»

Лагеря военнопленных в Кременчуге 1941 - 1943 года.

Лагеря военнопленных в Кременчуге 1941 - 1943 года.

Вступление

Очень долго размышлял о том, публиковать этот материал или нет. Мнения остались от прочитанного неоднозначные. С одной стороны открывать неввобразимые ужасы и лишения того времени, расправы над военнопленными. Но немного поразмыслив, понял что скрывать сущность нацизма, эту чудовищную, адскую я бы сказал военную машину - нет смысла. Об этом нужно помнить. Историю перекручивают в разные стороны, но выводы делать каждому свои.

                                                                              ***

В начале второй половины сентября 1941 года в военные казармы г.Кременчуга, где до оккупации размещался 12-й батальон и 7-я батарея советских войск, стали прибывать советские военнопленные. Немецкое командование организовало в этих местах лагеря для военнопленных. Данная территория была обнесена в несколько рядов колючей проволокой, на углах и в больших проходах были установлены вышки для охраны лагерей. Лагеря вмещали в себя одновременно до 20 тысяч военнопленных.

Казармы, которые были на территории лагерей не могли полностью вместить весь состав военнопленных, поэтому большинство из них размещались под открытым небом, несмотря на суровые осенние холода, а затем зимние морозы. Внутренняя территория лагерей была разбита на10 блоков, каждый из этих блоков обнесён был колючей проволокой, куда немцы размещали несколько человек военнопленных тех, которые не помещались в казармы.


Лагерь размещённый на территории 12-го батальона, назывался лагерем «А», лагерь на территории 7-й батареи назывался лагерем «Б». Кроме этого был ещё один лагерь на зеркальной фабрике, где немцы размещали военнопленных, которые подвергались тяжёлым физическим работам по постройке деревянного моста через р.Днепр.

Питание военнопленных не обеспечивало даже голодного существования, а вновь прибывающие совершенно не кормили по несколько дней, тем самым доводили до полного истощения.

Цымбалист Иван Васильевич, как бывший военнопленный лагеря рассказывал: кормили нас гречневом мукой вместе с кожурой, эту муку клали в миски и заливали водой, иногда кипятили, а иногда давали некипячёной.

Такой бурды, которую пленные называли баландой, давали пол-литра в сутки. Давали пищу и прокислую, что вызывало отравления. Многие военнопленные не выдерживали такого питания и умирали. Так нас кормили в лагере с октября по ноябрь, а после стали давать пол-литра баланды из горелой ржи. Эта масса составляла из себя вид мазута. Впоследствии стали давать около 150-200 грамм.

В результате недоедания, на почве истощения в лагерях свирепствовал тиф, дизентерия и другие инфекционные заболевания. Смертность от истощения и эпидемических болезней была очень высокой, а зимой 1942 года до 300 человек в сутки. Кроме этого в лагерях ежедневно гибли десятки людей от пыток, истощения, избиения.

Пыткам в лагерях не было конца,  вот что об этом рассказывает бывший военнопленный Живолуп Яков Григорьевич: «Примерно в декабре 1941 года главный врач военнопленных немец Орлянд при большом морозе выстроил до 30-ти человек военнопленных, в том числе 21 человек квалифицированных врачей, большинство из них еврейской национальности:

1. Доцент Киевского медицинского института Туравец

2. Доцент из города Таганрога – Крейнис Владимир Яковлевич

3. Детский врач из г.Баку – Форштейн Михаил

4. Врач-хирург Оксемтемгер из города Николаева

5. Детский врач из г. Киева – Мисельмахер

6. Врач-терапевт из г. Одессы – Малдовский

7. Врач-терапевт из г. Киева – Тучинский

8. Врач-терапевт – Якубовский

9. Врач-терапевт из г. Одессы – Костман

10. Фельдшер из Тбилиси – Цилишвилле Коча

и другие, фамилии которых я не помню. Всех их раздели до нижнего белья и заставили копать яму. После того как яма была выкопана, Орлянд приказал напустить в неё нечистот из уборной и приказал военнопленным в них выкупаться, после чего дал команду расстрелять.»

Жвания Тарас Константинович, как бывший военнопленный вспоминал, что в феврале 1942 года этот лагерный врач Орлянд приказал вызвать к себе в кабинет врача из числа военнопленных по фамилии Булачник, где избил его, издевался над ним. а потом приказал солдатам расстрелять. После этого Булачника вытащили из кабинета Орлянда и на глазах военнопленных расстреляли. В том числе расстреляли ещё 14 врачей военнопленных. При расстреле присутствовал немецкий врач Шульке.

Цимбалист Иван Васильевич, как бывший военнопленный вспоминал:

«Примерно в марте 1942 года к нам в лагерь «Б» из с. Кремеевка, Градижского района привезли человек 70-80 раненых военнопленных, в том числе были командиры, подполковники, капитаны, лейтенанты и два доцента – Портной из Ростовского Мединститута и Геккер – доцент профессора Филатова. Оба товарища, как врачи являлись высокой квалификации, но и это их не спасло. Через несколько дней все они были расстреляны и свалены в общую яму за складским помещением лагеря. Всего командного состава было 15 человек. Я лично видел из окна госпиталя, как их раздевали и гнали к месту расстрела. На расстреле присутствовали врачи – Шульке, Дорюг и Орлянд. Обреченных на смерть подвели к яме, двое держали за руки, а третий стрелял в затылок из револьвера».

Харидзе Василий Григорьевич, житель города Кременчуга рассказывал:

«19 августа 1941 года я попал в плен и впоследствии был направлен в лагерь военнопленных  в город Кременчуг, размещённый на Зеркальной фабрике, где нас было до 1500 человек.

Комендантом лагеря в то время был немец Ганс.

Всех нас немцы использовали на ужасно тяжёлых работах, это строительство деревянного моста через р.Днепр, где работало до 3000 человек. Условия работы были каторжными. Работать приходилось от темна до темна. Одеты мы были и обуты в лохмотья, так как немцы хорошее обмундирование с нас снимали, а взамен этого выдавали лохмотья, а на ноги деревянные колодки.

Питание давали плохое и очень ограниченное количество, 300 гр. хлеба и баланда из мерзлого, немытого бурака и воды. жилищные условия так же были тяжёлые. жили в бараках в которых стёкла были выбиты, двери не притворялись из-за неисправности и при том было сильное переполнение.

За время моего нахождения в лагерях, т.е. около 2-х месяцев, от холода, голода, избиения и непосильной работы умерло около 700 человек военнопленных. Был такой случай: во время работы на постройке моста, один военнопленный решил обогреться около печки, за что немцы хотели живьём его бросить в огонь, но когда он стал просить сохранить ему жизнь, они заставили его тянуть тачанку с непосильным грузом и избивали железными лопатами, избили так, что он потерял сознание.»

Уборщица лагеря Бородина Мария Иосифовна рассказала, что военнопленных содержали в грязи, холоде и голоде, размещали их до отказа наполняя казармы. В казармах были устроены трёх ярусные нары с узким проходом среди них. В 1943 году от перегрузки в одной из казарм обвалилось междуэтажное перекрытие и в результате свыше 300 человек военнопленных было убито и примерно такое же количество было тяжело ранено. Я была очевидцем, как немцы каждое утро вывозили по несколько подвод с территории лагерей мертвых военнопленных, умерших от голода и разных болезней.

Как уже отмечалось, военнопленные содержались в не отапливаемых помещениях, а те что не помещались, содержались под открытым небом, в блоках из проволочных заграждений. Многие военнопленные получали обморожение конечностей рук и ног. 

По официальным данным городской больницы ампутировано рук и ног 171 человеку из числа военнопленных, обмороженных в лагерях зимой 1942-1943 г.г.

Немцы как упоминалось выше, производили периодические массовые расстрелы военнопленных.

Руппель Александр Христианович рассказывал : «что будучи переводчиком в лагерях, начиная с декабря 1941 года и кончая мартом 1943 года я был очевидцем таких фактов, когда в лагерях ежедневно умирало от 70 до 170 человек от голода и эпидемических заболеваний. Кроме того, немцы в лагерях ежедневно выводили на расстрел военнопленных, в отдельные дни до 200 человек.»

Кулишенко Мария вспоминала, что зимой 1942 года видела как немцы расстреливали 50 человек военнопленных, которых раздели до нижнего белья.

Немцы расстреливали военнопленных не только в определённых местах, а расстрелы и избиения проводили повсюду, на глазах жителей города, на работах и особенно при перегонах из одного лагеря в другой.

Достаточно было истощённому или больному военнопленному отстать на несколько шагов от общей колонны при перегонах, он за это избивался, а затем расстреливался, или же если военнопленный пытался от жителей города принять кусок хлеба, или ещё что нибудь из продуктов, то он также избивался и расстреливался.

Очевидец этих зверств Киселева Мария Михайловна рассказывала:

«В октябре 1941 года по улице Ленина гнали большую группу военнопленных, один из них по национальности узбек, или же татарин потерял силу и идти не мог, стал отставать от колонны. Немецких офицер сопровождавший колонну схватил его и потащил волоком по улице, жители города увидев эту картину стали просить офицера чтобы он бросил военнопленного, но он не обращал внимание на просьбы людей. Протащив метров 300, он бросил его и приказал двум немецким солдатам отнести этого пленного за огороды и расстрелять. »

Вскоре был случай, когда по той же улице Ленина прогоняли группу военнопленных, одна из женщин бросила несколько огурцов и один из военнопленных хотел поднять огурец, но только он наклонился прозвучал выстрел и он был убит немцем сопровождавшем колонну.

По данным комиссии, расследовавшей злодеяния немцев в Кременчугу, было установлено на основании рассказов очевидцев жителей Кременчуга и бывших военнопленных, которые были заключены в Кременчугские лагеря, а также произведённых раскопок могил на территории захоронения немцами убитых военнопленных, немецко-фашисткие захватчики за период своего нахождения в городе Кременчуге с 9 сентября 1941 года по 29 сентября 1943 года, замучили путём пыток, голодом, и преднамеренными расстрелами свыше 37 000 военнопленных красноармейцев и командиров и около 20 000 гражданского населения.

Вблизи территории лагеря № 346-А, в пределах кладбища, обнаружено 11 ям могил, в которых захоронено до 30 000 военнопленных.

На территории лагеря  № 346-Б, обнаружено 4 ям-могил, в которых похоронено до 2000 военнопленных.

На территории Песчаной горы в Северо-восточной окраине г. Кременчуга, обнаружено 36 ям-могил, где похоронено до 20 000 лиц гражданского населения и до 5 000 военнопленных.

Литература:

1. Копия акта комиссии от 29 ноября 1943 года, об учиненных деяниях немецко-фашистских захватчиков и их сообщниках в период временной оккупации с 9 сентября 1941 года по  29 сентября 1943 года в городе Кременчуге.

Комиссия в составе: 

Председатель комиссии — Первый секретарь Горкома партии Бурау Валентина Ивановна

Члены комиссии:

Председатель исполкома  Горсовета — Будный Александр Алексеевич,

Начальник Горотдела НКГБ — подполковник Разумов Виктор Алексеевич

Начальник Горотдела НКВД — капитан Шишлов Федор Емельянович,

Редактор городской газеты —  Павел Ефимович (фамилия неразборчива на документе)

Фотографии из фонда Кременчугского историко-краеведческого музея