»

Фашисткий оккупационный режим в Кременчуге 1941-1943 года

Фашисткий  оккупационный режим

Когда 9 сентября 1941 года немецкие захватчики захватили Кременчуг, в городе был установлен жестокий оккупационный режим. В нагорной части города по приказу командования тылового района  группы  армий "Юг" началось поспешное обустройство концлагерей для содержания  военнопленных, которые были захвачены вследствие окружения двух советских армейских группировок в августе 1941  года под Уманью. Как свидетельствуют материалы судебного процесса  № 12 в делах Верховного Главнокомандования гитлеровского вермахта, который проходил в Нюрнберге с 5 февраля по 28 октября 1948 года, непосредственно
отдавал приказы относительно размещения военнопленных в пяти концлагерях в Хороле, Кременчуге, Александрии начальник тылового района генерал фон Рок.
Один концлагерь Шталаг № 346-А было расположено на территории казарм бывшего 12-го батальона (сейчас военные склады возле Мемориала "Вечно Живым"),  второй Шталаг № 346-В на территории 7-й батареи (в наше время - место дислокации ракетной бригады). 




По всему периметру лагеря были обнесены в несколько рядов колючей проволокой, на углах и в больших пролётах оборудованны башни для вооруженной охраны.  Одновременно в них можно было удерживать свыше 20 тысяч человек. В связи с тем, что казармы не вмещали всех, большинство военнопленных круглые сутки находилась под открытым небом на територии, разбитой на 20 блоков, в свою очередь также обнесенных колючей проволокой. И все это, не смотря на осенние холода, а со временем и суровые зимние морозы.
Еще один концлагерь в Кременчуге немцы обустроили на территории зеркальной фабрики, где содержалось до 1,5 тысяч заключённых, которых немцы использовали на строительстве деревянного моста через Днепр, автомагистрали Кременчуг - Александрия.
О условиях содержания в лагерях смерти свидетельствовал бывший военнопленный Цимбалист Иван Васильевич. По его словам, пищу давали один раз в день.  Сначала кормили баландой из гречневой муки вместе с кожурой. На каждого приходилось по поллитра такой бурды на сутки. В ноябре перешли на кипяток из  горелой ржи, которую привозили из сгоревшего местного элеватора. Эта пища напоминала мазут. Количество хлеба в сутки было по 150-200 граммов на  человека. Было понятным, что при таких условиях, а также хронического недоедания крайне изможденные военнопленные массово болели дизентерией, тифом и другими инфекционными заболевания.
Фашисты, кроме того, что держали военнопленных в холоде, сознательно морили голодом, мучали на каторжных роботах, периодически проводили еще и массовые расстрелы с целью уничтожения советских людей.
Особенно жестоко вели себя с бывшими советскими солдатами начальник лагеря военнопленных майор Цолин, комендант лагеря Зайтель и заместитель начальника лагеря майор Рутлов. Не по человеческие относились к  узникам главный врач Орлянд, враче Шуль, Кебрюк, заведующий продовольственной частью фельдфебель Гадіус и прочие.
Но полную ответственность за состояние удержания военнопленных в концлагерях, которые находились в тыловом районе группы армии "Юг", нёс его начальник генерал фон Рок.
Как свидетельствует обвинение, которое выдвинул Нюрнбергский трибунал, именно он согласно нормам международного права должен был беспокоиться о  военнопленных в зоне своей ответственности и гуманно вести себя с ними.
Новое пополнение к лагерю ожидалось после окружения и разгрома четырех больших армейских группировок Юго-Западного фронта Советских войск в районе  Лубен-Лохвицы, когда в сентябре 1941 года в плен попали несколько сот тысяч солдат и командиров Красной Армии. В начале октября пересылочный лагерь для военнопленных Дулаг-160, что размещался в Хороле был переполнен настолько, что фашистское командование приказало перевести часть пленных в другие  городам, в том числе и в Кременчуг. В первой половине  ктября несколько транспортов военнопленных уже ждали отправки. И хотя концлагеря в Александрии и Новой Украинке еще не подготовили для их приема, первая 20-ти тысячная маршевая колонна двинулась в Кременчуг. 
По приказу фон Рока ее конвоировали  пехотинцы  24-й дивизии, которой командовал генерал фон Теттау. И хотя перед маршем, как свидетельствовал  позднее  под присягой   юрнбергскому трибуналу бывший врач Хорольського концлагеря доктор Фрюхте, он лично отбирал тех кто не мог самостоятельно передвигаться из  числа изможденных и раненных,  преодолеть 90-километровое расстояние пешком по полевой дороге удалось далеко не всем.
Этот факт на судебном процессе также подтвердил другой живой свидетель по фамилии Блюменштик, которому вместе с другими участниками марша пришлось  преодолеть весь путь в Кременчуг. Под присягой он рассказал, как их выводили из Хорола отрядами по 20 человек, по 5  в  ряд.  Евреи, которые остались в  живых, должны были двигаться впереди, потом шли комиссары, офицеры - все под очень суровой охраной, а уже за ними передвигались пленные других  национальностей.  Тех, кто старался получить хоть чтото поесть от гражданского населения, или выходили из строя здесь же и расстреливали. Свидетель также показал, как рядом с ним конвоиры расстреляли 3-х мужчин, обессиленных, которые не могли выдерживать скорость, с которой двигалась колона. Мертвых оставляли лежать по краям дороги лицом вниз и руками протянутыми вперед. Общее  количество погибших, за его подсчетами, должна была колебаться от 1200 до 1500 чоловек.
По свидетельству жителей села Пещаного, когда колона военнопленных, которая растянулась на 5 км., достигла села, они увидели обессиленных существ, которое мало чем напоминали людей.
Правдивость свидетельства подтверждены обнародованным на процессе донесением в штаб группы армии "Юг" и подписанным лично фон Роком 16 октября 1941 года. Вот его содержание: "Марш, организованный 24-той пехотной дивизией, усложняется непокорностью, попытками к бегству, и слабостью пленных.  Расстрелянных и умерших от упадка сил больше 1000 человек". А уже 26 октября фон Рок подписал приказ, где он высказывал  благодарность 24-й пехотной  дивизии за ее участие в перемещении транспорта военнопленных. Еще более циничной прозвучало заявление  бывшего командира этой дивизии генерала фон Теттау, которое он сделал достоянием гласности под присягой тоже во время процесса. Он утверждал, что ему ничего не было известно о расстрелах, а  потом при перекрестных допросах он не смог даже объяснить, каким образом фон Року стали известные эти ужасные факты, которые последний привел в своем  донесении высшему руководству вермахта.
В распоряжении Нюрнбергского трибунала был также представленный отчет фон Рока за август 1941 года, предоставленный главному командованию сухопутных войск. В этом документе дословно отмечено, что "Массовая  смертность изможденных военнопленных возбуждает недружелюбный интерес со стороны населения. Большинство военнопленных нетрудоспособное из-за потери сил". В другом отчете от 21 декабря, текст которого также было прочитано на процессе, с немецкой педантичностью указанное общее количество военнопленных, которые содержалась в четырех уже  упомянутых лагерях и представляла на 20 декабря 1941 года 52.513 человека, а  из  другого  отчета,  датированного 13 января, их численность уменьшилась уже до 46.371 человека. В наибольшем - Кременчугскому шталаге № 346, на конец 1941 года находилось 22776 военнопленных,  а  число умерших в среднем через сутки представляло в нем 50,
т.е. 82 процента на год. И дальше этот документ заканчивается следующими выводами: "Вполне очевидно, что прежде всего следует почти полностью  отказаться от использования военнопленных на роботах. Лишь таким  образом при одновременном улучшении питания можно сохранить по крайней мере часть  многочисленной рабочей силы, которую составляют из себя военнопленные. В другом случае следует ожидать, что 48.000 пленных, которые находятся пока что в районе начальника тыла группы армии "Юг", на протяжении нескольких месяцев исчезнут в следствии большой смертности и болезней".
Особой жестокостью отличались гитлеровцы в своем отношении к евреям. В приказе немецкого коменданта отмечалось, что каждый из них должен зарегистрироваться в комендатуре и носить на одежде желтую нашивку. Городские евреи были изолированы в гетто. Кременчужанам под угрозой смерти запрещалось в своих семьях перепрятывать лица еврейской национальности.
Было установлено, что фашисты за период своего господства в г.Кременчуге с 9 сентября 1941 г. по 29 сентября 1943 г. замучили путем истязаний, побоев,  а также сознательных массовых расстрелов около 60000 советских жителей. Из них до 50.000 - военнопленные, до 8.000 - еврейское население и  до 20.000  другие гражданини. В немецкое рабство за период временной оккупации было забрано до 10.000 жителей г.Кременчуга, преимущественно молодые.
В результате уничтожения и увоза части населения на каторгу в Германию из 115 тыс. довоенного  населения  Кременчуга  осталось  на  момент  освобождения города  советскими войсками всего 18 тыс. жителей.
Таким образом, в результате изучения материалов нюрнбергського международного процесса можно сделать выводы, что масштабы преступления, которые совершили фашистские оккупанты в Украине вообще и Кременчуге особенно, адекватные степени наказания тому, кто инициировал их. Вот
почему пятый американский военный трибунал в Нюрнберге присудил 28 октября 1948 года подсудимого Карла фон Рока до двадцати лет заключения.
Но не все те, кто осуществлял в Кременчуге жестокий оккупационный режим, понесли соответствующие наказания. Как установила Государственная комиссия  по  расследованию  актов  зверств,  которые совершали фашистские захватчики в городе Кременчуге и Кременчугских лагерях смерти, за преступления против человечества должны были попасть на скамью подсудных гебитскомисар города Ротт, его помощник капитан Шурак, представители военной администрации  капитан  Фрорайх, старшие лейтенанты  Кеник и Вейир, начальники биржи труда Фромельд и Шаух, шеф паспортного стола при СС Руденфальд.

Шаблий А.П., Шаблий Е.А.

Материалы научно - практической конференции "Кременчугу - 435 лет"