»

Село Кривуши. От первых хуторов до колхозов.

Село Кривуши Кременчугского района

Село Кривуши Кременчугского района Полтавской области за века образовалось в результате обьединения ряда хуторов: Ревивки, Яцынивки, Гориславки, Лобойковки, Сталивки (Васильевки), Гапеливки, Коваливки, Александровки (Александровского хутора), Нимцивки, Трофушивки, Дроботивки.

Хутора Сталивка (Васильевка) и Гапеливка (ещё Овчарня) были помещечьи, остальное казачими, вольными. Хутор Гапеливка, сосотоящий из нескольких дворов, находился на поле между элеватором и Песчаным гранитным карьером, в период коллективизации был снесён; остатки его были снесены в 1935-1936 годах и распаханы.




Одни хутора были основаны в 17 веке, другие в 18 веке. По переписи 1726-1729 годов значиться деревня Кривуши Власовской сотни Миргородского полка - 65 дворов, свободные.

В 1764 году село передано в состав Днепровского пикинерского полка Екатеринославской провинции Новоросийской губернии, а с 1783 года вошло в состав Кременчугского уезда Екатеринославского наместничества.

В 1789 году в связи с большим наводнением уездные учереждения были перенесены из Кременчуга в Городище (с того года переименованое в Градижск), и село вошло в состав Градижского (ранее Городисткого) уезда Киевского наместничества.

С 1796 года село вошло в состав Кременчугского уезда Малоросийской губернии (с центром в городе Чернигове), а с 1802 года - того же уезда но в составе Полтавской губернии.

В 1810 году село значилось как казачья "пригородная деревня", именуемая Кривушанские хутора (деревнями до революции назывались небольшие сёла не имеющие церкви).

В 1859 году значиться хутор помещечьий и казацкий Кривуши на старом почтовом тракте Кременчуг-Градижск, около Днепра, за 2 версты от города Кременчуга, 123 двора и 856 человек жителей.

В 1900 году в Кривушанской казацкой сельской общине Кохновской волости было 248 дворов и 1459 жителей.

С марта 1923 года село входило в состав Кохновского, потом некоторое время относилось к Потоцкому району, затем к Кременчугскому горсовету, а с 1939 года в составе Кременчугского района. В 1920-1922 годах эта територия входила в состав Кременчугской губернии, а в 1923-1925 годах Кременчугского округа Полтавской губернии, в 1925-1930 годах Кременчугского округа, с февраля 1932 по сентябрь 1933 года - Харьковской области, с 22 сентября 1937 года и по теперешнее время к Полтавской области.

По результатам Всесоюзной переписи 1926 года в селе было 805 дворов (хозяйств) и 3531 человек жителей.

В 1929 году из состава села отошли хутор Александровский, Ревивка (Реевка), часть Щербаковки, другая её часть (по дороге на хлебную базу) была присоедена к Кременчугу в 1953 году.

В 1941 году в селе было 500 дворов.

Жители села издавнв относились к приходу Соборно - Успенской церкви г.Кременчуга. Первая церковь была деревянной, а в 1806-1814 годах архитектором Л.Карлони по проекту известного архитектора Джакомо Кваренги был построен новый каменный собор в стиле классицизма, который немецко-фашисткие войска при отступлении в 1943 году взорвали.

На Реевке была церковноприходская школа, в которой до революции 1917 года кривушанские дети учились грамоте.

Успенский собор находился на Соборной площади, в 15-20 метрах от здания банка, к Днепру. В декабре 1941 года (в первые месяцы немецко-фашисткой оккупации) религиозная общественность привела в порядок собор, и, к 300-летию первой Успенской церкви, открыла его для прихожан. По этому случаю службу ставил приехавший с Полтавы епископ. Я был с матерью на этом богослужении. Мать, как меньших, меня и брата Николая учила креститься и брала с собой по большим праздникам в церковь.

В 1893 году в селе на деньги собраные сельской общиной, куплена была земля и на ней открыто Яцыновское кладбище. По рассказам матери первой была похоронена на кладбище её младшая сестра. До этого хоронили умерших каждый на своей усадьбе или на родовых кладбищах.

До 1942 года сохранилась могила моего деда Яцыны Ивана Фёдоровича (1848-1895), которая была на усадьбе его сына Трофима. Весной 1942 года было наводнение от разлива Днепра и могила была размыта. Сын Трофима Ивановича - Василий Трофимович Яцына (1897-1942), весной того же года был растрелян гитлеровцами по подозрению его принадлежности к подпольщикам, а оставшаяся на хозяйстве его престарелая мать Акилина Ивановна и жена Серафима Ивановна могилу востановить не смогли, и со временем она была распахана. Теперь на усадьбе Василия Трофимовича Яцыны (прозвище "Малюк")новые владельцы, но на усадьбе сохранилась о нём память. Это каменные столбы забора, которые он купил в 1928 году в Крыловском карьере (теперь город Светловодск Кировоградской области). Об этом рассказывал мой отец.

В селе было четыре кургана, об их происхождении никто их старожилов ничего не знает. Три кургана были по дороге с Кременчуга на Власовку. Первый курган был (очень большой) через дорогу напротив Старой прорвы. Грунт из него был выбран на ремонт дороги, размытой прорывом сильным потоком воды гати (плотины) во время наводнения 1917 году, вследствии чего образовалось озеро "Прорва". При прорыве гати сильно волной были вырваны вековые деревья , остатки которых лежали на краю "Прорвы" еще до 1950-1960 годов.

Второй курган был на Гориславке, в 30-ти метрах от спуска, у развилки дорог на Самусиевку и Власовку. Его распахали уже в послевоенные годы.

Третий находился за Гориславкой, по дороге на Власовку, на Царине, справа от дороги. Он был тоже сравнительно небольшой и так же был распахан в послевоенные годы. Хотя следы его видно и сейчас.

Самым большим из четырёх был курган (и носил название Курган, ударение на "у")возле Лобойского озера, в саду помещика Антошина. Курган был диаметром 20-30 метров, высотой 15-25 метров, на верху кургана была площадка 10 кв.м. в диаметре. на этой площадке в 1922 году был установлен триногометрический пункт - бетонная стела, в которую была вмонтирована чугунная плита с данными этого тригопункта и предупреждением о том, что триногометрический пункт охраняеться законом.

В июне 1787 года во время путешествия русской императрицы Екатерины II по Украине, когда она посетила Кременчуг, в селе Кривушах проводились крупные манёвры русских войск под руководством А.В.Суворова. На манёврах присутствовала Екатерины II, её иностранные гости. Наблюдение за манёврами императрица и гости вели с этого кургана.

Некоторые современникик считают, что курганы эти были в своё время сторожевыми постами казаков, так как и ниже Кременчуга в сторону Переволочной и выше - в сторону Градижска была целая полоса курганов. нельзя исключить и то, что эти курганы, особенно тот с когорого императрица наблюдала за манёврами, был сооружён войсками для наблюдения и управления, так как и в наше время при проведении крупных манёвров войск сооружаються курганы. Плавни и поля с.Кривуши до манёвров были учебным полем, где проводились многочисленные тренировки и репитиции.

Осенью 1938 года на плавнях, у этого Кургана проводились учения Красной Армии, и управление войсками осуществлялось с этого кургана.

Курган был в хорошем состоянии до осени 1943г. Мы, пастухи и пастушки, часами с него не сходили, смотрели на город, наблюдали за параходами на Днепре, за красотой природы, села. В октябре 1943 года, когда линия фронта проходила по Днепру, войска Красной Армии на вершине Кургана оборудовали НП (наблюдательный пункт). Был вырыт окоп в полный рост человека и ход сообщения вниз. Войска ушли, пастухи (пацаны) сделали подкоп под стелу, которая упала на бок. Примерно в 1980г. весь участок земли с Курганом отдали под дачи жителям Кременчуга. Дачный коллектив "Строитель" срыл курган наполовину высоты и на образовавшейся площадке устроил беседку. Сейчас беседки нет, от кургана осталась четвёртая часть его размеров. Под оставшемся бугром от кургана валяеться повреждённая стела.

Так, из четырёх курганов, в следствии безответственного отношения к памятникам и истории, не осталос ни одного. Рядом с оставшимся бугром от кургана стоит водонапорная башня для полива дачных участков. Когда то Курган у Лобойковского озера украшал имение помещика Антошина. В дореволюционные времена, молодые, прогрессивные сыновья помещика, которые проводили летние месяцы в имении, приезжая из Санкт-Петербурга, устраивали здесь для сельской молодёжи очень интересные гулянья. Об этом ещё долго вспоминали сельские старожилы. Курган со стелой тригопункта мог быть гербом села Кривуши.

В годы гражданской войны рядом с Курганом, у рва, обозначавшего межу помещечьей земли, были места массовых растрелов противников той или иной власти. Красные растреливали здесь деникинцев, петлюровцев, махновцев, а те в свою очередь красных и их сторонников.

Известно, что название хутора Александровский (ещё Александровский хуторок) связа с именем полководца Александра Васильевича Суворова. Кременчуг длительное время был базой русских войск в период русско-турецких войн. Возглавляя эти войска, Суворов не раз бывал в Кременчуге, жил на хуторе, возле залива Днепра, где в те времена вливалась в него одним рукавом речка Кривая Руда. В 1786 году, когда был утверждён маршрут Екатерины II в Украину, и кременчуг вошёл в этот маршрут, граф Г.Потёмкин назначил А.Суворова командиром Кременчугской дивизиии, чтобы ускорить подготовку её к смотру в "кратчайшие сроки". За шесть месяцев дивизия была обучена и подготовлена к показательным манёврам. В начале мая 1787 г. фельдмаршал князь Г.Потёмкин и предложил императрице смотреть манёвры "рядовой российской дивизии" (в лагере было 15000 человек превосходного войска). А.Суворов показал на этих манёврах свои отличные сквозные атаки: пехота на пехоту, конница на пехоту, пехота на конницу; формирование (перестроение) в боевые порядки; рассыпной строй, фехтование, одиночные бои на саблях, с винтовками, копьями и дротиками (стрелами). Смотр поразил не только гостей, многочисленную свиту Екатерины II, но даже самого Потёмкина, великого мастера праздництв и представлений. А императрица в своём дневнике отметила, что войско было превосходное, какое только можно было встретить.

Рядом с Александровским Хуторком, через дорогу, была Солдатская слобода, где находились казармы и артилерийский склад-сарай, остатки которого были до 1943 года у дамбы, где стоял подбитый танк Т-34. Позже здесь была база (артсклад). Было несколько казарм для размещения войск. Казармы в районе обувной фабрики, каменные, сохранились и сейчас. Эти казармы до революции 1917 г. пренадлежали собственнику Березинскому. так и говорили "Казармы Березинского" (так расказывал отец). Все другие казармы (военные городки), в кременчуге построены после 1950 года. В то время как Крюковские интендантские склады - современники А.В.Суворова. В районе обувной фабрики были ещё две казармы.

До 1941 года, там где теперь Кременчугская средняя школа № 2 (напротив затона), была казарма, караульное помещение по охране артсклада, несколько жилых и служебных домов. Територия была окружена двумя рядами колючей проволки. При отступлении гитлеровцы в 1943 г. сожгли артсклад, а караульное помещение сохранилось и использовалось по назначению после войны.

В 1944-1945 гг. были в составе караула и жители Кривушей. Это Никита Титаренко, Василий Алесеевич Яцына и ещё кто то из приходивший домой на отдых по ранению; после выздоравления до убытия в свои части они несли службу на артскладе.

До 1917 года в Кривушах было несколько дворянских дач-имений, в том числе крупное имение (до 100 десятин земли) помещика Антошина, земля которого была вдоль Днепра от Лобойковки до Сталивки и "Стовбынивщины", а также в районе Власовки. По периметру его земли был 2-х метровый ров, который местами сохранился до наших дней.
Между Дроботевкой и Самусиевкой, у Днепра, была дача полковника царской армии Трещева (теперь там проходит нефтепровод "Дружба" и другие магистрали). По рассказам его современников, он отказался от предложения перейти служить в Красную Армию, мотивируя свой отказ тем что присягал на верность царю. Умер в нищете, но присяге не изменил. Такая верность присяге, как известно, была характерна для большинства офицеров русской армии. Соблюдали они её свято. Не так как некоторые офицеры в отставке и запасе, которые после распада СССР по первою зову деятелей националистического движения, побежали на митинг и собрания, где с такой лёгкостью принимали другую присягу на верность украинскому народу. В чём не было необходимости. В других странах СНГ подобные мероприятия не проводились. Внук полковника Терещева, был командиром Красной Армии - лётчик и погиб в первые дни Великой Отечественной войны.
Имение Антошина после революции 1917 года было разграблено, сожжено; до наших дней сохранились только остатки погреба (ледника). В имении Терещева находился детский дом, потом до войны военный лагерь. Здание (без пристойки)современной Кривушанской 8-летней школы и територия за ним - это дача генеральши, фамилию которой уже никто не помнит. В довоенные годы рядом было второе небольшое продолговатое здание школы. Там раньше находилось имение дворян Остроградских.
В селе было несколько ветряных мельниц (ветряков), а на Реевке паровая мельница, которая работала (распоряжался колхоз) до 1943 года. Немцы при отступлении её сожгли. Владельцем мельницы до 1917 года был  Копычка - дядько Копычек проживающих на Реевке и в Кривушах.
Школа в селе была открыта сразу после установления Советской власти. При школе был сразу организован ликнеп (курсы по ликвидации неграмотности) для взрослых. Кто научился писать и считать, и мог расписаться, считался грамотным.
Один сын хозяина мельницы Копычко, был растрелян красными, два старших служили в Добровольческой (деникинской) армии, эмигрировали и до 1941 года жили во Франции. Один из них, как рассказывал Николай Пантелеймонович Копычка, 1926 года рождения, прислал письмо после войны, разыскивал родственников, интересовался послевоенной обстановкой. Письмо взял Пётр Копычка - отец Алексея и Павла Копычек с Реевки.
В Кривушав в дореволюционные годы ещё были дачи: известного врача-хирурга, А.Т.Богаевского (Богаевщина), военного врача-генерала в отставке, участника русско-турецкой войны 1877-1878гг. и освобождения Болгарии от османского ига И.Н.Хилецкого (Хилещина), ветеринарного врача Стовбина, Лютых, Золотарева (на Дроботивке). В основном это были небогатые дворяне - врачи, офицеры, генералы служившие в Кременчуге.
В селе работало 5 кирпичных заводов. О качестве их продукции современники могут судить по состоянию Госбанка в Кременчуге, построеного из кирпича одного из заводов, владельцем которого был Щелкунов. С кирпича этого завода было построено ещё несколько домов в Кременчуге. Отец расказывал что здание Госбанка горело, якобы был поджёг, чтобы получить страховку, но в 1905 году было восстановлено. Второй раз здание сгорело в 1943 г. (приотступлении немецких фашистов) так, что осталась только кирпичная коробка. Восстановлено было здание в 1945-1947 гг.
Кирпичный завод Щелкунова находился на месте дачного массива (от ул.октябрьской, Луговой до плавень). Завод работал до 1917 г. раньше это место называлось "Печи". До войны, до 1941 г. там ещё были остатки двух печей, в которых когда-то выжигали кирпич. Там пасли коров, была глина, которую крестьяне продолжали брать для строительства хат.
В период после революции 1917г., в годы гражданской войны, село занимали войска различных враждующих сторон: части Красной Армии, петлюровцы, в 1918 году - немецко-австрийские оккупационные войска, гетьманцы, затем григорьевцы, войска генерала Деникина, махновцы. Отец рассказывал что никто из них своих тылов не имел. Каждый занимая село, обьявлял мобилизацию в своё войско, отбирал лошадей, фураж, продовольствие за бесценок, а то и ничего не платили. Непокорных жестоко наказывали.
В период репрессий в 1937-1938 годах в селе было репрессировано (растреляно) более 10 человек. Это Гирич Роман, Гриценко Павел, Гориславец Никанор, Портяник, Скороход и другие. В основном тех кто служил в армии противников советской власти.
В 1937-1939 гг. был построен элеватор (130 хлебная база), который в связи с отступлением Красной Армии был сожжён во исполнения приказа Ставки Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина о том, чтобы при отступлении не оставлять врагу ни грамма хлеба, горючего и других ценностей. Сгорело всё что могло сгореть. Зерно горело более года. Немцы недогоревшим овёсом кормили наших военопленных, в Кременчугских концлагерях. При отступлении в 1943 г. оккупанты все, что оставалось целым, дожгли, а бетонные сооружения взорвали. От старого элеватора ничего не осталось. Построенный после войны новый, внешне меньше старого.

Автор: Яцына Виктор Петрович

Заметки, воспоминания, раздумья о судьбах родины моей - с. Кривуши.