»

1902-й Кременчугский самоходный артиллерийский полк

Командир полка Грзделишвили Н.С.

«Войска Степного фронта после трехдневных упорных боев сломили сопротивление противника и сегодня, 29 сентября, овладели городом Кременчуг – сильным предмостным опорным пунктом немцев на левом берегу реки Днепр.»
Из сводки Совинформбюро за 29 сентября 1943 года

29 сентября 1943 года в 23 часа Москва от имени Родины, салютовала доблестным войскам, освободившим Кременчуг 12 артиллерийскими залпами из 124 орудий.
29 сентября – особая дата в истории нашего города. 29 сентября 1943 года войска Красной Армии освободили наш город от немецких захватчиков. Много произошло событий с того дня, по-разному оцениваются события тех далеких и грозных лет но, тем не менее, все это не уменьшает тот подвиг бойцов и командиров, результатом которого стало освобождения нашего города.




Среди частей и подразделений 5 гвардейской армии, которые освобождали наш город, был 1902 Кременчугский Краснознаменный, орденов Суворова и Кутузова 2й степени самоходно-артиллерийский полк. Это самое менее известное из подразделений освобождавших наш город и многие материалы о нем сегодня публикуются впервые.
1902 самоходно-артиллерийский полк был сформирован в июле 1943 года  в с.Ездочное Воронежской области. Данный полк стал одним из первых трех полков самоходной артиллерии в Красной армии. Полк являлся полком резерва Ставки Верховного Главнокомандующего и предназначался для усиления частей и соединения на самых «горячих» участках фронта. По штатному расписанию полк состоял из 4х батарей по 5 САУ в каждой. Командиром полка был назначен  подполковник Грдзелишвили Николай СпиридоновичГрдзелишвили Николай Спиридонович. Уроженец Грузии (с.Сева Онского р-на), кадровый военный, участник обороны Москвы – он стал первым и бессменным командиром полка и пройдет в его рядах до самой победы. За мужество и отвагу будет награжден орденами Ленина, Суворова 3й степени, Александра Невского, Красной звезды, тремя – Боевого Красного Знамени, многими медалями. Подчиненные вспоминали о нем: «Командир полка - невысокий грузин лет сорока, плотного телосложения, хороший и порядочный человек, отличный командир.»
31/07/1943 года полк вошел в состав 5й гвардейской армии, а 2 августа 1943 года фактически прибыл в ее расположение. В составе полка было всего 15 СУ-76И. Данные самоходки изготавливали на основе шасси немецких трофейных танков и самоходок и они имели довольно "спартанский" вид. Их боевая рубка была сварена из бронеплит толщиной 35 мм в лобовой части и 25 мм или 15 мм в бортах и корме. Крыша рубки первоначально выкраивалась из цельного листа и крепилась болтами. Это облегчало доступ в боевое отделение САУ для проведения ремонта, но после боев лета 1943 г. на многих САУ крыша была демонтирована для улучшения обитаемости. С середины мая радиостанциями типа 9-Р снабжали практически каждую СУ-76И. До 14 августа полк в бой не вводился, а занимался ремонтом САУ и ждал пополнения автотранспортом (первоначально количество автомобилей в САП составляло 10% от штатной численности). В это же время на укомплектование полка поступило пять СУ-122. С 14 по 31 августа полк участвовал в пяти боях (в среднем на 2-3 боя больше, чем любой другой полк армии). За этот период самоходчики уничтожили два танка, девять орудий, 12 пулеметов и до 250 человек солдат и офицеров. Согласно доклада командира полка от 1 сентября 1943г. "все машины, участвовавшие в предыдущих боях, имеют повреждения.  Отдельные машины восстанавливались по нескольку раз, вся матчасть СУ-76 (на базе трофейных Pz III) изношена и находится в плохом состоянии. Из 21 САУ по списку в строю только 9 машин, остальные в ремонте. Полк постоянно не доукомплектован, подготовка личного состава - удовлетворительная".В сентябре 1943 года полк участвовал в 14 боях, в которые одновременно вводилось от двух до семи САУ. Огнем самоходных установок оказывалась существенная помощь пехоте при отражении атак противника. Наиболее результативные бои проходили в течение 20 - 29 сентября 1943 года на территории Полтавской области при преследовании отходящего противника, когда группа из шести СУ-76И уничтожила три танка противника.
О этом периоде вспоминает командующий 5й гвардейской армией генерал армии Жадов: «В состав передового отряда от 32 стрелкового корпуса генерала Родимцева вошли 39 гвардейский стрелковый полк, 57й танковый полк, 301 истребительно-противотанковый и 1902 самоходно-артиллерийские полки, огнеметную роту и роту саперов. Возглавил отряд заместитель командира 13й гвардейской стрелковой дивизии полковник П.В.Гаев. Задачей отряда было наступление в направлении Щорсовка, Нестеровка и овладение переправами на р.Ворскла с последующим обходом Полтавы и преследование отступающего противника в направлении Кременчуга. Уже к вечеру 21 сентября отряд форсировал Ворсклу в районе Коротенково и завязав бои на западном берегу, обеспечил быструю переправу 32го корпуса и создали угрозу правому флангу и тылу немецких частей, обороняющих Полтаву. Это обеспечило быстрое освобождение Полтавы и продвижение наших частей в направлении Кременчуга».

В атаку САУ 76и
В черте города отряд был встречен артиллерийским огнем, но наши танкисты сумели подавить вражеские орудия. Отряд продолжал двигаться вперед и вскоре вышел к Днепру. 29 сентября город был освобожден. В этих боях полк потерял 9 машин – 4 САУ сгорело, 3 подбито и 2 подорвались на минах. Обычно во время атак или преследования противника САУ следовали непосредственно вслед за танками, причем в отчете командира полка отмечалось, что если бы "танки и САУ использовались более массированно, потери полка были бы существенно снижены".
За освобождение г.Кременчуг и проявленное при этом мужество и героизм 1902 самоходно-артиллерийскому полку было присвоено почетное наименование Кременчугский.
В стихотворении, посвященном родному полку один из воинов, старший сержант Познанский писал о тех боях:

Мы били немца в Украине
И он с боями отступал
Но за собою лишь руины
Да серый пепел оставлял.


Да, некогда наш цветущий город встретил воинов освободителей развалинами и пеплом.
После освобождения Кременчуга полк участвовал в боевых операциях в составе 5 гвардейской армии почти до конца ноября 1943 года. 28 ноября 1943 года 1902-ой Кременчугский самоходно-артиллерийский полк вошел в резерв Ставки и передислоцировался в пос. Правда Пушкинского р-на Московской области, где был на доукомплектовании самоходками и личным составом. А 2 января 1944 года укомплектованный техникой и личным составом, полк был переведен на Ленинградский фронт, для оперативного усиления 42 и 67 армии Ленинградского фронта.  О тех событиях вспоминает командующий бронетанковыми войсками Ленинградского фронта: Решение о ликвидации вражеской блокады Ленинграда Ставка приняла в конце ноября 1943 года. Осуществить операцию намечалось силами Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов с привлечением Балтийского флота. Операция была назначена на 14 января 1944 года. Утром 14 января 1200 пушек и минометов, 70 с лишним установок реактивной артиллерии и орудия главного калибра кораблей Балтийского флота начали артподготовку. Более часа продолжался огненный ураган. На направлении главного удара 42-й армии наступал 30-й гвардейский стрелковый корпус генерала Н. П. Симоняка. Вместе с дивизиями корпуса шли танки непосредственной поддержки пехоты — 31-й, 46-й, 260-й и 261-й гвардейские тяжелые танковые и 1902-й самоходно-артиллерийский полки. Во второй половине дня все танки вместе с пехотой шли в решительное наступление. Уничтожая живую силу и огневые средства противника, они помогали стрелкам преодолевать сопротивление гитлеровцев. Наиболее успешно решали задачи 261-и полк майора В. И. Кононцева, 31-й полк майора С. Ф. Семеркина и 1902-й самоходно-артиллерийский полк подполковника Н. С. Грдзелишвили. Особого напряжения бои достигли в районе Хамилейне, Большого Виттолова, Мендухари. Гитлеровцы стремились любой ценой удержать эти пункты — сильные узлы сопротивления. Танкистам пришлось проявить и смелость,  находчивость, чтобы одолеть врага. 21 января 1944 года за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество 1902 самоходно-артиллерийский полк был награжден орденом боевого Красного Знамени, а  27 января 1944 года - орденом Суворова 2й степени..

капитан Сокольский
О тех событиях вспоминает капитан Сокольский Виктор Лазаревич, командир батареи самоходных установок СУ-76  1902-й САП:
14/1/1944 мы наступали через Пулково на Красное село, Красногвардейск (Гатчину). Самоходки атаковали одну деревню, но наша пехота, двигавшаяся цепями перед нами, залегла под сильным немецким огнем. САУ тоже остановились, вели огонь с места. Вдруг моя установка дернулась, и пошла вперед без команды. Мой механик-водитель Ким Байджуманов, молодой парень, татарин по национальности, не реагировал на команды, машина шла прямо на деревню, и за моей установкой вперед рванули еще две СУ-76. Влетаем в деревню, немцы разбегаются по сторонам, и тут самоходка врезается в избу и останавливается. Оказывается, что в самоходку влетела болванка, пробила грудь механика- водителя, и он уже мертвый, в последней конвульсии, выжал газ, и наша самоходка все время двигалась вперед.
На Кима, я, после боя, заполнил наградной лист на орден Отечественной Войны 1-й степени (посмертно). В следующем бою мою самоходку сожгли, и мне пришлось пересесть на другую машину. Через десять дней после начала наступления в полку осталось только 3 СУ-76. Комполка приказал мне собрать "безлошадных" механиков - водителей и выехать с ними в Ленинград на завод имени Егорова (на танко-ремонтный завод) за пополнением и техникой. Поехали на БТРе, и когда мы добрались до Пулковских высот, то увидели, что все небо над Ленинградом в прожекторах и в разрывах. Подумав, что это немцы, "под занавес" пытаются разбомбить город, решили переждать авианалет, но время поджимало, я приказал всем лечь на днище БТРа и так мы заехали в город. Но далеко пробраться мы не смогли, так как улицы были буквально забиты людьми. Нас, чумазых и закопченных, вытащили "на свет божий", обнимали, целовали, пытались качать. Люди пели, плакали, плясали. Это было 28-го января 1944 года - Ленинград праздновал окончательное снятие блокады.
Очень запомнился бой за Лугу, где немцы использовали для себя наш старый оборонительный рубеж. Воевали мы в составе 67 армии. Приказал мне комполка взять 3 самоходки, перекрыть одну из дорог из города и встать в засаде у речки. Двое суток мы просидели в этой засаде, зачем? - не знаю, немцы так и не появились перед нашей засадой, но эти 48 часов стоили нам много нервов. По участку, на котором стояли замаскированные СУ-76, безостановочно била немецкая артиллерия, вела "огонь по площадям". И мы, сжираемые вшами, коченея от холода (двигатель в засаде завести удается крайне редко), не имея права обнаружить себя и открыть ответный огонь, все это время ждали - когда по нам попадут...
После выполнения этого задания командир полка приказал мне сдать батарею и вступить в должность ПНШ-2, начальника разведки полка. Вызывает начальство и говорит, что у немцев в Луге находятся большие склады химоружия, и отдается приказ: - блокировать пути вывоза химбоеприпасов, войти в контакт с партизанскими отрядами, действовавшими в этом районе и провести операцию с ними вместе в немецком тылу. На задание пошли 12 машин, под командованием майора Нивина, зам. командира полка. Подходим к какой-то речушке, скованной льдом, но сразу видно, что лед не выдержит нашу самоходку. Рядом мостик и зам комполка решил, что будем переправляться по нему. Одиннадцать машин прошли по мостику благополучно, я сел на броню последней самоходки, держался за пушку, машина медленно въехала на мост, но через несколько мгновений он не выдержал, и мы "кувыркнулись" с этого моста. Меня впрессовало в лед, да еще придавило скатанным брезентом, я провалился в воду и стал тонуть, но мой помпотех Саша Смирнов каким-то образом вытащил меня из воды. А мороз в тот день стоял больше двадцати градусов.
Весь экипаж успел выскочить из самоходки. Меня обтерли, дали выпить спирта, и мы пошли в бой. Когда у меня после войны родился сын, то я назвал его в честь моего спасителя - Александром. С партизанами мы встретились, склады блокировали, а были там химические боеприпасы или нет - я не знаю».
За два месяца наступления 1902 САП безвозвратно потерял примерно два полных состава. В стихотворении, посвященном родному полку старший сержант Познанский писал о тех боях:


Мне не забыть одно селенье,
Когда то чудной красоты,
Здесь создавалися творенья,
Поэтов наших, но увы….
Печально нас оно встречало,
Огонь и дым над ним стоял,
Оно нас к мщенью призывало!
И полк наш мстил – враг отступал.
Мы шли на помощь Ленинграду
И там по сталински дрались,
На части рвали мы блокаду,
Сминая все, вперед неслись!


В марте 1944 года полк вышел на шоссе Псков-Остров, и атаковал станцию Стремутка, чтобы перерезать это шоссе и ветку железной дороги. В этом бою были сожжены и подбиты последние самоходки полка. Полк вывели в тыл на переформирование. Получив новую технику, личный состав полк находится в резерве Ставки, а  28 мая 1944г. входит в состав 2го Белорусского фронта, под Могилев, в полосу обороны 49-й Армии, где готовилось  наступление. Полк был зачислен в армейский ударный передовой отряд, которому предстояло после прорыва немецкой обороны, действовать в немецком тылу, пройти рейдом на максимальную глубину, перекрывая противнику дороги к отступлению. Ночью, 23 июня 1944 бойцы штрафного батальона форсировали реку Проня и захватили плацдарм, на который инженерные части подвели наплавной мост. По этому мосту утром полк ушел в рейд на Могилев. Двадцать четвертого июня 1944 года полк был на реке Бася, на следующий день на реке Реста, а двадцать шестого прорвались к Днепру в районе села Луполово (пригород Могилева). Здесь, получив новый приказ, вместе с танковой бригадой и ИПТАПом, полк повернул на север, где  форсировал Днепр и вышел на стык шоссейных дорог, на Минск и Гродно и на минском шоссе встал в засаду. В этом месте немцы предприняли попытку прорыва на запад, На наши части пошли в ожесточенную атаку немецкие войска, бой длился целые сутки, но наши танкисты и артиллеристы, устояли и не дали немцам возможность пройти и ускользнуть из окружения. Полк находились на так называемой южной "границе Минского котла", и обстановка здесь напоминала "слоеный пирог": наши и немецкие части перемешались, днем наши части движутся на запад, а ночью по их следам, тем же маршрутом, идут немцы, истребляя по ходу наши тыловые части и затрудняя подвоз горючего для бронетехники. Передовым отрядам часто приходилось останавливаться и занимать круговую оборону. Снабжение горючим производилось даже с воздуха с помощью самолетов ПО-2 – они садились прямо в поле, рядом с танками и самоходками. Двенадцатого июля полк был выдвинут на Мосты и вышел к Неману.
О тех событиях вспоминает капитан Сокольский Виктор Лазаревич, командир батареи самоходных установок СУ-76  1902-й САП:

Бойцы и командиры летом 1944 года
«На подходе к реке Неман мы захватили большой обоз, состоявший из подвод, на которых на запад уходили с немцами мужики и бабы, видимо, немецкие пособники. Подойдя к реке мы увидели, что все переправы через реку были уничтожены немцами. Ширина Немана в этих местах была 170-200 метров и мы стали делать штурмовую переправу. Мужиков "мобилизовали", предупредили их - "убежит один - расстреляем всех", разбили этих "помощничков" на "десятки", они разбирали старые дома, делали клети, и к утру был готов настил, а чуть выше по течению наши ребята еще обнаружили брод. Мы преодолели водный рубеж и вскоре были возле Белостока, но наш отряд оказался полностью отрезан от других, все остальные подразделения безнадежно отстали.»  9 августа 1944 г. 1092 САП  за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецкими захватчиками, за овладение городом Белосток и проявленные при этом доблесть и мужество был награжден орденом Кутузова II степени. 6 сентября 1944 года полк в составе 3 армии 2го Белорусского фронта освобождает г.Остроленка, 13 сентября – Ломжу, после чего переводится в состав 48 армии 3го Белорусского фронта. В составе данной армии полк входит до конца войны. 
Давно окончилась война. Расформирован полк декабре 1945 года, в музей танковых войск РФ находится его боевое знамя и ордена. По разному сложились судьбы его бойцов. Но в их памяти служба в полку осталась такой:


Наш славный полк, горжусь тобою,
Горжусь, что я в твоих рядах,
И что своей броней стальною,
Ты на врага наводишь страх.
Горжусь, что путь тобой пройденный,
Покрыт он славой ратных дел,
Ты шел могучий, непреклонный
Упорством все преодолел!
И рвы глубокие с водою,
И дзоты мощные в лесах,
И доты с толстою стеною,
И мины скрытые в снегах!
В боях с проклятыми врагами
Как сталь душою закален,
И боевыми орденами,
Уже ты трижды награжден.



 Много лет назад окончилась война. Нет уже Советского Союза, но кременчужане склоните головы и вспомните словами благодарности воинов освободителей – украинцев и русских, белорусов и грузин, представителей многих других национальностей, которые пролили кровь, а многие из них отдали жизнь за освобождение нашего города.

Роман Пацовский