»

Дневники Франсиско де Миранды. Пребывание в Кременчуге.

Франсиско де Миранда

Немного об авторе дневников:

Себастьян-Франсиско Миранда (полное имя исп. Sebastian Francisco de Miranda y Rodriguez) (28 марта 1750, Каракас — 14 июля 1816, Сан-Фернандо, Испания) — руководитель борьбы за независимость испанских колоний в Южной Америке. Революционер, национальный герой Республики Венесуэла. Автор флага Венесуэлы. Участник Великой Французской революции.

Биография

Родился 28 марта 1750 года в Каракасе, столице испанской колонии Венесуэлы. В 1764 году поступает в Каракасский университет. В 1771 году уезжает в Испанию, через два года вступает в испанскую армию в чине капитана, в то же время поддерживает связи с кругами Кубы и Венесуэлы, выступавшими за независимость от Испании.


Намереваясь использовать в борьбе с Испанией поддержку европейских государств, в 1785 году Миранда уезжает в Англию, а затем предпринимает поездки по столицам Европы. В 1786—1787 годы посещает Россию и добивается от русского правительства денежных субсидий и дипломатической поддержки. 14 февраля 1787 года его принимал Безбородко, Александр Андреевич в Киеве в Мариинском дворце, когда там пребывала Императрица.

В 1792 году Миранда приезжает в революционную Францию, где тесно сближается с жирондистами. Он получает чин бригадного генерала и командует дивизией в Северной армии. 29 ноября 1792 года французские войска под руководством Миранды взяли Антверпен. Он назначен командующим всеми французскими войсками в Бельгии. С 21 февраля по 2 марта 1793 года корпус Миранды безуспешно осаждает Маастрихт, обороняемый прусскими войсками. 18 марта Миранда терпит серьезное поражение от австрийских войск при Неервиндене. Его вызывают в Париж, где обвиняют в измене и связях с Дюмурье, перешедшим в это время на сторону неприятеля. 20 апреля 1793 года Миранда арестован и предстал перед Революционным Трибуналом, который 16 мая оправдывает его. Однако после свержения жирондистов Миранда снова был арестован (9 июня 1793 года) и вышел на свободу только 17 января 1795 года, уже после термидорианского переворота.

В 1797 году Миранда уезжает в Англию, где ведет переговоры с правительством Питта по вопросу организации борьбы за независимость Венесуэлы. Не добившись положительных результатов, уезжает в США.

В 1806 году формирует отряд добровольцев и несколько раз высаживается на венесуэльское побережье с целью поднять освободительное восстание. В 1811 году назначается генерал-лейтенантом патриотической армии Венесуэлы. 5 июня 1811 года провозглашает независимость Венесуэлы. В 1812 году назначается генералиссимусом венесуэльской армии и наделяется диктаторскими полномочиями.

В мае-июле 1812 года испанцы возвращают контроль над большей частью Венесуэлы. 25 июля в Сан-Матео подписывает акт о капитуляции венесуэльской армии. 31 июля арестован и передан испанским властям. Заключается в тюрьму Ла-Гуайре. В 1813 году высылается в Пуэрто-Рико, где содержится в крепости, в январе 1814 года этапируется в Испанию, где заключается в тюрьму Ла-Каррака. 14 июля 1816 года умирает в тюрьме.

Дневники Франсиско де Миранды (отрывок)

Путешествие по Российской Империи (1786 - 1787 год.)

Кременчуг

24 января. Всю ночь и день мы ехали по степи или равнине, которая тянется до самого Кременчуга, где нет ни единого дерева и ни малейшей возвышенности, кроме виднеющихся повсюду могильников. Если где-то встречается небольшое жилое строение, то оно находится в ложбине, овеваемой северным ветром. Не могу забыть, как чуть было не потерялся полушубок моего друга Вяземского, если бы тот не напомнил о нем перед нашим отъездом. Ибо мой болван-слуга отнес его не домой к князю, а в дом князя Потемкина, где и оставил. Я сразу же велел отдать его, когда за ним явится человек Вяземского.

Кусок холодного пирога и немного хлеба слегка утолили мой голод, а в одиннадцать часов вечера я прибыл в Кременчуг. Князь и все прочие приехали чуть позже пяти. Отыскав в конце концов квартиру князя, я застал там губернатора, который собирался уходить, так как Потемкин уже ложился спать. Губернатор дал мне проводника, чтобы помочь найти мою квартиру, расположенную на расстоянии одной версты, но не слишком удобную. Разбудив спавших слуг, я приготовил постель, велел подать чашку чая и улегся.

25 января. В полдень отправился к князю, который заявил, что ждет меня уже больше часа, и оставил обедать. Собралось весьма достойное общество, а пополудни слушали знаменитый оркестр русских охотничьих рожков — поистине лучшее, что придумали до сих пор, чтобы получился звук, глубокий и в то же время приятный. Исполнителей было свыше 65, а размер рожков составлял  от 12 футов до менее одного. Каждый из них берет только одну ноту, а потому некоторые музыканты играют на двух инструментах. Все вместе производит впечатление органа, с тем преимуществом, что «крещендо» звучит очень хорошо, а «диминуендо» дает превосходный звук, гораздо более насыщенный и красивый, нежели издаваемый каким-либо иным инструментом. Даже трели прекрасно выводят два рожка. Рожечниками дирижирует г-н Лоу (немец), а прочими исполнителями — Росеттер. Хор, как мне сказали, насчитывает свыше 80 человек.

Оркестр играл почти весь вечер, и князь велел специально для меня исполнить нечто особенное: ораторию Сарти (прим. Джузеппе Сарти (1729—1802) — итальянский композитор и дирижер, приглашенный Екатериной II в Россию и с 1784 г. находившийся при петербургском дворе. Упоминаемая Мирандой оратория, судя по всему, написана в связи с поездкой императрицы на юг.), сочиненную по сему случаю. Она показалась мне превосходным произведением, наилучшим из всего [в этот день] услышанного.

26 января. Среди военных, с которыми я здесь познакомился, генерал-аншеф князь Долгоруков(Кременчугский знакомец Миранды генерал-аншеф Ю.В. Долгоруков (1740—1830) в то время командовал дивизией.) — как мне кажется, человек благородный и утонченный, хорошо разбирающийся в своем ремесле. Он участвовал в Чесменском сражении и рассказал мне, что всего с четырьмя или пятью офицерами высадился в Албании и т.д. Мы долго беседовали о воинском искусстве, и, на мой взгляд, он рассуждает весьма разумно и со знанием предмета.

Снова и снова слушали музыку, а в промежутках — хор юношей, которые учатся в консерватории, основанной здесь императрицей с целью развития вокального жанра, поскольку замечено, что украинцы в большинстве своем обладают отличными благозвучными голосами. Потом, вплоть до ужина, исполнялись квартеты Боккерини, после чего [я отправился] домой.

27 января. С утра Киселев и я совершили в санях прогулку по городу, который ничем особенным не выделяется, а его население, по словам губернатора, составляет лишь 7 тысяч жителей; впрочем, он основан недавно. Мы осмотрели дом князя Потемкина, находящийся на расстоянии немногим более версты от города, с садом, где летом будет очень хорошо. Затем посетили весьма удобно расположенный рафинадный завод, куда сахар поступает в неочищенном виде из Херсона, а раньше доставлялся из Москвы. Там мне встречались каторжники с отрезанными носами и клеймом на лбу.

В губернаторском доме был устроен банкет, где присутствовали многие дамы, в их числе мадам Бибикова — писаная московская  красавица. Я с ней долго беседовал за столом. Мадам Хейким тоже очень хороша собой, имеет породистую внешность и т. д...

28 января. Нам показали батальон Екатеринославского пехотного полка, сформированный таким же образом, как тот, который мы видели в Крыму; его личный состав выглядит отнюдь не лучше. Представлявший это подразделение генерал-майор Кутузов (Великий русский полководец, победитель Наполеона М.И. Кутузов тогда был начальником Бугского егерского корпуса.), судя по всему, человек сдержанный, компетентный в своей профессии и других делах.

Обедали у мадам Хейким, где присутствовала также некая англичанка госпожа Фаншо, жена подполковника той же национальности, в настоящее время состоящего тут на службе. Она необычайно остроумна, и мы веселились вовсю. Потом начались танцы, и я впервые в жизни танцевал английский контрданс и полонез.

Еще познакомился там с архиепископом Амвросием (С ноября 1786 г. архиепископ Екатеринославский и Херсонес-Таврический.), прелатом местной епархии, и беседовал с ним, наполовину по-латыни, наполовину по-французски. Он произвел на меня впечатление человека образованного и безыскусственного.

29 января. Сегодня утром губернатор прислал за мной карету с провожатым, вместе с которым я побывал в двух учебных заведениях, основанных властями. В одном обучаются 72 юноши и иные желающие, платя по 12 рублей в год. Есть учителя грамматики, французского и немецкого языков, арифметики и географии. Пребывание в другом заведении, для девиц, стоит 36 рублей, и там учат вышивать, читать, танцевать, петь, играть на фортепьяно, и хотя эти учреждения еще далеко не совершенны, они тем не менее приносят значительную пользу. Директриса последнего из них размалевана сильнее, чем ряженые, столь популярные в этой стране. Застолье, музыка и обычное общество.

30 января. Ветер дул со стороны фасада княжеского дома с такой силой, что внутри невозможно было выносить стужу и приходилось непрерывно жечь винный спирт, налитый в большие тазы, расставленные на полу посредине комнаты.

31 января. Приехал племянник Потемкина , г-н Самойлов, следующий из Петербурга в Херсон вместе с женой, которая недурна собой и свободно изъясняется по-английски. Перед нами продефилировал драгунский полк, состоящий, по-моему, из десяти эскадронов, но ни один ни к черту не годится. Князь остался крайне недоволен. 


Страница 1 из 2 1 2