»

Екатерина II в Кременчуге

Екатерина II в Кременчуге

Свои впечатления о городе Императрица высказала одной звучной фразой: "Жаль, что не тут построен Петербург!"

В 2002 году исполнится 215 лет событию, которому до сих пор современными историками уделялось явно недостаточно внимания. Имеется в виду знаменательная поездка императрицы России Екатерины Великой, правление которой называют золотым веком, на Юг России. Проездом в Крым Екатерина ІІ посетила, находящийся в центре Русского Поднепровья, Кременчуг и, несмотря на то, что гостила в нем всего три дня, впечатление о городе сохранила надолго.

С правлением Екатерины ІІ связан и расцвет Кременчуга, когда он в 1765 году стал вначале губернским городом Новороссийской губернии и в 1783 году центром Екатеринославского наместничества, созданного из двух губерний – Новороссийской и Азовской. Необходимость появления наместничества с центром в Кременчуге возникла в связи с включением в 1783 году Крыма в состав России, когда земли, лежащие южнее запорожских, стали российскими. Указом Екатерины от 30 марта 1783 г. 22 января 1784 г. из двух губерний, Новороссийской и Азовской, было создано Екатеринославское наместничество. Административный центр края – Екатеринослав – предусматривалось построить возле большого поселения запорожских казаков Половца. Временно, пока построят Екатеринослав, центральным городом наместничества назначен Кременчуг. В нем находились: управление наместничества, палаты и присутственные места, здесь жил сам наместник. Правителем был И. М. Синельников. В апреле 1784 года состоялось торжественное открытие Екатеринославского наместничества. Пять лет Кременчуг был наместническим центром.

Ранней весной 1787 г. работы по встрече, к которой кременчужане готовились целый год, были закончены и город замер в ожидании. К этому моменту жители платили специальные налоги, которые шли на благоустройство города, строительство причалов, триумфальных ворот, путевого дворца, сада, на устройство фейерверков, иллюминаций, увеселительных мероприятий, содержание свиты императрицы ее прислуги.

30 апреля 1787 года галеры, которые плыли из Киева, бросили якорь около Кременчуга. На главной из них под названием "Днепр" и находилась царица. По преданию гребцами на ней были казаки из ближайшего к Кременчугу казаческого селения Келеберда, основанного выходцами из черкесской земли. И когда эти лучшие в ту пору на Днепре рыбаки и мореплаватели, предки которых доходили в казачьих походах до турецких берегов, прямо на галере узнали, что вольную Келеберду должны передать во владение князю Потемкину, они бросили весла и, встав на колени перед царицей, умоляли сохранить их статус вольных казаков. И Екатерина II, увидев перед собой на коленях таких молодцев, тут же выполнила их просьбу.

Когда шлюпка, медленно отделившаяся от галеры, пристала к берегу, залпы возвестили о том, что императрица ступила на кременчугскую землю. Встречать ее вышел не только весь город, но и весь цвет дворянства и купечества Малороссии. Многие прибыли из других краев. Среди сопровождавших и ехавших верхом узнавали генералов, царских министров, среди которых были выдающиеся полководцы и государственные деятели: А. Суворов, П. Румянцев, М. Кутузов, Г. Потемкин, Безбородько, И. Храповицкий. В свите были послы и высшее духовенство.

Свои впечатления о Кременчуге Екатерина II высказала одной звучной фразой: "Жаль, что не тут построен Петербург!". В своих письмах виновница торжества писала: "…я провела три дня в большом красивом и прелестном доме, выстроенном фельдмаршалом князем Потемкиным близ прекрасной дубовой рощи и сада, в котором есть грушевые деревья такой вышины и толщины, каких я отроду не видела и все в цвету. Я думаю, что бесспорно здесь прекраснейший климат в целом Российской империи. Кременчуг прекраснейшая местность, какую только я видела в своей жизни. Мы нашли здесь расположенных в лагере 15000 человек превосходного войска, какое только можно встретить. Я здесь дала бал, на котором было, по крайней мере, 800 человек."

Зрелища были действительно великолепные, так как в парке находился дворец, художественно оформленный молодым местным художником из семьи иконописца Владимиром Боровиковским. Его талант был замечен. Приглашенный в столицу Боровиковский вскоре станет одним из самых известных портретистов России, получит за свои портреты в 1795 году звание академика, а в 1802 году – советника Петербургской академии художеств. Среди его многочисленных портретов высшего света Российской империи будут и портреты Екатерины II и ее сына Павла I.

Известно, что в Кременчуге, встречаясь с казаками ликвидированной в 1775 году после Пугачевского бунта Сечи Запорожской, императрица дала торжественное согласие на восстановление войска, для поселения которого вскоре определено было место на полуострове Тамани, также относящейся к наместничеству. По инициативе Потемкина тут же начало создаваться, оформленное указом 8 января 1788 года, "Войско верных казаков". В огромной степени начало этому положил в предыдущем столетии великий малороссийский гетман Богдан Хмельницкий, своим подвижничеством давший толчок возрождению в Малой Руси Веры Русской, а заодно и возрождению Руси Великой. В свою очередь Богдан Хмельницкий выступил продолжателем дела своих предшественников Петра Сагайдачного и других малороссийских гетманов, вставших на защиту Веры Русской от ненавистного малороссийскому народу католичества на Русских землях..

После бурной встречи Екатерины с громом пушечных салютов, с исполнением специально написанной Д. Сарти кантаты, с показательным строем суворовской дивизии, с военными оркестрами, возгласами тысяч людей, после последующих пышных приемов местной знати, балов Потемкин предложил императрице посмотреть маневры "рядовой российской дивизии". Искусство войска, продемонстрированное Суворовым, поразило не только всех гостей, но и самого Потемкина, великого мастера празднеств и представлений.

Екатерина II спросила Суворова, какой он желает награды. На что он ответил: "Я, чай, Матушка, от тебя всем доволен: разве прикажешь за квартиру заплатить три рубля с полтиной". Этим А. В. Суворов подчеркнул императрице о состоянии офицеров армии, которые на протяжении многих месяцев не получали денег.

На обратном же пути к столице Потемкин еще раз продемонстрировал государыне войска Суворова. На этот раз дивизия была поставлена лагерем на поле Полтавской битвы, чтобы напомнить не только присутствующим, но и миру о великой победе Петра Великого. Гостей расположили на вершине кургана и маневры в точности воссоздали Полтавскую битву. Причем российской стороной командовал генерал-майор Михаил Кутузов. Во время русско-турецкой войны 1768-74 годов, участвуя в боях, в 1774 году под Алуштой Кутузов был тяжело ранен в висок и правый глаз, а в 1784 году после производства в генерал-майоры ему как опытному военачальнику, ученику и соратнику Суворова, накануне путешествия императрицы было поручено формирование Бугского егерского корпуса в виду очевидного начала очередной русско-турецкой компании.

Второй смотр войск, собранных Суворовым для участия в маневрах, прошел столь же блестяще, все участники его снова отмечены, а Потемкина, расчувствовавшись, Екатерина провозгласила "светлейшим князем таврическим". Было это не где-нибудь, а в Центре Новороссии того времени – Кременчуге, представлявшем собой важнейший опорный пункт на Юге Империи.

Навязано мнение, что Екатерина и члены ее правительства ехали в Крым отдыхать и развлекаться, что ради этого ее фаворитом были построены многочисленные "потемкинские деревни", ставшие впоследствии именем нарицательным всяческой показухи, но императрица никогда не забывала об интересах своей страны, а путешествие это имело цели великие и определяющие для российской политики. Воспоминаниями современников развенчивается навязанный своекорыстными иностранцами миф о "потемкинских деревнях", а история доказывала, что далеко не деревнями явились миру ставшие впоследствии важнейшими культурными, промышленными и торговыми центрами Юга России: Кременчуг, Екатеринослав, Симферополь, Севастополь, Одесса, Херсон, Николаев и множество других известных населенных пунктов. Приоритетное их развитие наметилось именно в то время прозорливостью Екатерины II и ее приближенного Потемкина.

После такой активности, привлекшей внимание Европы всей и мира в целом, Турция, обеспокоенная усилиями позиций России на Черном море, ранее вообще называемом Русским морем, начала в августе 1787 года военные действия. Обученные Суворовым и Кутузовым войска из Кременчуга, представлявшего собой важнейшую российскую военную базу на Юге, направлялись к местам военных действий, успешно отбили атаки врага и сыграли свою историческую роль в развязанной Турцией войне, рассчитывающей застать Россию врасплох, при содействии австрийской и французской дипломатий. Потемкин, используя опыт кременчужан при встрече императрицы, в течение считанных недель организовал в городе строительство судов для усиления флота на Черном море. Дубравы в качестве резерва для строительства флота были описаны вблизи Кременчуга еще по указу Петра I. И уже к весне 1788 года, всего за полгода, было направлено в район боевых действий свыше 60 судов. А до конца 1790 года флот получил 120 – 130 судов.

Период с 1789 по 1820 г. характеризуется как эпоха великих потрясений. Революционные идеи распространились по всему миру. В этот период писали огромное количество докладов, где излагались геополитические идеи. В ответ на возвышение России в мире появились русофобские идеи "против оставления деспотизму", где Россия представлялась воплощением деспотизма. Появилось особое понимание отношений Восток-Запад, противоставление: Земля – Море, или Россия – Англия. Франция по данному вопросу заняла промежуточную позицию "уравновешивающей цивилизации" между Землей и Морем, противоставляя себя как "морской" ориентации Англии, так и "сухопутному деспотизму" России. Европа при этом рассматривалась как центр мировой цивилизации и всемирной истории, а Россия с ее евроазийской миссией как ее периферия, задворки, и угроза миропорядку.

В 1791 году в примечательной анонимной английской статье, озаглавленной "Русская военная угроза", излагались основы англо-саксонской враждебности по отношению к России. Россия уже явно рассматривалась как враг, так как ее целью было в тот момент устранение влияния Оттоманской империи в регионе Черного моря и на Балканах. Здесь видны первые признаки фактического сговора между Лондоном и Турцией, между "морской" англо-саксонской цивилизацией и Великой Портой. Далее уже утверждалось, что продвижение России к Константинополю угрожает: Египту (в Англии тогда предвидели строительство Суэцкого канала) и торговле со странами Ближнего Востока. По мнению англичан, существование Оттоманской империи и ее присутствие на Балканах гарантирует равновесие в Европе. Оттоманскую империю считали заслоном от России, которую подозревали в намерении завоевать Индию. В других статьях, опубликованных в 1792-93 г.г., английские обозреватели высказывались в пользу союза между Францией, Англией и Турцией – как полюса свободы, направленного против консервативного союза Австрии, Пруссии и России. Следуя избранной политике сохранения равновесия сил на континенте, ведущие страны Запада во многом придерживаются сложившегося во время становления Новороссии курса и по сей день.

Таким образом, все эти балы, приемы, смотры, которые были неспроста организованны в до поры малоизвестном Кременчуге, показали миру не что иное, как силу и мощь русской армии, готовность ее к войне с Турцией, успехи в освоении южных земель, а значит сыграли огромную роль в укреплении международного авторитета России. Пышно обставленная поездка по новым землям была не только демонстрацией мощи и силы, но и своего рода вызовом, брошенным уверенной в своем народе, в себе и своем окружении Екатериной II силам, не желавших в то время дальнейшего возвышения России.

http://www.russedina.ru/