» »

Татаро-монгольское иго на Руси- выдумка немецких профессоров 18 века!

Модератор: Henavola

Автор: Henavola » 02-09-2013
Страница 25 из 26 «  21 22 23 24 25 26  
  • 12-03-2017 14:29 #121 Re: Татаро-монгольское иго на Руси- выдумка немецких профессоров 18 века!

    Рейтинг : Нет

    Henavola

    VIP user

    Модератор

    Сообщений: 1405

    user offline

    Астрахань:
    С.М.Соловьев в своих примечаниях к "Истории России с древнейших времен" (т.4, изд.1881 года) уточняет, что искал Батый своего отца под Ярославлем два года и шесть месяцев:

    ]]>http://img.interesno.su/images/29_1.png]]>

    ]]>http://img.interesno.su/images/82_2.png]]>

    Тут интересно другое..современный текст четвертого тома "Истории России" Соловьева и даже отсканированный старый текст на том же //www.runivers.ru/ вообще лишен всяких авторских комментариев...
  • 28-03-2017 11:33 #122 Re: Татаро-монгольское иго на Руси- выдумка немецких профессоров 18 века!

    Рейтинг : Нет

    Henavola

    VIP user

    Модератор

    Сообщений: 1405

    user offline

    ]]>http://nims55.livejournal.com/118720.html]]>

    Но в ходе поисков попытался разобраться когда оно, это иго, появилось. Нет, не когда злые татаро-монголы сожгли родную хату, а когда появился этот термин.
    И выяснилось, что о татаро-монгольском иге никто и слыхом не слыхивал аж до 19 века. Пока некий Христофор Крузе в 1817 году не издал "Атлас и таблицы для обозрения истории всех европейских земель и государств от первого их народонаселения до наших времен", где впервые ввел в научный оборот термин "монголо-татарское иго". Хотя, этот труд и был переведен на русский язык только в 1845 г., но отечественные историки начали использовать эту новую научную дефиницию с 1823г. И первым был известный историк Петр Николаевич Наумов. Правда, я не понял кому был известен этот известный историк, видимо широко известный в узких кругах.

    Ну чтобы быть максимально точным и полностью осветить тему возникновения этого термина, упомяну о схожих терминах.
    В 1575 году термин «jugo Tartarico» был употреблён в записи Даниела Принца о своей дипломатической миссии в Москву.
    "Иван же Васильевич, дед ныне царствующего, так как его родственники от взаимных усобиц уменьшились донельзя, да и сам он также многих лишил жизни за ослепление своего отца, то, по низвержении Тартарского ига, имея возвышенный характер, первый назвал себя “Царем” (Czarum), чего до того Московские Князья никогда не употре****ли."
    Обращу внимание на контекст упоминания Тартарского ига "от взаимных усобиц уменьшились донельзя, да и сам он также многих лишил жизни". В таком контексте становится интересно кем же были эти Тартары? Не русскими ли князьями?
    Термин встречается и позже в записках о Московской войне 1578—1582 гг., составленных Рейнгольдом Гейденштейном , попадаются упоминания и у английского мыслителя Джона Мильтона и француза Де Ту. Обращу внимание на отсутствие в термине составляющей "монголо-", что достаточно важно. А понятие "тартарийское иго" можно трактовать по разному, в силу того, что западные европейцы называли Тартарией всё, что находилось восточнее Священной Римской империи. И тут уместнее вольно перевести как "славянское иго".
    И этому есть прямое подтверждение из времен ТМИ непосредственно. Самым первым упоминанием ига, вообще, считается упоминание Яном Длугошем в его "Хрониках знаменитого Царства Польского" "iugum barbarum", то есть "варварского ига" или "ига варваров". Очень интересный термин с которого путем легкой модификации получилось Татаро-монгольское иго. А интересно тем, что в разные времена варварами европейцы называли совокупности народов, вторгавшихся в пределы Римской империи (варварские завоевания) и основывавших на её территории самостоятельные государства (королевства).
    Под совокупностью народов понимаются различные народы в различные исторические периоды начиная с первой римской империи и до средних веков, а конкретней в хронологическом порядке: - кельты, германцы, фракийцы (в том числе даки, геты),иллирийцы и мессапы,скифо-сарматские племена и
    славянские племена. Всё это племена индоевропейского происхождения, иимеют в своём генофонде 3 преобладающие гаплогруппы: R1b, I1, R1a, что говорит о родственности к славянской группе и отношения к монголам никакого не имеют.

  • 29-03-2017 16:11 #123 Re: Татаро-монгольское иго на Руси- выдумка немецких профессоров 18 века!

    Рейтинг : Нет

    Henavola

    VIP user

    Модератор

    Сообщений: 1405

    user offline

    АнТюр
    Препринт.

    Аннотация: Литовские татары, как субэтнос, сформировались из военного сословия политических образований 15 века – Большой Ногайской орды, Малой Ногайской орды и Крымского ханства, являющихся осколками Улуса Джучи 13-14 веков. Обособились в Великом княжестве Литовском в начале 16 века. Рассмотрены четыре массива данных, характеризующих их генетический портрет: гаплогруппы Y-хромосомы дворянских родов, гаплогруппы Y-хромосомы и мтДНК научных выборок, а также широкогеномные данные по однонуклеотидному полиморфизму. Наличие генетических монголов по мужской линии в предках литовских татар исключается. Такое могло быть только в одном случае – монголы не приходили в Восточную Европу и сопредельные регионы Азии ранее завершения обособления литовских татар.

    Ключевые слова: монгольские завоевания 13 века, литовские татары, Великое княжество Литовское, геногеография, геногенеалогия.

    В Традиционной истории имеется феномен «Монгольские завоевания 13 века». Применительно к Восточной Европе это завоевания Батыя и формирование Улуса Джучи. Монгольский исследователь Чойсамба Чойжилжавын <2008> рассмотрел исторические свидетельства и мнения историков о численности войск Батыя. Его заключение: «историки называют приблизительно три группы цифр: от 30 до 40 тыс., от 50 до 70 тыс. и от 120 до 150 тыс. … На наш взгляд, с учётом мобилизации старших сыновей и покорённых народов, в армии Батыя насчитывалось от 40 до 50 тыс. воинов.» Вопрос о численности собственно монголов остался открытым. Но с учетом того, что в монгольских семьях произведена мобилизация старших сыновей, монголов в армии не могло быть сильно меньше половины ее состава. После походов монголы остались в Улусе Джучи. Они сформировали его аристократию и часть военного сословия. Потомки тех монголов, которые отправили в поход в Европу своих сыновей, сегодня живут в Монголии. Один из военно-политических центров Улуса находился на Нижней Волге. Его в русских свидетельствах называли Ордой или Большой Ордой. Из Орды осуществлялось татаро-монгольское иго над русскими княжествами.
    Но уже в 2009 г. российскими геногеографами – Е.В. Балановской и О.П. Балановским <2009>, был нанесен серьезный удар по феномену «Монгольские завоевания 13 века». По результатам исследований генофонда популяций Восточной Европы они категорически констатировали «отсутствие у русских генетических следов «монгольского ига»». «Что же касается второй из крупных миграций, связанных с монгольским завоеванием средневековых русских княжеств, то ее генетические следы обнаружить не удается. И вновь этот вывод взаимно подтверждается анализом и мтДНК, и Y-хромосомы, и данными антропологии. Например, суммарная частота восточно-евразийских гаплогрупп мтДНК в русских популяциях не достигает и 2%: эта же частота характерна и для западноевропейских народов. Для Y-хромосомы типичным «монгольским» маркером является гаплогруппа С (ее носителем был, как считается, Чингисхан, – эта гаплогруппа является самой частой у монголов и родственных им народов). Однако в русских популяциях гаплогруппа С практически не встречена (частота не достигает 1 %, т. е. с формально-генетических позиций полиморфизм по этому признаку в русских популяциях отсутствует, и русское население может считаться полностью «генетически европейским»).»
    Мы проверили вывод авторов публикации <Балановская Е.В., Балановский О.П., 2009>, сформулировав проблему в более широком контексте: «Имеются ли генетические следы монгольских завоеваний 13 века в популяциях Восточной Европы, Среднего Востока, Кавказа и Балкан?» Для ответа на этот вопрос выполнен анализ гаплогрупп Y-хромосомы популяций Евразии, передающихся по мужской линии <Тюрин А.М., 2010>. По современным популяциям монголов сформированы генетические маркеры-индикаторы события «Монгольские завоевания 13 века». Это гаплогруппы C (ее частоты среди монголов порядка 60%), а также O и D (встречаются у монголов с небольшими частотами, но нехарактерны для популяций Восточной Европы). Эти же гаплогруппы выделили авторы публикации <Балаганская О.А., Дамба Л.Д., Жабагин М.К. и др., 2016>: «Наличие в генофонде народов гаплогрупп С, D и О рассматривается как свидетельство об экспансии монгольских племен.»
    Крайне низкое число носителей гаплогруппы C у русских (примерно 3 на 1000 человек) свидетельствует о том, что их предки не являлись участниками события «Монгольские завоевания 13 века» и его следствия – татаро-монгольского ига 13-15 веков <Тюрин А.М., 2010>. Это же относится к украинцам, среди которых маркеры-индикаторы рассматриваемого события не выявлены. Значимые частоты монгольских гаплогрупп имеются только в 3 европейских популяциях – у караногайцев, кубанских ногайцев и крымских татар. По новым данным у караногайцев 8% носителей гаплогруппы С, у кубанских ногайцев частоты С – 3%, О – 1% <Схаляхо Р.А., Чухряева М.И., Агджоян А.Т. и др., 2016>, у крымских татар частоты С примерно 8% <Балановская Е.В., Агджоян А.Т., Жабагин М.К. и др., 2016>. Нами сделано предположение, что предки этих популяций находились в тесном контакте с калмыками (генетически это монголы), пришедшими в Северный Прикаспий в 17 веке, и от них получили эти гаплогруппы <Тюрин А.М., 2010>.
    После публикации выводов геногеографов историкам пришлось вносить коррективы в феномен «Монгольские завоевания 13 века». Некоторые из них пошли по пути «гомеопатии». Генетических монголов в войске Батыя было совсем мало. Они являлись суперменеджерами, которые только организовали степных пастухов не монголов в великую армию. «Неизвестно, сколько именно монгольских семей переселилось на казахстанские и поволжские просторы. Во всяком случае, средневековые источники оперируют совершенно мизерным числом по сравнению с туземными кипчаками – даже не десятками, а единицами тысяч. Кочевники-пришельцы в течение первых полутора столетий существования Золотой Орды и Чагатайского улуса ассимилировались в огромной массе местных жителей» <Трепавлов В.В., 2016>. Но и в этом случае часть аристократии и военного сословия Улуса Джучи, Орды и постордынских формирований должна была состоять из потомков моголов по мужской линии.
    В соответствии с феноменом «Монгольские завоевания 13 века» предки караногайцев, кубанских ногайцев и крымских татар являлись «титульной нацией» Улуса Джучи и постордынских формирований 15 – начала 17 веков: Большой Ногайской орды (среднее и нижнее течение Урала, Эмба, Орь, Иргиз, Самара, Большой и Малый Узени, в отдельные периоды и правобережье Волги), Малой Ногайской орды (степи между Каспием и Азовским морем) и Крымского ханства (Крым и северо-западное Причерноморье). Часть монгольских гаплогрупп, отмеченных в этих популяциях, получена непосредственно от монголов 13 века. Другая часть – от калмыков. То есть, рассматривая только генетические портреты монголов, калмыков, караногайцев, кубанских ногайцев и крымских татар, ничего нельзя сказать о феномене. Однако выход из этой ситуации имеется. Есть еще одна популяция, предки которой являлись «титульной нацией» Улуса Джучи и постордынских формирований. Это литовские татары. Нужно посмотреть характеризующие их генетические данные.
    В период с конца 14 и до начала 16 веков в Великом княжестве Литовском постепенно формируется субэтнос «литовские татары». Это, главным образом, служилые люди. Среди них «были выходцы из Крыма, из Большой (Заволжской) орды, из ногайских племен. Довольно пестрым был и социальный состав татар, принятых на литовскую службу. Среди них мы находим и ордынских царевичей (солтанов) – сыновей и братьев ханов, и потомков младших линий Чингизидов – уланов (огланов), а также князей и мурз – представителей родовой и служилой знати, владевшей в Орде улусами (в ВКЛ они сохраняли свои титулы наравне с литовско-русскими князьями), и рядовых ордынцев, простых воинов. Последние составляли основную массу служилых татар.» <Думин С.В., Волков В.Г., Сабитов Ж.М., 2016>. Сегодня потомки знатные родов и простых воинов живут в Белоруссии, Польше, Литве и на Украине. Основная часть литовских татар (более 7 тысяч) проживает в Белоруссии. Их этнонимы – «белорусские татары» или «липки». Этноним литовских татар Польши – «польские татары». Здесь важно то, что предки литовских татар ушли в Литву раньше прихода калмыков в Северный Прикаспий. То есть, среди них не может быть потомков калмыков.
    В публикации <Думин С.В., Волков В.Г., Сабитов Ж.М., 2016> приведены результаты тестирования 35 родов знатных литовских татар. Доминируют разные линии гаплогруппы R1a – 13 родов. Гаплогруппа R1b – 3 рода, G2a3b – 4 рода, J2a – 7 родов, J2b – 1 род, N1 – 2 рода, Q – 5 родов. Ни одного рода с монгольскими гаплогруппами не имеется.
    Генетический портрет белорусских татар по гаплогруппам Y-хромосомы (74 образца) приведен в публикации <Панкратов В.С., Кушнеревич Е.И., Давыденко О.Г., 2014>. Носителей монгольских гаплогрупп среди них нет. Авторы отметили; «Учитывая происхождение белорусских татар от кочевников, населявших Золотую Орду, отсутствие гаплогруппы C-M130 в их генофонде несколько неожиданно, и, вероятно, является следствием сильного генетического дрейфа.» Генетический портрет татар отличается от портрета белорусов. У последних крайне мало носителей гаплогрупп J1, J2, Q и R1b (суммарно 2,7%). У татар J1 – 5,4%, J2 – 20,3%, Q – 8,1%. Частоты носителей гаплогруппы R1a у татар и белорусов близки – 48,6 и 50,6%. Для гаплогруппы R1a-M458 авторы выполнили сопоставление 8 гаплотипов (14 локусов) татар и популяций Европы. Получено их совпадение с гаплотипами белорусов, поляков, украинцев, лужичан, словаков, немцев, караногайцев, кубанских ногайцев и шапсугов.
    В публикации приведены результаты более глубокого анализа гаплогрупп Y-хромосомы белорусских татар (те же 74 образца). Выполнена их привязка к регионам. Гаплогруппы N-Tat, R1a-M458, R1a-M558, R1b-M412 и R1b-M478 – Восточная Европа и Волго-Уральский регион, R1a-Z2125 и Q-M242 – Центральная Азия, G2a-U1, J1-P58, J2aM410 и J2b-M12 – Кавказ и Ближний Восток. Гаплогруппы татар Q1a-M346, R1b-M478 и R1a-Z2125 сходны с гаплогруппами популяций Центральной Азии (киргизы, казахи, узбеки), а гаплогруппы G2a-U1 и J1-P58 – с гаплогруппами кавказских популяций.
    Аномалией в генетическом портрете литовских татар являются относительно высокие частоты гаплогруппы Q. Авторы публикации <Думин С.В., Волков В.Г., Сабитов Ж.М., 2016> предположили, что часть их предков была выходцами с региона Алтая. Но авторы прямо указали на то, что линии этой гаплогруппы сходны с ее линиями у киргизов, казахов и узбеков. Новые данные <Схаляхо Р.А., Жабагин М.К., Юсупов Ю.М., 2016> позволяют обосновать возможные другие источники этой гаплогруппы у литовских татар. У туркмен йомудов (83 образца), проживающих в Каракалпакстане, по частотам доминирует гаплогруппа Q (73%). Этот регион являлся юго-западной периферией Большой Ногайской орды. Высокие частоты гаплогруппы Q и у трех из пяти изученных популяций сибирских татар <Агджоян А.Т., Балановская Е.В., Падюкова А.Д., 2016>. Сегодняшняя их локализация находится вблизи северо-восточной периферии Большой орды. То есть, носители гаплогруппы Q могли попасть в Литву с периферийных территорий большой Ногайской орды.
    Гаплогруппы мтДНК передаются по женской линии. Авторы публикации <Панкратов В.С., Кушнеревич Е.И., Чеботарев Л.Ю., 2014> сформировали выборку из 79 образцов, характеризующих белорусских татар. По результатам сопоставления с гаплогруппами из банков данных сделан следующий вывод. «Генофонд белорусских татар по маркерам мтДНК характеризуется сочетанием Восточно-Евразийских и Западно-Евразийских гаплогрупп. Исходным источником Восточно-Евразийского компонента являются популяции Средней Азии, Восточной и Южной Сибири, в то время как происхождение Западно-Евразийского компонента может быть связано как с белорусской, так и с другими восточно-европейскими популяциями.» То есть, собственно монгольских гаплогрупп не выявлено. В другой публикации приведены результаты анализа 120 мтДНК популяций Евразии, в том числе 11 образцов, характеризующих белорусских татар. В генофонде последних доминируют гаплогруппы, распространённые в Центральной Азии (казахи, киргизы), Волго-Уральском регионе (волжские татары, калмыки), Сибири (якуты, эвенки) и Восточной Азии (китайцы хань, тибетцы).
    Для 87 популяций получены широкогеномные данные по однонуклеотидному полиморфизму (SNP-маркерам) . Всего 1231 генотипов, в том числе, 6 – белорусских татар. Эти генетические маркеры передаются и по мужской, и по женской линиям. В поле главных компонент белорусские татары сформировали «плотный» кластер, расположенный между популяциями Центральной и Восточной Европой, а также Центральной Азией. По генетическим расстояниям их ближайшие родственники – волжские татары, кубанские ногайцы, таджики и узбеки.
    Белорусские татары с конца 14 века жили среди белорусов. Может быть им они передали гаплогруппы монголов? Нет. По результатам анализа гаплогрупп Y-хромосомы, характеризующих белорусов (1086 образцов), выявлено всего 9, которые можно отнести «к линиям центрально- и восточноазиатского происхождения. … С3 (М217), G1 (M342), N1b (Р43, N1c2b в текущей нотации), Q1a2 (М25) и R1b1a1 (М73).» <Рожанский И., Цыбовский И., Богачёва А. и др., 2013>.
    Генетический портрет литовских татар характеризует этнические корни военного сословия политических образований 15 века – Большой Ногайской орды, Малой Ногайской орды и Крымского ханства, являющихся осколками Улуса Джучи 13-14 веков. Наличие генетических монголов по мужской линии в предках литовских татар исключается. Это однозначно свидетельствует о том, что монголы не принимали участие в формировании военного сословия «степных» военно-политических образований 13-15 веков. Такое могло быть только в одном случае – монголы не приходили в Восточную Европу и сопредельные регионы Азии ранее завершения обособления литовских татар, то есть, ранее начала 16 века. Этот однозначный вывод является киллер-аргументом против феномена Традиционной истории под названием «Монгольские завоевания 13 века».

    Литература
    Агджоян А.Т., Балановская Е.В., Падюкова А.Д., Долинина Д.О., Кузнецова М.А., Запорожченко В.В., Схаляхо Р.А., Кошель С.М., Жабагин М.К., Юсупов Ю.М., Мустафин Х.Х., Ульянова М.В., Тычинских З.А., Лавряшина М.Б., Балановский О.П. Генофонд сибирских татар: пять субэтносов – пять путей этногенеза // Молекулярная биология, 2016, т.50, № 6, с. 978-991.
    Балаганская О.А., Дамба Л.Д., Жабагин М.К., Агджоян А.Т., Юсупов Ю.М., Сабитов Ж.М., Богунов Ю.В., Балаганский А.Г., Султанова Г.Д., Долинина Д.О., Падюкова А.Д., Схаляхо Р.А., Маркина Н.В., Букин А.Г., Лавряшина М.Б., Балановская Е.В., Балановский О.П. Монгольский след в генофонде народов вдоль степной полосы Евразии. Современные проблемы науки и образования. – 2016. – № 4.
    ]]>https://www.science-education.ru/pdf/2016/4/24910.pdf]]>
    Балановская Е.В., Балановский О.П. Генетические следы исторических и доисторических миграций: континенты, регионы, народы. Вестник ВОГиС, 2009, Том 13, № 2. ]]>http://www.bionet.nsc.ru/vogis/pict_pdf/2009/2009_2/20.pdf]]>
    Балановская Е.В., Агджоян А.Т., Жабагин М.К., Юсупов Ю.М., Схаляхо Р.А., Долинина Д.О., Падюкова А.Д., Кузнецова М.А., Маркина Н.В., Атраментова Л.А., Лавряшина М.Б., Балановский О.П. Татары Евразии: своеобразие генофондов крымских, поволжских и сибирских татар. Вестник Московского университета. Серия 23: Антропология. 2016. № 3. С. 75-85.
    Думин С.В., Волков В.Г., Сабитов Ж.М. Этногенетические связи литовских татар: исторические корни литовско-татарского дворянства.
    Золотоордынская цивилизация. 2016. № 9. С. 309-325.
    Панкратов В.С., Кушнеревич Е.И., Давыденко О.Г. Полиморфизм маркеров Y-хромосомы в популяции белорусских татар. Доклады Национальной академии наук Беларуси. 2014. Т. 58. № 1. С. 94-100.
    ]]>http://doklady.belnauka.by/jour/article/view/190]]>
    Панкратов В.С., Кушнеревич Е.И., Чеботарев Л.Ю., Мецпалу Э., Давыденко О.Г. Формирование пула митохондриальной ДНК белорусских татар: дальние миграции и смешение генофондов. Доклады Национальной академии наук Беларуси. 2014. Т. 58. № 3. С. 82-87.
    ]]>http://elibrary.ru/download/elibrary_24318230_46038949.pdf]]>
    Рожанский И., Цыбовский И., Богачёва А., Котова С., Забавская Т., Шахнюк Н., Клесов А. Белорусы: этногенез и связь с другими славянскими народами с позиции ДНК-генеалогии. Наука и инновации. 2013. Т. 3. № 121. С. 55-62.
    Схаляхо Р.А., Чухряева М.И., Агджоян А.Т., Запорожченко В.В., Маркина Н.В., Юсупов Ю.М., Шайхеев Р.Р., Почешхова Э.А., Балановская Е.В. Генофонды ногайцев в контексте населения степного пояса Евразии (по маркерам Y-хромосомы). Золотоордынская цивилизация. 2016. № 9. С. 326-333.
    Схаляхо Р.А., Жабагин М.К., Юсупов Ю.М., Агджоян А.Т., Сабитов Ж.М., Гурьянов В.М., Балаганская О.А., Далимова Д.А., Давлетчурин Д.Х., Турдикулова Ш.У., Чухряева М.И., Асылгужин Р.Р., Акильжанова А.Р., Балановский О.П., Балановская Е.В. Генофонд туркмен Каракалпакстана в контексте популяций Центральной Азии (полиморфизм Y-хромосомы) // Вестник Московского университета. Серия 23: Антропология. 2016. № 3. С. 86-96. ]]>http://xn--c1acc6aafa1c.xn--p1ai/wp-content/uploads/3_2016-antr-p-086_096-print.pdf]]>
    Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. 2-е изд., испр. и доп.– Казань: Издательский дом «Казанская недвижимость», 2016. 764 с.
    ]]>http://archtat.ru/img/media/issues/trepavlov.pdf]]>
    Тюрин А.М. Имеются ли генетические следы монгольских завоеваний 13 века? ]]>http://new.chronologia.org/volume10/turin_mongoly.php]]>
    Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 10. 2010.
    Чойсамба Чойжилжавын. Завоевательные походы Бату-хана. М.: Идея-Пресс, 2008. 168 с. ]]>https://profilib.com/chtenie/65629/choyzhilzhavyn-choysamba-zavoevatelnye-pokhody-batu-khana.php]]>
    Pankratov V., Litvinov S., Kassian A., Shulhin D., Tchebotarev L., Yunusbayev B., Möls M., Sahakyan H., Yepiskoposyan L., Rootsi S., Metspalu E., Golubenko M., Ekomasova N., Akhatova F., Khusnutdinova E., Heyer E., Endicott P., Derenko M., Malyarchuk B., Metspalu M., Davydenko O., Villems R., Kushniarevich A. East Eurasian ancestry in the middle of Europe: genetic footprints of Steppe nomads in the genomes of Belarusian Lipka Tatars. Sci Rep. 2016 Jul 25;6:30197. doi: 10.1038/srep30197.
    https://www.researchgate.net/publication/305643100_East_Eurasian_ancestry_in_the_middle_of_ Europe_Genetic_footprints_of_Steppe_nomads_in_the_ genomes_of_Belarusian_Lipka_Tatars

  • 29-03-2017 16:12 #124 Re: Татаро-монгольское иго на Руси- выдумка немецких профессоров 18 века!

    Рейтинг : Нет

    Henavola

    VIP user

    Модератор

    Сообщений: 1405

    user offline

    АнТюр
    Калмыки, караногайцы, кубанские ногайцы и крымские татары – геногеографический и геногенеалогический аспекты
    Препринт

    Аннотация: Рассмотрены история взаимодействия в 17-18 веках калмыков с ногаями Большой Ногайской орды, Малой Ногайской орды и Крымского ханства, а также многочисленные переселения ногаев в 18 – 19 веках. Приведены частоты гаплогрупп Y-хромосомы монголов и калмыков, а также потомков ногаев – караногайцев, кубанских ногайцев и крымских татар. Во внимание принят ранее сделанный вывод (А.М. Тюрин, 2017 г.): генетические монголы не приходили в Восточную Европу и сопредельные регионы Азии ранее завершения обособления литовских татар (ранее начала 16 века). Исходя из этого, отмеченные у потомков ногаев монгольские гаплогруппы C, O и D (суммарно 8,5-9,0%), могли попасть к ним только от калмыков. Выявлено генетическое влияние калмыков на другие популяции, с которыми они контактировали прямо или через ногаев. Значимые частоты монгольских гаплогрупп (1,5-7,0%) имеются у черкесов, табасаранцев, казанских татар и турок. У других популяций Северного Кавказа и Восточной Европы эти гаплогруппы либо не выявлены, либо отмечены их единичные носители. Черкесы прямо контактировали с калмыками и кубанскими ногайцами. В Турцию было несколько переселений ногаев и крымских татар. Возможно, существовал и поток калмыков (ясырь). Пока не понятно, как монгольские гаплогруппы попали к табасаранцам. Не ясен характер их распределения в субпопуляциях поволжских татар.

    Ключевые слова: Большая Ногайская орда, Малая Ногайская орда, Крымское ханство, калмыки, караногайцы, кубанские ногайцы, крымские татары, геногеография, геногенеалогия.

    1. Введение
    В соответствии с феноменом Традиционной истории «Монгольские завоевания 13 века», предки караногайцев, кубанских ногайцев и крымских татар являлись «титульной нацией» Улуса Джучи и постордынских формирований 15 – начала 17 веков: Большой Ногайской орды, Малой Ногайской орды и Крымского ханства. Наличие монгольских гаплогруппы Y-хромосомы C, O и D у этих популяций подтверждает участие монголов в их генезисе. Однако, этих гаплогрупп не выявлено у других потомков «титульной нации» – литовских татар, обособившихся в начале 16 века <Тюрин А.М., 2017>. Это однозначно свидетельствует о том, что монголы не принимали участие в формировании военного сословия «степных» военно-политических образований 15 века. Такое могло быть только в одном случае – генетические монголы не приходили в Восточную Европу и сопредельные регионы Азии ранее начала 16 века. Этот однозначный вывод является киллер-аргументом против феномена «Монгольские завоевания 13 века». Мы предположили, что предки караногайцев, кубанских ногайцев и крымских татар находились в тесном контакте с калмыками (генетически это монголы), пришедшими в Северный Прикаспий в 17 веке, и от них получили монгольские гаплогруппы <Тюрин А.М., 2010>. В 2016 г. появились новые данные по этим трем популяциям. Представляется целесообразным проверить наше предположение.

    2. Ногаи в 15-17 веках
    «Титульной нацией» Большой Ногайской орды, Малой Ногайской орды и Крымского ханства являлись кипчаки. Со второй половины 15 века они стали называться ногаями. В русских свидетельствах самые ранние упоминания ногаев и Ногайской орды относятся к 1479, 1481 и 1486 гг. <Трепавлов В.В., 2016>. Но самоназванием ногаев – мангыт. Так же они назывались в арабских и персидских свидетельствах. От себя добавим, что МАНГЫТ (МАНГ+УД) и МОНГОЛ (МОНГ+ЭЛЬ) – это две формы одного и того же слова. Лингвистические маркеры УД и ЭЛЬ в данном случае означают одно и то же – «сообщество». Не путают ли историки ногаев-мангытов в арабских и персидских свидетельствах с монголами? Здесь приведем свидетельство автора монографии <Трепавлов В.В., 2016>. «На самом же деле ни малейшего следа присутствия монголов среди предков ногаев не зафиксировано какими-либо источниками.»
    В начале 17 века мурзы Большой Ногайской орды кочевали со своими улусами в районе рек Урал (его среднее и нижнее течение), Эмбы, Ори, Иргиза, Самары, Большого и Малого Узеней. Заходили и на правый берег Волги. Самоназвание степного объединения – Мангытский юрт <Трепавлов В.В., 2016>. Малая Ногайская орда занимала территорию Приазовья. Во второй половине 17 века на Куме отмечен Мажаров юрт и кочевье Менших Нагаев. В этот же период ногаи Крымского юрта делились на четыре группы. Большие Ногаи, две группы Малых Ногаев и ногаи, изначально проживавшие в пределах собственно Крыма.
    Белгородская орда (входила в крымское ханство) занимала территорию южной части Днепро-Днестровского междуречья. В середине 16 века сюда прибыла волна переселенцев ногаев из-за Волги. В 1620-1630-х гг. в орде нашли приют ногаи Большой и Малой Ногайских орд, отступившие под ударами калмыков.

    3. Калмыки в 17 веке
    В конце 16 века ойраты (торгоутские, дербетские и некоторые другие тайши со своими улусами) вышли из Джунгарии и стали продвигаться по Иртышу к границе России. В 1606 г. в Таре появился посланец тайши Урлюка, главы торгоутов <Очерки, 1967>. Калмыкам были нужны места для кочевий, разрешение на торговлю в сибирских городах и содействие в их борьбе с монголами, казахами и ногаями. В то время речь шла о разрешении калмыкам кочевать по рекам Камышловка и Ишим. Но что-то заставило их настойчиво двигаться на запад.
    В 1608 г. отряды калмыков появились на Эмбе и «вступили в контакт» с кочевавшими здесь ногаями Большой Ногайской орды. В 1613 г. калмыки впервые перешли реку Урал. До начала 30-х годов они оттеснили ногаев с левобережья Волги. Московское правительство вынуждено было вмешаться в этот вопрос и в 1631 г. кочевья были возвращены ногаям. Но закрепиться там им не удалось. В 1633 и 1634 гг. калмыки совершили нападения на ногаев, кочевавших под Астраханью. Попытка ногайских мурз договориться с калмыками о совместной кочевке на левобережье Волги успеха не принесла. В 1639 г. калмыки подошли к Самаре и начали кочевать в ее окрестностях. К этому времени их кочевья заняли всю территорию Большой Ногайской орды.
    B 1644 г. значительные отряды калмыков перешли Волгу, потом Терек, и вступили на территорию Кабарды, но были здесь разгромлены союзными силами кабардинцев, ногаев, горских народов и Крымского ханства. «Были убиты и попали в плен около 10 тыс. калмыков» <Бобров Л.А., Рюмшин М.А., 2015>. «Через несколько месяцев после сражения к кабардинским князьям Алегуке и Хатокшоке приезжало калмыцкое посольство с просьбой отдать им пленных за выкуп. Князья не возражали, но никого из своих соплеменников калмыцкое посольство у кабардинцев и малоногайцев не обнаружило, так как они были «распроданы в горы в разные землицы до их приезду» <ссылка на источник>. Пленные могли быть не столько распроданы, сколько оказаться в горах в качестве трофеев.» <Бегеулов Р.М., 2014>.
    В период 1655-1664 гг. Московское правительство заключило с калмыками ряд соглашений. Калмыки вошли в российское подданство и периодически давали шерт (брали на себя определенные обязательства). Им были определены кочевые угодья. По левому берегу Волги от Каспия до Самары, по правому – до Царицина. На западе – до Дона. Сохранили они и свои кочевья в междуречье Волги и Урала, а также на Эмбе и Иргизе.
    Как союзники Московского царства, калмыки приняли активное участие в Русско-Польской войне 1654-1667 гг. Выставляли на Левобережную Украину крупные конные отряды. «В начале 1664 г. общая численность калмыцкой армии на Украине достигает 20 тыс. всадников» <Бобров Л.А., Рюмшин М.А., 2015>. В ходе военных действий они серьезно ослабили Крымское ханство и его союзников ногаев. При Аюке (правил в период 1672-1724 гг.) произошло становление Калмыцкого ханства в составе России. В него вошло и часть ногайских орд <Торопицын И.В., 2011>. «Численность населения Калмыцкого ханства «при Аюке», по оценке В.Н. Татищева, составляла 70 тыс. калмыцких и более 30 тыс. татарских (в основном, ногайцев) кибиток» <Очиров У.Б., 2009>. По оценкам специалистов численность «кибитки» (семьи) примерно 5 человек.
    Итак, первые контакты калмыков с ногаями Большой орды произошли в 1608 г. К концу 40-х их остатки были вытеснены за Волгу. В 1644 г. калмыки вступили в контакт с Приазовскими ногаями и народами Северного Кавказа. После битвы в Кабарде (1644 г.) пленные калмыки были «распроданы в горы в разные землицы». Но взаимодействие с ногаями было не только военным. В 1661 г. решился вопрос с ногаями западной части Прикаспия. Они приняли ультиматум калмыков. Часть их мурз стала кочевать вблизи Терека, другая вошла в калмыцкие улусы. В 1669 и 1670 гг. два калмыцких тайши, поссорившись с Аюкой, боровшимся за власть, откочевали со своими улусами к приазовским ногаям <Трепавлов В.В., 2016>. Но вскоре они помирились с вождем калмыков и вернулись в свои кочевья.

    4. Ногаи в 18-19 веках
    В начале 18 века часть Большой Ногайской орды – джетисанцы и джембуйлуки, находились в западном Прикаспии под властью калмыцкого хана Аюки <Торопицын И.В., 2011>. Были и ногаи, которые проживали около Астрахани под управление российской администрации. Ногаи Кубанской орды подчинялись Крымскому ханству и управлялись Бахты-Гиреем. В 1715 г. Бахты-Гирей увел на Кубань «свыше десяти тысяч джетисанцев и джембуйлуков, кочевавших вместе с калмыцкими улусами.» Но в 1716 и 1717 гг. калмыкам удалось их вернуть. В 1723 г. в калмыцких улусах началась смута. Джетисанцы и джембуйлуки начали откочевывать на Кубань. В 1724 г. их оставшихся соплеменников опять увел Бахты-Гирей. Часть кочевавших на Тереке ногаев ушла на Кубань сама. В 1728 г. калмыки организовали поход на Кубань для возвращения «своих» ногаев. Но власти Турции их опередили. Они перевели джетисанцев и джембуйлуков, а также других ногаев в Белгородскую орду (через Крым). В 1733 г. крымские войска увели и тех ногаев, которые кочевали за Тереком. В 1747 г. часть ногаев из Белгородской орды крымский хан переселил на Кубань. С другой стороны, России удалось в 1736-1739 гг. вывести из турецких владений салтанаульцев и поселить их в междуречье Терека и Кумы. Но часть из них вернулась на Кубань.
    В 1743 г. в Россию силой возвращено около 3 тыс. ногаев-салтанаульцев. Их мурз и старшин с женами и служителями (всего 568 человек) поселили в казанской Татарской слободе <Торопицын И.В., 2012>. Часть их людей (261 человек) передали свияжским татарским мурзам. Молодых мужчин и мальчиков определили в школу и армию. Остальных салтанаульцев распределили по калмыцким улусам и аулам юртовских татар. Кроме салтанаульцев в Казань было отправлено 646 ногаев-кундровцев <Торопицын И.В., 2011>. В 1745 г. малые ногаи (салтанаульцы или касаевцы) начали переговоры о возвращении с Кубани в Россию. Но «крымские власти перевели всех малых ногайцев с Кубани вглубь своей территории».
    В 1771 г. ногаи восточной части Белгородской орды были переселены Екатериной II на правобережье нижней Кубани <Кипкеева З.Б., 2006>. Ее западная честь – Бурджак, осталась в составе Османской империи. Здесь сформировался субэтнос – буджацкие татары. После присоединения Буджака к России (по результатам Русско-Турецкой войны 1806-1812 гг.) буджацкие татары ушли в Добруджу. Этноним их потомков – дунайские (или румынские) татары.
    После присоединения Крыма к России (1783 г.) возник план переселения ногаев Кубанской орды в степи Оренбуржья. Но что-то не сложилось. Ногаи начали вооруженную борьбу против России. «Страшный урок, данный мятежникам, был так поучителен, что навел панический страх не только на все Закубанье, но даже на крымских татар. Последние тысячами бежали в Турцию, опасаясь подвергнуться подобной же участи. Крым вскоре опустел и до настоящего времени еще не достиг той цифры народонаселения, которая была в нем при ханах. Ногайцы поступили иначе. Только злейшие противники России отдались под покровительство черкесов, остальные же явились к Суворову с повинной головой и были им переселены в Крым. На местах, где прежде кочевали ногайцы, поселено впоследствии Черноморское казачье войско.» <Потто А.В., 1899>. О переселении ногаев в Крым пишет и автор публикации <Кипкеева З.Б. 2006>, «откуда большая их часть мигрировала вместе с татарами в Османскую империю.» Миграция происходила на территорию современной Турции и в Добруджу <Янковски Х., 2000>. Граница между российскими и турецкими владениями в то время проходила по реке Кубань. Часть ногаев осталась на ее левобережье. Закубанские ногаи были частично выведены в Россию в 1785-1790 гг. В 1785 г. – в район Кизляра. После Русско-Турецкой войны 1828-1829 гг. левобережье нижней Кубани вошло в состав России. Большая часть ногаев региона эмигрировала в 1857-1861 гг. в Османскую империю. Позднее некоторые рода ногаев вернулась в Россию. Их поселили на Куме.
    В регионах компактного проживания ногаев в конце 19 века были и калмыки, оторванные от основной их массы на территории западного Прикаспия. «Согласно переписи 1897 г., в Ставропольской губернии проживало 1323 калмыков в двух уездах: Ставропольском и Новогеоргиевском, а на территории области Кубанского войска значилось 378 калмыков в Ейском, Лабинском и Кавказском отделах. Все эти группы были слишком малочисленны, чтобы противостоять ассимиляционным процессам.» <Очиров У.Б., 2004>. Порядка 4 тыс. калмыков проживала на Тереке. Часть этих калмыков могла быть ассимилирована ногайцами и другими популяциями.
    Сегодня прямыми потомками ногаев 16-17 веков являются караногайцы Дагестана, кубанские ногайцы (ногайцы Ногайского и Абазинского районов Карачаево-Черкессии), субэтнос крымских татар – ногай (жители Степного Крыма) и румынские татары. Все этносы, кроме кубанских ногайцев, являются потомками разных ногайских родов. А предками последних – джетисанцы и джембуйлуки Большой Ногайской орды <Кипкеева З.Б. 2006>. Отметим, что предки джембуйлуков когда-то кочевали в районе Эмбы <Торопицын И.В., 2011> (джем+буй+лук – живущие в окрестностях Ем/Джем, то есть Эмбы).

    5. Генетические портреты популяций
    Ранее нами по современным популяциям монголов сформированы генетические маркеры-индикаторы события «Монгольские завоевания 13 века» <Тюрин А.М., 2010>. Это гаплогруппы Y-хромосомы C (ее частоты у монголов порядка 60%), а также O и D (встречаются у монголов с небольшими частотами, но нехарактерны для популяций Восточной Европы). Они передаются по мужской линии. Эти же гаплогруппы выделили авторы публикации <Балаганская О.А., Дамба Л.Д., Жабагин М.К. и др., 2016>: «Наличие в генофонде народов гаплогрупп С, D и О рассматривается как свидетельство об экспансии монгольских племен.»
    Считается, что халхи, являющиеся сегодня самой большой субэтнической группой монголов, жили на территории современной Монголии в 8-13 веках. То есть, генетические данные по ним характеризуют монголов-завоевателей 13 века. У халхов (85 образцов): С – 56,6%, О – 18,8%, D – 3,5% . Небольшие этнические группы урянхайцы (Uriankhai) и зачины (Zakcnin) живут на западе Монголии. Их предками были ойраты. У урянхайцев (60 образцов): С – 58,3%, О – 11,7%, D – 1,7%. У зачинов (60 образцов): С – 46,7%, О – 11,7%, D – 3,3%. У калмыков: С – 61,6% (99 образцов) . По другой выборке (68 образцов): С – 70,6% . По двум выборкам частота гаплогруппы С у калмыков составляет 65,3%. По частотам гаплогрупп Y-хромосомы калмыки попадают в один кластер с монголами, казахами и киргизами.
    Частоты гаплогруппы R1a1a-M198 у каранагайцев (153 образца) – 21%, но «славянская» линия практически отсутствует – 2% <Схаляхо Р.А., Чухряева М.И., Агджоян А.Т. и др., 2016>. Частоты монгольской гаплогруппы С – 8%. Отмечается нехарактерные для популяций региона высокие частоты гаплогруппы N1-LLY22 – 21%. Эта аномалия по мнению авторов публикации может быть связана либо с башкиро-ногайской миграцией в середине 16 века, либо с ранними булгарами 7 века. Отметим, что у караногайцев выявлена и гаплогруппа Q – 2%. Это «роднит» их с сибирскими татарами. У них относительно высокие частоты гаплогрупп N1 и Q. На основании этого можно сформулировать еще одну гипотезу. Несколько родов ногаев, включенных в этногенез караногайцев, в прошлом кочевали вблизи региона проживания сибирских татар (их генетические портреты приведены в публикации <Агджоян А.Т., Балановская Е.В., Падюкова А.Д. и др., 2016>) и получил там гаплогруппы, доминирующие у хантов и манси. У последних по частотам доминирует гаплогруппа N1 и заметные частоты Q <Волков В.Г., 2013>. В другой выборке караногайцев (77 образцов) частоты гаплогруппы С составляют 10% <Юнусбаев Б.Б., 2006>. По двум выборкам частота гаплогруппы С у караногайцев составляет 8,7%.
    У кубанских ногайцев (90 образцов) по частотам доминирует гаплогруппа R1a1a-M198 – 48% <Схаляхо Р.А., Чухряева М.И., Агджоян А.Т. и др., 2016>. Частоты ее «славянской» субветви R1a1a1g-M458 – 13%. Частоты монгольских гаплогрупп – 4%, в том числе: С – 3% и О – 1%. По другой выборке <Литвинов С.С., 2010> у кубанских ногайцев (87 образцов) частота монгольских гаплогрупп – 12,8%, в том числе: С – 8,1%, О – 3,5%, D – 1,2%. По двум выборкам частота монгольских гаплогрупп у ногйцев составляет 8,5%, в том числе гаплогруппа С – 5,6%
    Среди крымских татар (22 образцов) присутствует весь монгольский набор гаплогрупп: C – 2, O – 2, D – 1 . Всего 22,7%. По крымским татарам имеется новый массив данных (субэтнос ногай – 80 образцов, Горный Крым – 136 образцов и Южный берег – 90 образцов). Но они пока не опубликованы. Судя по рисунку, приведенному в публикации <Балановская Е.В., Агджоян А.Т., Жабагин М.К. и др., 2016>, у крымских татар примерно 8% носителей гаплогруппы С. По двум выборкам частоты монгольских гаплогрупп у нах составляют порядка 9%. Можно ожидать дифференцированное распределение гаплогрупп по их субэтносам.
    По генетическому портрету каранагайцы, кубанские ногайцы и крымские татары являются европеоидами с небольшой примесью центрально-азиатского (монгольского) компонента. Частоты монгольских гаплогрупп у этих популяций практически совпали – 8,5-9,0%. По частотам гаплогруппы С можно оценить вклад калмыков в их генезис: каранагайцы – 13,3%, кубанские ногайцы – 8,6%, крымские татары – примерно 12,3%. Но это оценки максимум, поскольку у современных калмыков тоже имеется ногайский компонент. У их предков, пришедших в Прикаспий, частоты гаплогруппы С были выше.

    6. Генетические следы калмыков
    Не взывает сомнений, что монгольские гаплогруппы калмыков попали к караногайцам, кубанским ногайцам и крымским татарам. Поищем генетические следы калмыков в других популяциях, с которыми они контактировали прямо или через ногаев. Это народы Северного Кавказа, турки, румынские татары, казанские татары, украинцы и русские. Соответствующих данных по румынским татарам у нас не имеется. Данные по остальным популяциям рассмотрены ниже.
    В публикации <Литвинов С.С., 2010> приведены гаплогруппы Y-хромосомы народов западной части Северного Кавказа: абазинов (88 образцов), адыгейцев (154), черкесов (126), карачаевцев (69), северных осетин (132) и южных осетин (24). Единичные носители гаплогруппы С имеются у адыгейцев (1 образец) и южных осетин (1 образец). У черкесов их заметные частоты (4 образца, 3,2%). Так и должно быть. Кубанские ногайцы проживают в Карачаево-Черкессии. Да и сами черкесы контактировали с калмыками. В другой выборке осетин (146 образцов, в том числе 17 из Южной Осетии) , монгольские гаплогруппы не выявлены.
    Автор публикации <Юнусбаев Б.Б., 2006> привел результаты тестирования представителей 9 коренных народов Дагестана: аварцев (42 образца), чамалинцев (27), багуалинцев (28), андийцев (49), лезгинов (31), даргинцев (68), табасаранцев (43) и кумыков (76). Гаплогруппа С имеется только у табасаранцев (3 образца, 7,0%). Не понятно такое ее избирательное распространение. Скорее всего, это связано с каким-то разовым событием, например, покупкой табасаранцами пленных калмыков с их последующим включением в свой этнос.
    В Турцию осуществлялась массовая миграция ногаев и крымских татар. В публикации приведены результаты изучения турок (523 образцов из 9 регионов Турции). Всего выявлено 7 носителей гаплогруппы С и 1 – О. Причем, 4 (4,9%) носителя гаплогруппы C живут в Стамбуле (выборка 81 образец). Относительно высокие частоты носителей монгольских гаплогрупп в Турции (1,5%) невозможно объяснить только миграцией туда ногаев и крымских татар. Скорее всего, существовал и поток калмыков (ясырь) с Северного Кавказа и Крыма.
    Существовала миграция ногаев на Среднюю Волгу. Их потомки сегодня являются татарами, у которых должны быть монгольские гаплогруппы. Возможно попадание этих гаплогрупп и в другие популяции региона. У них (марийцы, мордва, коми, удмурты, чуваши и татары, всего 580 образцов) выявлено 3 (0,5%) носителя гаплогруппы C , в том числе 2 (1,6%) у татар (126 образцов) и 1 (1,3%) у чувашей (79 образцов). В другой выборке <Трофимова Н.В., Литвинов С.С., Хусаинова Р.И. и др., 2015> (коми, бесермяне, удмурты, мордва, чуваши, бурзянские башкиры, казанские и туймазинские татары, всего 410 образцов) монгольские гаплогруппы выявлены у казанских татар (53 образца): С – 5,7%, О – 1,9%, туймазинских татар (50 образцов): С – 2,0% и мордвы (59 образцов): С – 1,7%. Еще в одной выборке представлены два субэтноса <Ахатова Ф.С., 2014>. Монгольские гаплогруппы у казанских татар (120 образцов): С – 3,9%, О – 2,0%, у татар-мишарей (130): С – 2,9%, О – 1,5%.
    Результаты новых исследований <Балановская Е.В., Агджоян А.Т., Жабагин М.К. и др., 2016> пока опубликованы частично. Среди поволжских татар выявлено около 5% носителей гаплогрупп C3-M217, O3-M122 и Q-M242. Однако, в выборку (310 образцов), кроме собственно казанских татар, включены мишари и кряшены. Авторы публикации <Агджоян А.Т., Схаляхо Р.А., Падюкова А.Д. и др., 2015> отметили своеобразие генетического портрета последних – высокие частоты гаплогрупп C3-M217 и G2a-P15 (суммарно 20%). Имеется несколько гипотез происхождения кряшен. Мы сформулирует еще одну. Их часть – это крещенные ногаи. У караногайцев частоты гаплогрупп C3-M217 и G2a-P15 суммарно составляют 11%, у ногайцев – 15% <Схаляхо Р.А., Чухряева М.И., Агджоян А.Т. и др., 2016>. Монгольские гаплогруппы могли попасть к кряшенам и от крещеных калмыков. Например, предков нагайбаков (крещеные татары-казаки) переселили в 1842 г. из Бугульминского региона в Новолинейный район (Зауралье) Оренбургского казачьего войска. «они были расселены в основном среди русских и крещеных калмыков.» <Атнагулов И.Р., 1998>. «В поселке Парижском нагайбаки проживали совместно с калмыками и русскими: 744 души – нагайбаки, 74 души – калмыки и 141 душа – русские.» <Рыбалко А.А., 1995>. Эти вопросы можно будет проработать после публикации гаплогрупп поволжских татар с разбивкой по субэтносам.
    Калмыки участвовали в Русско-Польской войне 1654-1667 гг. Их крупные конные армии находились на Левобережной Украине. Ногаи Крымского ханства контактировали с украинцами. После Азовского прохода Петра I, часть участвовавших в нем калмыков поселили в Чугуеве с определением их на казацкую службу. Прибывали туда калмыки и позднее. К 1788 г. из них было сформировано 8 сотен корпуса передовой стражи Екатеринославского пехотного полка <Гумилевский Д.Г., 1857>. Всего 1014 человек. Позднее калмыков перевели на Дон в казацкое сословие. «Оставшиеся в Чугуеве калмыки мало по малу роднились «с сведенцами» из разных городов русского царства, а чрез то сливались с русским племенем, теряя калмыцкий тип свой.»
    У современных украинцев может быть монгольский след. Но по результатам анализа опубликованных данных по гаплогруппам Y-хромосомы украинцев авторы публикации <Утевская О.М., Агджоян А.Т., Балановская Е.В., 2013> сделали категорическое заключение: «не сообщалось о наличии гаплогрупп L-М20, O-М175 и C-М130 …, которые характерны для монголоидных народов евразийских степей.». Авторы публикации привели данные по генетическому портрету русских (484 образца). Выявлено 2 носителя гаплогруппы С. Один с Белгородчины (143 образца). Не потомок ли он чугуевских крещеных калмыков?
    У русских порядка 0,3% носителей гаплогруппы С <Тюрин А.М., 2010>. К ним было несколько потоков монгольских гаплогрупп (от калмыков). Один из них – при контакте калмыков с русскими на Северном Кавказе и Доне, где терские и кубанские казаки, а также русские и украинские переселенцы непосредственно контактировали с калмыками и ногаями. Первые крещеные калмыки были зачислены в донские казаки в 1686 г. <Оконова Л.В., 2011>. Их общая численность в конце 19 века достигала 30 тысяч <Очиров У.Б., 2004>. «Эффективность» этого потока характеризуют данные по кубанским (95 образцов), донским (323), запорожским (86) и терским (125) казакам <Утевская О.М., Чухряева М.И., Схаляхо Р.А. и др., 2015>. Частоты гаплогрупп в публикации не приведены. Но, как мы поняли, носители гаплогруппы С среди казаков не выявлены. Однако, казаки – это относительно закрытое сословие. Монгольские гаплогруппы должны быть у русских, не являющихся потомками казаков.
    Второй поток монгольских гаплогрупп – Оренбургская губерния в границах 18-19 веков. К Яицкому казачьему войску первые калмыки приписаны в 1725 г. В 1887 г. их насчитывалось 1250 человек <Оконова Л.В., 2011>. С 1738 г. начало формироваться Ставропольское калмыцкое войско с центом в Ставрополе-на-Волге. В 1744 г. там было 3330 крещеных калмыков обоего пола. После его упразднения (1842 г.) калмыки (3324 человека) были переведены в Новолинейный район.
    Был и «рассеянный» поток калмыков в русские регионы. С конца 17 века «представители, калмыцкой знати, решившие креститься, как правило, наделялись княжеским титулом.» <Тепкеев В.Т., 2012>. Калмыки разными путями оказывались в Москве. Они «через крещение входили в свободные группы русского населения, в общерусскую правовую среду.» Данных об их общей численности не имеется.
    Кроме калмыков, монгольские гаплогруппы могли попасть к русским от ногайцев, крымских татар, казахов и монголов. Представляется, что, в целом, низкая частота гаплогруппы С у русских соответствует невысокой интенсивности их контактов в прошлом с этими популяциями.
    Гаплогруппы калмыков в выборке из публикации определены с невысоким разрешением, а авторы публикации выделяли только гаплогруппу С. По этим данным мы ничего не можем сказать о наличии у калмыков гаплогрупп популяций, среди которых они живут с середины 17 века. Но по интересующему нас вопросу имеются другие данные. По результатам изучения полиморфизма ДНК (эти генетические маркеры передаются и по мужской, и по женской линиям) популяции калмыков отличаются по этноантропологическому вкладу <Балинова Н.В., 2010>. У дербетов восточно-азиатский (монголоидный) компонент составляет 96,5%, у торгоутов – 75,0%, у бузавов – 48,3%. Центрально- и Восточно-европеоидный у этих популяций 2,5%, 16,7% и 41,7%, переднеазиатский европеоидный – 1,0, 6,3 и 10,0%. Бузавы – это донские калмыки-казаки. Высокий европеоидный компонент у популяции можно объяснить тем, что их предками были смешанные группы калмыков и ногаев. В таком составе было легче адаптироваться к новым условиям. Торгоуты составили первую волну переселенцев в западную часть Прикаспия и включали в свои улусы рода ногаев. Поэтому у них доля европеоидного компонента выше, чем у дербетов. Европеоидная примесь у калмыков отмечается и по данным антропологии.

    7. Заключение
    Рассмотрев историю взаимодействия в 17-18 веках калмыков с ногаями Большой Ногайской орды, Малой Ногайской орды и Крымского ханства, а также многочисленные переселения ногаев в 18 – 19 веках можно сделать вывод о значимом генетическом влиянии этих популяций друг на друга. Именно этим объясняется наличие монгольских гаплогрупп Y-хромосомы C, O и D у потомков ногаев – караногайцев, кубанских ногайцев и крымских татар (суммарно 8,5-9,0%), а также высокие значения европеоидного компонента (полиморфизм ДНК) у популяций современных калмыков – торгоутов и бузавов (23% и 51,7%). Выявлено генетическое влияние калмыков на другие популяции, с которыми они контактировали прямо или через ногаев. Значимые частоты монгольских гаплогрупп (1,5-7,0%) имеются у черкесов, табасаранцев, казанских татар и турок. У других популяций Северного Кавказа и Восточной Европы монгольских гаплогрупп либо не выявлено, либо отмечены их единичные носители. Черкесы прямо контактировали с калмыками и кубанскими ногайцами. В Турцию было несколько переселений ногаев и крымских татар. Возможно, существовал и поток калмыков (ясырь). Пока не понятно, как монгольские гаплогруппы попали к табасаранцам. Не ясен характер их распределения в субпопуляциях поволжских татар. Единичные носители монгольских гаплогрупп у русских соответствуют невысокой интенсивности их контактов в прошлом с камыками, а также с другими популяциями, у которых имеются монгольские гаплогруппы – ногайцами, крымскими татарами, казахами и монголами. У украинцев монгольские гаплогрупп не выявлены.
  • 13-06-2017 11:46 #125 Re: Татаро-монгольское иго на Руси- выдумка немецких профессоров 18 века!

    Рейтинг : Нет

    Henavola

    VIP user

    Модератор

    Сообщений: 1405

    user offline

    ]]>http://new.chronologia.org/volume14/bannikov_batyi.php]]>

    Нашествие Батыя в цифрах

    Михаил Банников

    Какой напрашивается вывод? Логический анализ прошедших событий ни как не подтверждает версию, которая знакома нам с детства. Получается, что ужасного нашествия Батыя на Русь не было, но ведь в памяти народа нечто похожее сохранилось. Значит, и отрицать события тех дней мы тоже не можем. Следовательно, вся часть истории Руси, изложенная в учебниках как татаро-монгольское нашествие, должно быть подвергнуто более тщательному исследованию. При этом исследования должны проводиться не только с военно-политической точки зрения, а со всех сторон. И в первую очередь с той точки зрения, что история это история людей, как биологического вида, а не история стран, ханств или княжеств.
Страница 25 из 26 «  21 22 23 24 25 26  
Для создания сообщений Вам необходимо авторизоваться
Имя
Пароль
- Запомнить