»

Солдатский труд


Солдатский труд

(Рассказы о Великой Отечественной войне Чистякова В. М.)

Автор: Заниздра Нина Александровна

Война – это прежде всего повседневный тяжёлый солдатский труд, который во всей своей совокупности был подвигом наших советских воинов в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Автор воспоминаний – Чистяков Владимир Михайлович, 1923 года рождения, участник и инвалид Великой Отечественной войны. Он прошёл военные дороги от начала войны и до победного мая 1945 года. Владимир Михайлович  был участником боевых действий в составе ополчения города Новогеоргиевска в районе села Табурище (недалеко от Кременчуга), воевал на Волховском, Северокавказском, 3-ем Украинском и 1-м Белорусском фронтах, включая штурм Берлина. Он трижды был ранен и один раз контужен. В 1944-1945 гг. участвовал в операциях на территориях других стран; освобождал Белград (Югославия). После ранения Владимир Михайлович служил в пограничных войсках. За проявленный героизм в Великой Отечественной войне Чистяков В. М. был награжден орденом Отечественной войны І степени, медалями: «За отвагу», «Защитнику Отечества», «За освобождение Белграда», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», а также юбилейными медалями.

После войны Чистяков В. М. окончил с отличием Саратовский государственный педагогический институт. Свою послевоенную жизнь посвятил педагогической деятельности. Работал в школе учителем химии и биологии, завучем. Не останавливаясь на достигнутом, Владимир Михайлович окончил аспирантуру при Московском государственном педагогическом институте имени В. И. Ленина и успешно защитил кандидатскую диссертацию. Ему была присуждена учёная степень кандидата химических наук. Работал доцентом на кафедрах химии в Куйбышевском государственном педагогическом институте и машиностроительном институте в Могилёве. В 1971 году он переехал в Кременчуг и решением Совета Кременчугского ОТФ ХАДИ был избран по конкурсу на должность доцента. За время работы в учебном заведении зарекомендовал себя высококвалифицированным специалистом. Опубликовал четыри монографии, более 80 научных статей, принимал участие в научных конференциях. Чистяков В. М. сотрудничал с предприятиями города, имеет три авторских свидетельства на изобретение. Активно участвовал в жизни Кременчуга. С 1988 года Владимир Михайлович на заслуженном отдыхе.

Мне удалось пообщаться с ветераном. В его памяти до сих пор живы воспоминания о тяжёлых военных буднях. Вот несколько примеров, которые ему особенно запомнились.

«Это было глубокой осенью 1941 года. Ворошиловские степи… Маршевый батальон двигался по просёлочным дорогам на железнодорожную станцию. Шли мы несколько суток в летней одежде. Круглосуточно лил дождь с мокрым снегом. Дорога представляла собой месиво липкой грязи. Все промокли до нитки. Несмотря на интенсивное движение и тяжёлый груз на плечах, холод пронизывал до костей. Спали на ходу, а когда останавливались на кратковременный отдых, то замертво падали в жижу придорожной грязи. Это были минуты блаженства…

Наконец мы достигли места нашего назначения. И, что интересно, никто не заболел. А после отдыха и горячей солдатской каши все выглядели орлами. Но скоро мы  были снова в пути. Железнодорожный эшелон доставил нас в город Ярославль. Там настоящая зима, много снега. Поселили нас в казарме, выдали белые простыни и наволочки, зимнюю одежду. Тепло и отдых после учений на морозе – это для нас  была кратковременная райская жизнь.

В Ярославле на основе нашего маршевого батальона был сформирован комсомольский отдельный ударный батальон, который вскоре был направлен на Волховский фронт. Разгружались мы из жарких железнодорожных теплушек на станции Малая Вишера. Но как таковой станции не было: одни развалины, обгоревшие стены, печи и трубы, запах приторной гари. Мороз лютый, а костры жечь нельзя. Признаюсь, что стало очень и очень неуютно и даже тоскливо. Но вскоре это чувство исчезло. Мы все понимали: перед нами фронт.

У нас зимняя фронтовая форма: стёганные на вате брюки, ватник, шинель, валенки, шапка-ушанка, стальная каска, на лице суконная маска от мороза, винтовка, противогаз, вещмешок с походными принадлежности и патронами под завязку, обычные и противотанковые гранаты и, наконец, лыжи с палками.

Такую экипировку имел каждый солдат. Шли от станции Малая Вишера до реки Волхов, по которой проходил фронт, главным образом, в ночное время (днем налетали фашистские стервятники). В светлое время отдыхали в ельнике, который густо располагался по обе стороны дороги.

Спали на снегу, устилая его еловыми ветками. Мороз был очень лютый, и краткий сон чередовался по-современному – с аэробикой.

Весь переход был очень тяжелым: солидная ноша на плечах, закутанность до предела, интенсивный марш по дороге с глубоким снегом, ямами и воронками, абсолютно мокрое от пота обмундирование под ватным одеялом, иней и сосульки в прорезях лицевой суконной маски, налеты вражеской авиации. Это выдерживали не все. Помню, как на одном из участков перехода кратковременного привала все встали в колонну для продолжения марша. Но один красноармеец нашего взвода остался лежать на обочине дороги. А до этого орел был хоть куда. К нему подбежал командир взвода и приказал встать в строй. Но боец продолжал лежать и, тяжело дыша, сказал, что дальше идти не может. Передняя часть колонны уже ушла достаточно далеко, а наш взвод стоял на месте, застопорив движение остальной части батальона. И вот в этих условиях и, вероятно, для того чтобы переломить малодушие молодого солдата, командир взвода выхватил пистолет и приказал бойцу немедленно встать, иначе он будет считать его дезертиром и расстреляет. Красноармеец медленно поднялся и стал в строй. Бегом догнали ушедшую вперед часть колонны. Винтовку, лыжи и вещмешок этого солдата мы несли поочередно. А боец, как чувствовал: на второй день, после расположения нашего батальона на передовой, большим осколком тяжёлой мины ему срезало голову… Жизнь и смерть ежеминутно были рядом. Но мы об этом в основном и не думали. Была одна забота:  как бы лучше бить фашистскую нечисть».

На подступах к кременчугу

Начало августа 1941 года. Жаркое утро. Правобережье Днепра. Район села Табурище (15 км от г. Кременчуга). По дороге, поднимая пыль, шагает небольшой по численности истребительный отряд и неполный взвод красноармейцев. Впереди большой лесистый овраг. Вдруг из деревьев оврага вынырнул «кукурузник» и начал кружить над нами. Послышались пулемётные очереди и хлопки взрывов ручных бомб. Стало ясно, что за оврагом фашисты. «Кукурузник», покачивая крыльями, пролетел вдоль нашей колонны, еще раз спикировал на противоположную сторону оврага, указывая нам местоположение врага, и улетел в сторону дымящего Кременчуга. Наша колонна быстро развернулась, рассыпалась, и мы заняли оборону.

Началась перестрелка – дуэль. У нас были только винтовки, несколько ручных пулеметов, гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Таким образом, мы вели огонь из обычного стрелкового оружия. Гитлеровцы же стреляли не только из стрелкового оружия, но вели также огонь из легких орудий и миномётов. Появились первые раненые…

Было очень жарко. Хотелось сильно пить. Время далеко за полдень. Непрерывно шла дуэль. Ствол винтовки казался раскалённым. На противоположной стороне оврага, за деревьями, изредка перебегали фигурки… Огонь, огонь, огонь! Патроны кончались… Рядом со мной, с одной стороны, лежал и стрелял красноармеец, с другой – мужчина сорока пяти лет. К нам подполз командир красноармейцев и сказал, что сейчас начнётся отход к Днепру и что нам троим во главе с красноармейцем надо остаться на некоторое время и огнём прикрыть этот отход. Нам подкинули немного патронов, и мы остались одни.

Переползая с места на место, мы втроeм непрерывно вели огонь из винтовок по фашистским захватчикам. Вокруг нас изредка рвались снаряды и мины, стрельба стала редкой, видно, и у гитлеровцев  боеприпасы были на исходе. Очень хотелось пить, а колодец с ведром был в ложбине, примерно в 100 метрах от нас на пути отхода.

Наконец решили отходить. Броском спустились в ложбинку и залегли за естественной насыпью возле дороги. Я не вытерпел и бросился к колодцу, крикнув: «Ребята, если что, прикройте!» В ответ услышал: «Сумасшедший!» Напился до отвала, вылил воду на голову. По очереди напились и мои товарищи. Немцы нас не преследовали. Вероятно, наш отход ими не был замечен. Это была передовая разведывательная часть врага. Как сейчас известно, в начале августа 1941 года передовые части 6-ой и 17-ой немецко-фашистских армий, захватив город Кировоград, прорвались в Онуфриевский и Новогеоргиевский районы Кировоградской области и продвигались к Крюкову, нацеливаясь на Кременчуг.

Ночью наш отряд и взвод красноармейцев переправились на левый берег Днепра, недалеко от Кременчуга. Здесь уже заняли оборону регулярные части Красной Армии. А утром фашисты с высот правого берега Днепра вели по нашему расположению артиллерийский огонь. Кадровики влились в состав подразделений Красной Армии, а «зелень молодая» и «белобилетики» в конце концов оказались в Полтавском облвоенкомате.

Мне в то время только исполнилось 18 лет, и у меня был «белый билет». Так, еще будучи не призванным в ряды Красной Армии, я получил своё первое боевое крещение на подступах к Кременчугу. Затем – запасной стрелковый полк, очень короткая учёба военному делу и ратный путь дорогами войны, который закончился для меня в Берлине. А через несколько дней и Победа!

Автор: Заниздра Нина Александровна

Источник: «Кременчуцький край у контексті історії України» 2013 год


"О послевоенной весне"

Солдатам, войной опалённым,

Я эти стихи посвящаю.

Их верность стране и народу

Я в этих стихах воспеваю.

Давно уж война отгремела…

Всe реже воюю во сне,

Но снова душа мне запела

О послевоенной весне.

И вспомнил я дни огневые:

Мне шeл восемнадцатый год,

И были дела боевые…

В атаку! В атаку! Вперeд!

Снаряды и мины летели,

Отдельный шeл в бой батальон,

Осколки и пули свистели,

И раненых слышался стон…

А жить мы все очень хотели,

Но каждый носил медальон.

И вот уж бои отгремели,

На смену пришла им весна.

Победу мы очень хотели,

Весна нам еe принесла.

Весна нам всем жизнь подарила,

Весною любовь нам дана,

Мы были тогда молодые,

Все было у нас впереди:

И были дела трудовые,

И были счастливые дни.

Седыми уже все мы стали,

А трудности ждут нас и ждут …

И те, кто в войну храбро пали,

Упрёком пред нами встают.

И кажется, что из вселенной,

Где звезд и галактик не счесть,

Их звезды в мир грешный и бренный

Весною от них шлют нам весть.

И льются небесные звуки…

То ангелы хором поют,

Взывая душевные муки,

О павших забыть не дают.

Так встанем, друзья дорогие,

Кто путь свой нелёгкий прошёл,

И вспомним, друзья боевые,

О тех, кто с войны не пришёл.

Не важно, что мы все седые,

Не будем мы хныкать весной.

Так выпьем сто грамм фронтовые

За нас, за народ трудовой!

И, вспомнив дела боевые,

Станцуем наш вальс фронтовой.

Владимир Чистяков