Ассоциация Крюковских Офицеров и судьба Виталия Макаренко — младшего брата А.С. Макаренко

Ассоциация Крюковских Офицеров и судьба Виталия Макаренко - младшего брата А.С. Макаренко

Изучая в течение последних четырех лет развитие народного образования Крюкова в довоенный период (1920-1941  гг.), нам удалось узнать и о некоторых  малоизвестных фактах истории правобережной части Кременчуга в 20-е годы прошлого столетия. Уплывая, беспрерывное время забирает с собой одни поколение, на смену которым приходят другие. Нередко вместе с людьми уходит в неизвестность и память о прошлом. Вполне естественно, что сегодня встречаются лишь  одиночные свидетели событий почти столетней давности,  воспоминания которых имеют для нас очень большой интерес.
Начало XX столетие для многих стран мира было отмечено серьезными историческими событиями. Коренные изменения произошли в Русской империи, в состав которой входила Украина, Первая мировая война, Октябрьская революция, гражданская война, безжалостно прокатились территорией бывшей царской России. На  смену старому режиму пришел новый, разрушая при этом миллионы человеческих жизней и судеб.
Эпизод, о котором пойдет речь, связанный с именем выдающегося советского педагога — новатора и писателя — А.С.Макаренко, семья которого с 1901 года  жила в  Крюкове-на-Днепре, откуда родом мать Антона Семеновича.

Свою педагогическую  деятельность А.С.Макаренко начинал в Крюковском двухклассном железнодорожном училище, где с 1905 по 1911 гг. работал учителем, а  в 1917-1919  гг. продолжал свою педагогическую деятельность уже директором, или, как тогда называли, инспектором училища.
Настал 1918 год. В стране началась гражданская война. 150 000 офицеров царской армии после Октябрьской революции остались без каких либо средств к  существованию. Кроме того, большинство простых людей и солдат относились к ним, как к своим врагам, преследовали и, где могли, уничтожали. Даже  бывшие знакомые сторонились их, чтобы не вызвать подозрения к себе.
В Крюкове к тому времени жило где-то 15-20 белогвардейских офицеров и среди них — младший брат Антона Семеновича — Виталий. А.С.Макаренко был  знаком почти со всеми ними, среди них были и его бывшие ученики. Именно он и предложил им объединиться и создать Ассоциацию Крюковських Офицеров (АКО). Весной, когда занятий уже не было, А.С.Макаренко отдал в распоряжение Ассоциации помещение училища, где и разместился клуб офицеров. Сделал это Антон  Семенович по собственной инициативе, не спросив разрешения высшего железнодорожного начальства.
Поскольку училище не имело соответствующей мебели, А.С.Макаренко обратился к начальнику железнодорожных мастерских М.А.Кожевникова с просьбой помочь в этом. Тот согласился, и в училище завезли вагонные диваны, кресла, стулья и столики. Оборудовали буфет, поставили бильярд, а через несколько дней состоялся первый танцевальный вечер, о котором в городе пошла добрая огласка. На такие вечера молодежь и офицеры собирались два-три раза в неделю.
Выручка была значительной и в скором времени самые бедные офицеры смогли получить денежную помощь.
И далеко не всем нравилось открытие такого клуба. Особенно это бесило местных большевиков, и они доложили о его деятельности руководству Южной железной дороги; но там на жалобу не отреагировали, и ожидаемого наказания А.С.Макаренко не было. Такую реакцию, а точнее — ее отсутствие со стороны  администрации, можно объяснить сложным положением в Украине, которая к тому времени была оккупирована немецкой армией. 
Клуб действовал до начала нового учебного года, а осенью его пришлось закрыть. Ассоциация Крюковських офицеров просуществовала недолго, всего несколько месяцев, но оставила после себя довольно яркий след в воспоминаниях современников.
И главное, на мой взгляд, в этой истории — поведение Антона Семеновича Макаренко, который в той ситуации не побоялся поддержать людей, которые  оказались в затруднительных обстоятельствах. Надо отдать должное его человечности, чуткости и гражданскому мужеству. Такой поступок вызывает глубокое уважение к личности нашего выдающегося земляка.
Продолжая тему, хотелось бы рассказать о дальнейшей судьбе младшего брата Антона  Семеновича — Виталия Макаренко. Длительное время факт его существования, бывшего белого офицера, который убежал за границу, замалчивался. Действительность подменялась слухами. Знакомство с воспоминаниями Виталия, его письмами, напечатанными за границей, которые в 1998 году появились и у нас, разрешает оперировать действительными фактами.
Виталий родился в 1895 году, разность в возрасте между братьями составляла 7 лет. Настоящими друзьями они стали лишь тогда, когда Виталий повзрослел. А до этого три года, с 1906 по 1908 гг., он был учеником Антона Семеновича. Потом учился в Кременчугском реальном училище. Кстати, Антон длительное время держал обиду на родителей за то, что его, в отличие от брата, отдалили в обычное городское училище. Сказать об этом отцу он боялся, а матери упрекал  неоднократно. Хотя обстоятельства в семье в обоих случаях были разными. В 1900 году, когда Антон пошел в училище, на содержании у отца была жена и
трое детей. Зарплата простого рабочего железнодорожных мастерских не позволяла ему платить 60 карбованцев в год за обучение сына в реальном училище. А  уже в 1908 году, когда настало время  идти в училище Виталию, отец работал мастером, заработок его возрос до 100 крб. в месяц. Кроме того, старшие  дети повзрослели. Сестра Саша вышла замуж и переехала к мужу. Антон работал учителем в железнодорожном училище и тоже сам заробатывал.
Настал 1915 год. Продолжаеться Первая мировая война. Виталию должно было исполниться 20 лет, на него ждала мобилизация в армию. Опережая события,  юноша вступает в Чугуевськое военное училище, которое заканчивает через 6 месяцев в чине прапорщика. По окончанию он выбирает для дальнейшей службы Киевский военный округ, где и остается до октября 1917 года. Последние полгоды Виталий был на должности помощника коменданта станции Киев.
После победы Октябрьской революции белая армия была ликвидирована, Виталий остался без работы. Он возвращается домой, в Крюков, и Антон предлагает ему место учителя в Крюковском железнодорожном училище, где был тогда директором. Виталий преподавал математику, рисование и гимнастику (так тогда назывались уроки физкультуры).
На уроках гимнастики он впервые ввел военный строй для учеников училища. Сначала Антон был против такого нововведения, мотивируя это тем, что училище  не казарма. Но Виталий сумел убедить брата в необходимости военного строя, флага и оркестра, как таковых, что они имеют большое воспитательное значение. Его поддержала часть учительского коллектива, а в скором времени этим восхищялся и Антон. Появился флаг училища.
Первый был изготовлен из белого шелка, украшенный по краям золотой кромкой с двумя широкими лентами — желтой и голубой — цветами Украины — и эмблемой железнодорожных путей соединения. Спустя некоторое время его заменили на красный.

Летом 1918 года приобрели инструменты и создали свой духовой оркестр, который состоял из 20 учеников. Крюковчане долго помнили, как летом и осенью 1918  года ученики железнодорожного училища регулярно шагали главной улицей Крюкова (Херсонской) с флагом, под звуки духового оркестра.
Позднее, работая в колонии, а потом в коммуне, Антон Семенович успешно применил и расширил предложенную братом систему военизированного обучения.
Два года, с 1917 по 1919, когда братья работали в железнодорожном училище вместе, был периодом острых материальных нужд. Власть все время менялась (большевики, немцы, снова большевики, петлюровцы,  антоновцы, григорьевцы) и, как следствие этого, — разрушенная
экономика, обнищавшее население, пустые магазины. За деньги ничего нельзя было купить, оставалась одна возможность — выменять продукты у крестьян на одежду или вещи. Оба Макаренки из всех сил старались преодолевать трудности, которые мешали работе училища. Антон был ужасно рад, когда ему удалось  достать через Кременчугское интендантство, которое находилось в Крюкове, теплую одежду и обувь для учеников. Он объяснил начальству этой службы, что  ученики  железнодорожной школы  раздетые и раззутые и им не в чем ходить на занятия. А.С.Макаренко охотно пошли на встречу; чтобы не отдавать добро
петлюровцам, нагрузили полный вагон вещей. Вагон подошел к самой школе и за несколько часов ученики его разгрузили в один из классов. Там были: кожухи и валенки (300 пар, хотя и не новые), военные ботинки, сапоги, гимнастерки, шинели. В тот же день все это раздали детям.
Виталий, в свою очередь, сумел решить проблему с письменной принадлежностью для учеников. Сделал он это через директора большого «Дитятківського  паперового  товариства», с сыном которого вместе учился и закончил реальное училище. Благодаря этоу знакомству железнодорожному училищу предоставили большую партию товара по оптовым ценам, и ученики прямо на переменах могли купить прекрасного качества тетради, бумагу для черчения, готовальни,линейки, карандаши, ручки и резинки на 25% дешевле, чем в розницу. И это в то время, когда в магазинах ничего этого не было.
В августе 1919 года Крюков занимают полки Добровольческой армии. Власть переходит в руки белых. С приходом новой власти Виталия мобилизуют, но вместо отправки на фронт, его присылают в распоряжение начальника контрразведки. Почти сразу отношение к нему со стороны старых друзей резко ухудшилось, ведь  он появлялся в форме, погонах и при оружии, олицетворяя собой новую власть.
Для Виталия служба в контрразведке была отягощающей повинностью, и он, добровольно оставив ее, переходит пулеметным офицером в бронепоезд «Генерал Марков». В  декабре 1919 года Добровольческая армия отступает, вместе с ней и Виталий Макаренко.
Таким образом он попадает в Крым, где остается в течение 10 месяцев, до ноября 1920 года. А потом Крым занимают большевики, что и заставляет его  эвакуироваться в Константинополь. Там он провел год в лагере, в Галлиполе, и лишь в конце 1921 года переехал в Болгарию. Оттуда Виталий написал своё первое письмо на Родину и в 1922 году получил ответ от брата. Всего от Антона пришло четырнадцать писем и несколько фотокарточек, которые Виталий хранил долгое время, как самую большую ценность.
Особенно Виталию запомнилась одна фотокарточка из жизни колонии им. М.Горького. На небольшом плакате красовалась надпись: «Руины в этом месте — руины в нашей жизни. Пять лет мы боролись с руинами. Сегодня мы празднуем победу!»
В письмах брату Антон писал о своих воспитанниках и о том, чем они отличаются от учеников, которых они учили в Крюковском железнодорожном училище, рассказывал о быте колонистов. В одном из них он привел характерный, на его взгляд, пример из жизнь в Трыбах, которое сравнивал с жизнью среди дикарей.
Вот этот эпизод: «Со времен возникновения русской государственности мы никогда не имели культурных дорог. Весной и осенью грязь такая, что колеса телег утопают аж по самые вехи. Вот власть и решила проложить нам дорогую из Полтавы в Харьков. Она должна была пролегать мимо Трыбив и колонии им. М.Горького. Сначало надо было построить несколько небольших мостиков через речушки. Привезли и составили необходимые строительные материалы: доски,  бревна, цемент и прочее. Одним словом, сделали все необходимое, чтобы облегчить крестьянам поездки в город.
А  уже на следующее утро не осталось и следа —  все было разворовано…»  С печалью Антон Семенович констатирует: «Это свидетельствует о том, что наш мужик еще очень темный. Он еще не гражданин и совсем лишен социального начала. Он дикарь, его интересует лишь свой дом и своя собственность».
Из писем брата Виталий узнал также, что после его отъезда дом их разграбили, вынесли всю мебель, забрали даже дрова и уголь с хлева. Сообщил Антон и о том, что мама живет с ним вместе, очень состарилась и грустит за младшим сыном, иногда называет Антона Витей, но остается бодрой и много читает.
Упоминались в письмах и бывшие друзья и знакомые, а также, как сложились их жизнь. В 1930  г. переписка между братьями прекратилось. Письма от друзей  тоже перестали поступать. Такое тогда было время. В Болгарии Виталий оставался до 1927 года, потом переехал во Францию. Живя за границей, зарабатывал  себе на жизнь игрой на скрипке. Он выступал с музыкальными группами в ресторанах, кинематографах, на баллах и вечеринках. С детства Виталий мечтал  стать профессиональным скрипачом, имел красивый музыкальный слух. В 12 лет купил свою первую скрипку. Играл он прекрасно, выполняя даже такие сложные  композиции, как произведения Паганини. Со временем овладел ударными инструментами, играл на барабане. Кроме того, Виталий хорошо рисовал, особенно  акварелью, и во время своего пребывания в Болгарии подрабатывал тем, что писал разные картины. В 1923 году с ним произошел такой случай: проживая в  городе Лом-Паланка, он встретил священника с Крюкова —  Григорьевича. Тот служил в церкви св. Николая. Для своей церкви Григорьевич заказал Виталию  написать большой (выше 2 метров.) образ «Моление о чаше». Виталий работал больше двух месяцев и, закончив работу, получил за нее 4 тыс. левив. 

После переезда во Францию короткое время работал на металлургическом заводе. Из-за болезни сердца такая работа была для него трудной и он ее бросил. Переехал в Канны, позднее жил в Лионе, Париже. Продолжал работать музыкантом. Спустя некоторое время открыл в Париже свое фотоателье. И в этом деле  тоже проявилась художественная одаренность Виталия. Он стал популярным — снимал кинозвезд, известных политических деятелей, бизнесменов, выдающихся лиц. В 1932 году за одну из фотографий «Этюд», посвященную балета, получил на ежегодной выставке в Grand Palaіs серебряную медаль. Французы воспринимали тогда фото как искусство, а не ремесло. В 1934 году Виталий продает фотоателье и через год открывает небольшую фабрику
утонченных пустячков, на которой работало десять наемных работников. Он сам лично разрабатывал модели изделий, которые расходились тысячами экземпляров. Зарабатывал Виталий хорошо и нужд не знал. Имел свой дом и квартиру в Париже, виллу возле Ниццы, автомобиль.
В 1937 году вступил в брак с француженкой, красивой и младшей за него, которая имела сына. Общих детей у них не было. К сожалению, брак оказался  неудачным. В 1957  году супруги развелись. Из-за развода Виталий потерял треть своего имущества. Вынужден был продать за  полцены дом в Париже, виллу  с садом на 1000 кв.м. И хотя после этого у него оставались еще значительные средства, почти все они пошли на лечение, так как он начал серьезно
болеть.
Чтобы получить нормальный медицинский уход, вынужден был продать свою квартиру в Париже и склеп на известном русском кладбище Сен Женев’ев ДЕ Буа, где
похороненные известные русские эмигранты И.Бунин, Д.Мережковский, З.Гиппиус и много других, всего 8 тыс. могил.
Последние годы своей жизни Виталий Семенович провел в приюте для престарелых. И все же, не считаясь с одинокостью и болезнями, период 60- 70-х лет был  согрет чрезвычайно важной для него переписками.
На родине у Виталия осталась дочь Олимпиада от брака с Галиною Брилиантовою. Виталий знал о ее существовании, но никогда не видел, так как родилась она в 1920 году, а он вынужденный был оставить Кременчуг в 1919 году. Когда девочка немного подросла, Антон Семенович забрал племянницу к себе.  Длительное  время Олимпиада жила и воспитывалась в семье Макаренко, вместе с сыном его жены —  Галины  — сначала в Харькове, а после тяжёлого 1937 года в Москве, куда А.Макаренко переехал на постоянное местожительство. Этому переезду оказывал содействие М.Горький, он же побеспокоился и о том, чтобы семья Антона  Семеновича получила квартиру в престижном доме, в самом центре Москвы — Лаврушинском переулке.
Так произошло, что двух родных людей — отца и дочурку разделили границы и больше 40 лет неизвестности. Виталий старался ее разыскать, но в 1939 году получил известие, что его дочь погибла. Длительное время он очень грустил по этому поводу. Вконце концов, в 1962 году через Красный Крест пришло сообщение, что она жива, а также ее адрес. С этих пор между ними началась многолетняя переписка с обменом фотокарточками. Обращаясь в своих письмах
к дочурке, Виталий Семенович называл ее Лилей. Все его письма были переполнены искренней любви и нежности к ней и глубокой грусти из-за невозможности встретиться. Олимпиада Витальевна в браке с поэтом Сергеем Васильевым имела двух детей: дочь Катю и сына Антона. За время их переписки Олимпиада жила  в Москве, на Большой Бронной, 8. Ее дети — внуки Виталия, — тоже живут в Москве. Екатерина Васильєва — известная актриса, Антон Сергеевич Васильев — талантливый кинорежисер.
Два брата — две разные судьбы …
Имя Антона Семеновича Макаренко, как выдающегося педагога и писателя, приобрело всемирную известность. Имя Виталия замалчивалось длительное время, даже близкими. Ознакомившись с некоторыми деталями его жизни, можно смело сказать, что он тоже был талантливым человеком и именно это помогло ему найти свое место в другой стране и чужой среде. Но трагедия его заключалась в том, что всю свою жизнь он вынужденный был провести на расстоянии от родных и самых дорогих ему людей. А.С.Макаренко умер 1 апреля 1939 года от сердечного приступа в возрасте 51 год. Произошло эт  внезапно на  ст. Голицино, когда он,  возвращая в Москву из подмосковного дома отдыха для писателей. Все центральные газеты страны напечатали некрологи о его преждевременной кончине. После смерти М.Горького в 1936 году не писали так много о ни про одного умершего писателя. В последний путь провожали своего «отца» и его бывшие воспитанники, которые пришли проститься с ним от лица тысяч своих товарищей.
О смерти брата Виталий узнал случайно из газеты. Эта новость ошеломила его своей неожиданностью. Он заказал заупокойный молебен в Александр-Невском  соборе и долго грустил по поводу смерти Антона.
Решающую роль в том, что судьбы двух родных братьев сложились настолько по-разному, сыграла Октябрьская революция. Именно она развела их по разные стороны жизни. Педагогическое наследство Антона Семеновича Макаренко и сегодня вызывает к себе живой интерес в разных странах мира: Германии, Франции, Польши, Венгрии, Чехии,  России, Японии и т.п.. В большинстве из них созданны научно-исследовательские заведения по изучению его опыта.
Именно по этой причине в 1970 году научные работники лаборатории  А.С.Макаренко  научно-исследовательского института сравнительной педагогики при Марбурзком университете в Германии разыскали Виталия Макаренко во Франции и уговорили его написать воспоминания о брате. К этому времени Виталию Семеновичу исполнилось уже 75 лет.
Он выполнил эту  просьбу — книга была написана. Работал он над ней больше 10 лет. Наверное, анализ событий на протяжении прожитых лет давался непросто. Воспоминания Виталия Макаренко — это материалы из его ближайшего родственного окружения. К сожалению, увидеть книгу напечатанной автору не пришлось. Умер он в 1983 году, в возрасте 88 лет, в г. Йер, вблизи Тулона. Книга «Мой брат Антон Семенович» к тому времени была уже законченна и сверстанная, но
вышла в печать лишь в 1985 году.
Кстати , в ней есть слова Виталия Семеновича о том, что со смертью своего брата он потерял самого благородного, человечного, чувствительного и,  наверно, самого умного человека из тех, кого он встречал на своем жизненном пути.
Перелистанна еще одна страница местного краеведения. Найденны факты, которые длительное время оставались неизвестными. Полученные ответы на ряд вопросов, но немало других еще ждут на свое исследование.

Автор: Близнюк Галина Александровна — старший научный сотрудник Кременчугского городского музея.

Материалы научно — практической конференции «Кременчугу — 435 лет» 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.