге, где главным врачом был немец Орлянд. О нем шла страшная слава. Но все это блекло перед истинным лицом зверя.
Орлянд 26 декабря 1941 года приказал собрать во дворе лагеря № 346 «А» советских пленных врачей. Это были высококвалифицированные специалисты: доцент Киевского университета тов. Туровец. детский врач из Баку тов. Фурштейн, грузин тов. Цицишвили, доцент иа Таганрога тов. Крейнес, известные врачи тт. Якубовский, Турчинский и другие — всего 20 человек.
Орлянд приказал всем раздеться. Мороз доходил до 40 градусов. Обессиленные, голые люди начали замерзать. Орлянд заставил их взять лопаты и вырыть яму. После этого фашист приказал напустить в яму нечистот и загнал туда свои жертвы «выкупаться». Потом последовал приказ вылезти и заняться уборкой нечистот. И вот по двору потянулись мертвецы. Гитлеровские солдаты подгоняли их дубинками. Пленные начали падать. Тогда Орлянд приказал загнать их в яму и собственноручно всех расстрелял.
Но этих жертв Орлянду оказалось мало. Он продолжал свои «развлечения» над известным врачом из Белоруссии тов. Булочником. В присутствии другого гитлеровского врача садист Орлянд выкручивал руки пленному. Потом выколол глаза. Булочник упал без сознания. Но Орлянд и теперь не оставил свою жертву: он топтал пленного коваными сапогами, а потом расстрелял его вместе с другими 14 военнопленными.
А как этот зверь издевался над советскими медсестрами. Выбор рабынь в средневековье был более пристойным. Какие варвары, дикари, инквизиторы всех времен могут сравниться с современным фашизмом!

Я привел всего несколько фактов. А таких преступлений фашисты совершают сотни, тысячи. Человечество должно быстрее покончить с фашистской чумой…» .

Эти и другие факты зверств фашистов, очевидцем которых был Т. К. Жвания, он использовал в листовках. Сначала Тинатина переписывала их от руки, а потом достала машинку и организовала печатание листовок. Когда в пункте стало действовать опасно, собирались в доме по Фруктовому переулку. Здесь слушали передачи из Москвы, обсуждали планы действий.

А вскоре на опасный путь борьбы с врагом встал и сын Т. Г. Кирилловой — Тимур. Страдания, смерть отца, братьев сделали мальчика не по годам взрослым. Ночами, когда мать переписывала листовки или встречалась с подпольщиками, Тимур не спал. Подростку не терпелось взяться за оружие, громить врага.

Однажды, когда Тинатина Георгиевна собралась нести листовки, Тимур заявил:

— Мама, я все знаю. Ты несешь листовки дяде Тарасу. Разреши это сделать мне.

— Что ты, сынок! Мал ты еще.

— Не мал, мама. Я — пионер!

И мать благословила сына на опасное дело. А вскоре двенадцатилетний Тимур, как и все взрослые члены подпольной организации, дал клятву на верность Родине. Он был прекрасным связным. Где не могли пройти взрослые, проходил Тимур. Члены организации называли его «наш курьер».

Через Владимира Орла поддерживалась связь с городской комсомольскомолодежной группой. Щербаков передал подпольщикам значительную материальную помощь от группы Ивана Будзько и Сергея Хейло. Связная Мария Кутовская обеспечивала патриотов необходимыми документами, которые изготовлял Н. А. Лысенко.

Подпольщики решили по боевому отметить 1 Мая 1943 года. Опасную операцию группа «Патриот Родины» поручила комсомолкам Марии Штепе и Кларе Гнишевской. В ночь на 1 Мая на улице Ленина появился портрет Сталина. Рядом с ним Мария Штепа вместо флага прикрепила свою красную косынку. А в стороне, на грязном заборе, смельчаки прикрепили карикатуру на Гитлера.

К первомайскому празднику Тарас Константинович и Тинатина Георгиевна подготовили листовку под названием «Родина зовет вас!» Текст листовки был размножен и распространен по городу.

В один из майских вечеров на кладбище за больницей обнаружили двух повешенных гитлеровских солдат. Этот акт возмездия совершила группа военнопленных во главе с О. Геворгяиом, которая находилась на лечении в городской больнице. На следующий день гестаповцы ворвались в больницу и арестовали военнопленных. Среди арестованных оказались О. Геворгян, И. Меркулов. О. Геворгян подвергался жестоким пыткам. Фашисты обвинили его в том, что он связан с партизанами и прятал оружие.

Оганес симулировал психическое заболевание. Его несколько раз осматривали врачи в тюрьме и для окончательного установления диагноза направили в больницу. Консилиум во главе с В. К Константиновичем подтвердил диагноз, и Геворгяна оставили в больнице. А через некоторое время товарищам удалось спрятать его на квартире М. Ф. Сытник и снабдить документами. В больнице напротив его фамилии была поставлена отметка «умер, похоронен на больничном кладбище».

Предоставил Алексей Абрамов

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.