Немного о торговле в Кременчуге в 30-е годы

Торговля в Кременчуге в 1930-е годы

Воспоминания.

Кременчуг издавна считался торговым городом – в нём проходило несколько ярмарок, было много хороших торговых заведений. Сосредоточены в основном они были по главной ул. Соборной (Екатерининской) и по улицам К.Маркса (Херсонской), Шевченко, почему-то  в сторону р. Днепра , и в районе рынка, который был там же, где и сейчас. Начну,  так  сказать,  с  торгового  комплекса,  ограниченного  улицами  Соборной (бывшая Ленина), Игоря Серьдюка (бывшая Октябрьская) и К.Маркса, Небесной Сотни (бывшая Пролетарская) (сейчас –  сквер перед кинотеатром Довженко). По ул. Соборной от Херсонской угловой магазин – торговля книгами, канц- и культтоварами, тут бывали  и  велосипеды,  далее —  двухэтажный  Пассаж  и  на  следующем  углу –  магазин «Динамо».  Примерно  в  средней  части  Пассажа  был  вход  в  винный  подвал  с  хорошими разливными сухими винами. На противоположной стороне ул. Соборной был еще один винный магазин. С  тыльной  стороны Пассажа  размещался  крытый  рынок  и  торговые  столики  т.н. «Рыбного рынка». Чтобы не возвращаться больше к подвалам — скажу, что, неверное, не было ни  одного  старого  магазина  без  подвала-хранилища,  они  были  практически  под  каждым кирпичным домом.

Между прочим, когда немцы  заняли Крюков и  где-то около 10 часов утра 8  августа 1941  года  начали  артиллерийский  обстрел Кременчуга,  в  городе  поднялась  паника  и  одни жители  побежали  с  узлами  на Песчаную  гору (руководство  города  убежало  еще  накануне вечером  или  ночью),  а  другие –  грабить  магазины,  то  только  у  винных  подвалов  кто-то догадался  поставить  часовых.  Правда,  был  один  или  два  часовых  на  всем  протяжении набережной. Один прогонял нас от берега, когда мы, мальчишки, прибежали посмотреть, что там делается. Да, так вот, подвалов было столько, что за 2 дня безвластия их не успели все даже  разграбить. Потом,  когда  положение  несколько  стабилизировалось,  еще  почти  месяц было чем торговать, не богато, но было!
Так же  произошло  и  в  конце  голодовки,  когда  с  подвалов  достали  и  на  нескольких углах  по  ул. Соборной (бывшая Ленина)  поставили  бочки  и  начали  торговать  настоящими  засахаренными цукатами  из  арбузных  корок  и  др. По  той же  стороне,  что  и Пассаж,  на  ближайшем  углу улицы Пушкина,  была  столовая,  через  ул. Пушкина –  магазин  юного  техника,  торговавший инструментами  и  материалами  для  моделирования,  в  том  числе  и  специализированными наборами  для  авиамоделей,  мы  их  называли  посылками.  Дальше  размещался  магазин наглядных  пособий.  В  нем  и  около  его  витрины  можно  было  стоять  часами,  разглядывая различные  приборы!  Об  одном  скажу –  это  был  прибор,  демонстрировавший  наличие светового  давления.  Как  только  на  него  попадал  солнечный  свет,  крыльчатка  внутри вакуумной колбы начинала вращаться. Почему-то в этом же магазине продавалась и акорина (керамическая флейта-свистулька), может, там были и другие музыкальные инструменты, но этого не помню. Рядом был  рыбный магазин. А  какие  там были деликатесы: икра, балыки красной рыбы, сельди, копчености. Напротив был еще один рыбный и большой колбасный магазин.  Как  сейчас  вижу  висящие  охотничьи  сосиски,  какую-то  колбасу  с  фаршем  в шахматную  клеточку.  Нам  такая  колбаса  не  нравилась –  жирная,  мы  любили  свежую, душистую  чайную!  На  углу  улиц  Ленина (ныне Соборная)  и  Красноармейской,  против  библиотечного техникума, было чистенькое уютное кафе с бисквитными с кремом пирожными. Два других кафе на Ленинской были: одно – против к-т «Большевик» с заварными пирожными, а второе – в 125-ти квартирном доме против театра, но это было скорее кафе-кондитерская. Почти против довоенной библиотеки (сейчас жилой дом рядом с музеем) была какая-то  харчевня,  славившаяся  селедочным  форшмаком  и  тучами  мух.  На  углу  ул.  Киевской (ныне Победы),  как  и  сейчас,  была  аптека. К  сожалению,  складного  рассказа  о  торговле  у меня  не  получается,  да  и  не  может  получиться.  Могу  остановиться  только  на  самом запомнившемся. Например, окна, витрины почти всех старых магазинов закрывались на ночь металлическими  гофрированными шторами. Перед  закрытием продавец  выходил на улицу, крючком  на  конце  палки  зацеплял  за  замочную  петлю  на шторе и  тянул  ее  вниз. Штора  с характерным шумом, скользя по боковым направляющим, спрятанными в стене, опускалась вниз, после чего ее запирали на висячий замок. Или  такой  эпизод. Зашли мы с мамой в магазин, наверное, уже летом 1934  г. на ул. К. Маркса (Херсонской).  Есть  он  и  сейчас  в  старом  доме  около  школы  №10.  Мама направилась  к  продавщице,  а  я,  увидев  кошку,  лежавшую  на  крышке  входа  за  прилавок, пошел к ней, чтобы погладить ее. Не тут-то было – кошка прижала уши и зашипела на меня. Продавщица  сказала: «Мальчик,  осторожно,  она  может  укусить  и  поцарапать!» –  и  уже больше обращаясь к маме, продолжила: «Это только и позволило ей уцелеть в 1933 году». В этом же районе, но на противоположной стороне улицы, был магазин Военторга с хорошим  спортивным  отделом.  На  углу  улиц  К.Маркса  и  Ревенка (сейчас  детсад)  была большая 2-х этажная гостиница и рядом – по Ревенка, хороший ресторан с обедами на дом.
По  ул.  Херсонской,  у  рынка,  в  голодные  годы  функционировал  Торгсин,  торговавший, скорее  менявший,  на  драгоценности  любые  товары  и  продукты.  Кстати,  тротуары  по ул.Шевченко и на примыкающих улицах на каком-то протяжении в начале августа 1941 г., превратились в подобие лент-липучек для мух, в такой степени они были залиты (закапаны) сиропом или вареньем с райских яблочек, которое люди ведрами разносили с кондитерской фабрики. Несколько  слов  о  сезонной  и  спецторговле. В  конце  лета  к  набережной,  поближе  к речному  вокзалу,  приставали  небольшие  баржи  с  херсонскими  кавунами  и,  пришедшие  с верховьев  Днепра,  большие  деревянные  лодки  плоскодонные,  у  нас  их  называли  дубы,  с яблоками. И шла бойкая торговля.
Летом, году в 38 или 39, происходили перебои в нормальной торговле хлебом. Чтобы избежать  очередей  или  карточек,  вводили  развозку  хлеба  по  домам. По  улицам  проезжала подвода,  оборудованная  будкой,  поделенной  на  ячейки,  останавливалась  около  дворов, жители  выходили  и  получали  свои  именные  мешочки  с  положенным  каждой  семье количеством хлеба. Мороженым, кроме кафе, торговали часники с тележек, заполняя круглые вафельницы и выталкивая из нее такие кругляши между двух вафель, которые нужно было облизывать. И еще три небольших факта со сферы обслуживания. Перед получением мною паспорта мама решила одеть меня в приличный костюм. Очередь в ателье занимали очень рано, но входили всё  равно  с  определенными  физическими  усилиями.  Но  костюм,  шевиотовый,  получился шикарный! Во время войны пропал… Фотографировался  на  паспорт  в «первой  электрофотографии»  рядом  с к.т.»Большевик». От «электро», у нее было освещение. До этого все фотографии имели окно на потолке.
Был  у  нас  инвалид,  перемещавшийся  на  коляске  с  закрепленным  на  ней  большим, стационарным  стереоскопом.  За  какие-то  копейки  можно  было  посмотреть  интересные стереофотографии.
Вот теперь, наверное, все!

Рядненко В.И.

Материалы научно — практической конференции «Кременчугу — 435 лет»

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.