»

Рецензия на статью «В октябре сорок третьего ... Форсирование Днепра»


Рецензия на статью «В октябре сорок третьего ... Форсирование Днепра»
Автор:

Джокер!... Липовый.

Давно собирался написать рецензию на работу Сергеева Виктора Юрьевича  

«В октябре сорок третьего ... »

(Малоизвестная страница освобождения кременчугчины от немецко-фашистских захватчиков)

Эта статья была опубликована  в материалах Третей региональной научно-практической конференции: «Кременчуцький край у контексті історії України. Кременчуку 440 років».

Статья вышла в свет  в 2011 году, но только теперь удалось проработать в достаточном объёме доступные материалы и документы о событиях, описаных в этой публикации.

Уже в самом заголовке имеется первая неточность: к моменту описываемых в статье событий «кременчуччина» была полностью освобождена за исключением правобережной стороны Днепра, об освобождении которой в статье речь не идёт.

К сожалению, автор статьи ограничился в своих исследованиях лишь мемуарными и газетными материалами, о чём он и сообщает читателю:

Автор старался использовать весь относительно доступный рядовому гражданину информационный массив, который содержится в мемуарах военачальников, мемориальных изданиях о боевом пути отдельных подразделений РККА, чисто краеведческих источниках, а также ряда газетных публикаций разных лет.

Прочитав статью и ознакомившись со списком литературы, которой пользовался автор, я немало удивился отсутствием в этом списке книги И.С. Конева «Записки командующего фронтом». Прочитав эту книгу, автор статьи, возможно, не стал бы вообще затевать эту «карточную игру». Он узнал бы, что решение на форсирование Днепра армиями Степного фронта было принято генералом армии Коневым И.С. еще до взятия Полтавы -  20 сентября 1943 года и задолго до событий на плацдармах в районе Домоткань – Бородаевка - Мишурин Рог - Дериёвка:

20 сентября 1943 г. мною было принято решение разгромить отходящие немецкие войска на Кременчугском и Днепродзержинском направлениях, на плечах противника с ходу форсировать Днепр и овладеть плацдармами на правом берегу.

Я потребовал от командармов 5-й гвардейской, 53-й, 69-й, 7-й гвардейской, 57-й и 46-й армий энергично развивать преследование отступающего противника и к 24-25 сентября 1943 г. овладеть "переправами на Днепре и обеспечить его форсирование. При этом я требовал проводить операции по выходу и форсированию Днепра со всей настойчивостью, энергией и решительностью. Особо обращал внимание на смелое, дерзкое использование подвижных отрядов и захват войсками на плечах противника переправ через Днепр. 

Форсирование Днепра было намечено на фронте 130 км.» [1] 

Собственно одной этой цитаты достаточно, чтобы «бить» джокер В. Сергеева. Она одна в корне опровергает все его домыслы и измышления.

Не потрудившись сверить полученную из мемуаров и газет информацию с документами наших архивов - ЦАМО (центральный архив министерства обороны) и доступными архивными документами Вермахта из Национального архива США (NARA), он не смог избежать досадных ошибок и неточностей. Это, в свою очередь привело к неверному, ошибочному толкованию событий, происходивших в районе г. Кременчуга в начале октября 1943 года. На эти ошибки и неточности я хочу обратить внимание в своей рецензии на эту статью.

В статье автор ведёт речь о боевых действиях 5-й гв. Армии  по форсированию р. Днепр в районе г. Кременчуга, считая их неким «джокером» командующего Степным (2-м Украинским фронтом) генерала армии И.С. Конева.

Как пишет в своей статье В. Сергеев, бои 5-й гв Армии - вынужденная мера, с целью оказать помощь нашим войскам в районе  с. Келеберда, Мишурин Рог - Домоткань.

Сначала удачное наступление 7-й гвардейской и 37-й армии, вскоре застопорилось. Вражеское командование, немедленно подтянуло резервы (включая пресловутые дивизии СС «Мертвая голова» и «Великая Германия»), перешло в контрнаступление. Вскоре положение зажатых на небольшом (25 км. по фронту и до 15 км. в глубину) плацдарме советских солдат ухудшилось до критической точки. Тогда-то Конев и решил бросить на чашу весов своего «джокера» - 5-ю гвардейскую армию

   Автор статьи не называет ни одной даты, поэтому приходится только догадываться о каком «удачном наступлении» идёт речь. 7-я гв. Армия к началу форсирования Днепра 5-й гв. Армией, действительно захватила небольшой плацдарм в районе Бородаевка-Домоткань и вела бои по его расширению. А 37-я Армия ещё только переправлялась на правый берег, и вела трудные бои за объединение небольших захваченных плацдармов в один. Захваченные армией разрозненные плацдармы имели в глубину 3-4 км у с. Дериёвки и 5-6 км у с. Успенка. Какое тут наступление?

5-я гв. Армия Жадова наносила удар на 70 – 100 км выше по течению Днепра. Как это могло сказаться на положении войск на Бородаевском плацдарме (7-я гв. Армия) и на Дериёвском плацдарме (37-я Армия) – непонятно? У Кременчуга участок р. Днепр оборонялся силами 47-го армейского корпуса Вермахта. Дивизии корпуса имели свою конкретную задачу по обороне правого берега Днепра и не собирались «переезжать» на 70 км южнее. Выше и ниже по течению Днепра рядом с 5-й гв. Армией форсировали Днепр 4-я гв. Армия (выше по течению) и 53-я Армия (ниже по течению). Каким картёжным термином автор статьи должен назвать действие этих армий? 

Определив для себя, что главными «действующими лицами» являются 7-я и 37-я Армии, В. Сергеев определил для других армий Степного фронта второстепенную, отвлекающую от «главного удара» роль:

Залог успеха состоит в создании прочного ударного кулака с ограниченным местом действия. Остальные войска лишь для вида развивают бурную деятельность, отвлекают внимание противника, дезориентирует его.»

Далее автор утверждает, что действия армий и дивизий было привязано к «жёстким срокам», которые в своей статье, однако, не называет:

Но угроза служебного понижения через неоправданно высокие потери во время поспешного форсирования считалась пустяком по сравнению с наказанием за малейшую задержку, т.е. откровенное неповиновение лично И.В. Сталину. Поэтому переправа в заранее запланированных точках приложения главных усилий (с. Келеберда; с. Мишурин Рог - Домоткань) началась спонтанным пробоем, на везение, без попыток ввести гитлеровцев в заблуждение.

Не владея реальной обстановкой о ходе боевых действиях по форсированию Днепра армиями Степного фронта, автор статьи сваливает в одну кучу действия подразделений 7-й гвардейской и 37 Армий, игнорируя и сроки, и различные места форсирования реки. Тогда, как к 1 октября 7-я гв. Армия вела бои на уже захваченном плацдарме в районе Бородаевка - Домоткань, 37-я Армия ещё только форсировала Днепр, расширяя и объединяя в один небольшие захваченные участки правого берега в районе Мишурин Рог - Дериёвка. А в районе Келеберды бои шли ещё на левом берегу Днепра. О какой «малейшей задержке» говорит В. Сергеев? Никаких конкретных сроков по форсированию Днепра И.В. Сталин не назначал! Бои за плацдармы носили ожесточённый характер, немцы постоянно контратаковали наши переправившиеся на правый берег части, продвижение наших частей вглубь территории измерялось, буквально, сотнями метров! Исходя из логики заявления автора статьи, все командующие армиями, дивизиями и полками, принимавшие участие в форсировании Днепраза малейшую задержку должны были быть разжалованы в рядовые! Однако, очевидно, лично И.В. Сталин был по этому вопросу совсем другого мнения… Наоборот, за успешное форсирование реки Днепр командиры и начальники армейского, корпусного, дивизионного и полкового уровня, тысячи солдат и офицеров, были награждены орденами и медалями Советского Союза.

Теперь я хочу от оперативных вопросов, затронутых в статье, перейти к деталям боёв конкретных частей 5-й гв. Армии у Кременчуга, которые, оказались мало известными, как раз для автора статьи. 

Опять, с сожалением приходиться констатировать низкие познания автора в географии района боевых действий и о ходе боёв в районе Кременчуга выше по течению Днепра. 

Все части первого эшелона корпусов 5-й гв. Армии приступили к форсированию реки в ночь на 1 октября, а не на 3 октября, как утверждает автор статьи. Для форсирования реки частям армии выделялись следующие районы: (от левого до правого фланга 5-й гв. Армии). 

33-й гв. стрелковый корпус (СК):

 - 95-я гв. стрелковая дивизия (СД) должна была форсировать Днепр на участке 

Кременчуг – Кривуши. Однако, опираясь на данные разведки о сильной обороне противника на Крюковском направлении, приказ на форсирование реки был отменён.  

 - 6-я гв. воздушно-десантная дивизия (ВДД) форсировала Днепр на участке Кривуши – Самусиевка. В качестве плацдарма предполагалось использовать южную часть о. Дедов. В первом эшелоне - 17-й гв. воздушно-десантный полк (ВДП), второй эшелон дивизии - 20-й гв. ВДП. Десантников поддерживают огнём батареи 200-го лёгкого артиллерийского полка. Для развития успеха планировалось использовать 9-ю гв. ВДД. 

32-й гв. СК:

 - 13-я гв. СД форсирует Днепр в районе с. Власовка:

Её 42-й гв. стрелковый полк (СП) форсирует Днепр через северную часть о. Дедов (южнее Власовки). Части полка поддерживает огнём 469-й отдельный миномётный полк ставки ВГК; 

34-й гв. СП форсирует Днепр через о. Меньшикова;

39-й гв. СП действует на основном направлении удара дивизии, форсирует Днепр через о. Яцков. Части полка поддерживают: 1366 зенитно-артиллерийский полк (ЗАП), 308-й гв. миномётный полк и другие артиллерийские части армейского подчинения.

 - 97-я гв. СД форсирует Днепр чуть выше по течению от с. Власовка через о. «Каска» и о. «Безымянный», который примыкал к острову «Каска» с северо-запада. Через эти острова проходила главная линия обороны 320-й гренадёрской пехотной дивизии немцев. Поэтому на этом направлении бои носили особенно ожесточённый характер! 

За правым флангом 97-й гв. СД Днепр форсируют части 4-й гв. Армии:

80-я гв. СД через о. Колодовый – о. Задубок;

69-я гв. СД через безымянные острова в направлении Старо Липово – х. Змытница – Ново Липово.

А ещё выше по течению Днепра форсировали реку части 20-го СК 4-й гв. Армии.

Участок форсирования Днепра 5-й гв. Армией составлял около 20 км, без учёта полосы 95-й гв. СД. Однако, В.Ю. Сергеева в своей статье ограничивает его полосой берега между с. Власовка и с. Максимовка:

выше Кременчуга между селами Власовка и Максимовка, сужая его вдвое (примерно 10 км)!

Начало форсирования реки автор статьи описывает так: 

В ночь со 2 на 3 октября в мертвенном сиянии немецких осветительных ракет от левого берега отчалили лодки разведывательно-саперных групп 4-х дивизий. Сразу стало понятно, что высадка разыгрываться как по нотам не будет, нечего и надеяться. Крайне неудачное начало заставило командующего 33-м гвардейским стрелковым корпусом генерал-лейтенанта М.И.Козлова прекратить любые наступательные действия и перейти к обороне.

Всё это имеет мало общего с происходившими на берегах Днепра событиями.

Дивизии 33-го гв. СК на участке Власовка - Максимовка Днепр не форсировали. В ночь на 1 октября форсировала Днепр только одна дивизия 33 гв. СК -  6-я гв. ВДД, причём, ниже по течению реки от с. Власовка, на участке Кривуши – Самусиевка. Вопреки придуманному в статье приказу командующего 33-м гвардейским стрелковым корпусом генерал-лейтенанта М.И.Козлова прекратить любые наступательные действия и перейти к обороне. 6-я гв. ВДД  вела боевые действия на плацдарме до 7 октября 1943 года.

Потери дивизии, по данным ЦАМО о безвозвратных потерях 6-й гв. ВДД при форсировании  Днепра, составили:

  • 1 октября – 6 человек;
  • 2 октября – 5 человек;
  • 3 октября – 13 человек. В их числе командир 17-го гв. ВДП гв. подполковник Смирнов Михаил Васильевич [2];
  • 4 октября – 13 человек;
  • 5 октября – 25 человек;
  • 6 октября – 9 человек;
    • В ночь на 7 октября, получив приказ, части 17-го  и 20-го гв. ВДП прекратили бои на правом берегу и вернулись на исходные позиции.

      К сожалению, автор не поясняет, в чём заключалось крайне неудачное начало форсирования реки, и кто из командования 5-й гв. Армии предполагал, что оно будет проходить как по нотам?

      Неудачным начало форсирование реки оказалось, как раз, для немцев! Об этом можно судить из приказа по 320-й гренадёрской пехотной дивизии (гпд) от 3 октября 1943 года:

      … Боевые донесения о попытках высадки на участке дивизии в ночь с 1 на 2.10.43 и со 2 на 3.10.43г. также свидетельствуют о том, что готовность к обороне и ведению боя  еще не везде налажены и не осознаются должным образом.

      Поэтому приказываю:

      а) Командиру 587-го гренадёрского пехотного полка (ГПП) тщательно, со всей ответственностью, проверить всё, что произошло в ночь с 30.9 на 1.10. и со 2 на 3.10.43г. Виновных офицеров, унтер-офицеров и рядовых солдат, по отчетам о происшествии, привлечь к военному трибуналу. (Немцы, просто, спали в окопах, когда наши высадились на остров. Прим. автора.)

      b) Обороноспособность и готовность к ведению боя командирам проверять постоянно, на месте, 24 часа в сутки (днем и ночью). Проводить учебные тревоги.

      d) Посредством агитационно-воспитательной работы, со всей серьезностью и жесткостью (твердостью) и в кратчайшие сроки, искоренить все пережитки злосчастных боев при отходе. Такие, например, как: 

      • то, что солдат при появлении русских сразу же бежит, вместо того, чтобы сражаться до последнего вздоха;
      • то, что кое-какие "фланги" отводятся назад; 
      • то, что русские не только высаживаются, но и просачиваются, как и где им захочется.

      e) При всех удобных случаях необходимо постоянно внушать чувство самоуверенности и превосходства.» [3]

      В своей статье В. Сергеев начал описание форсирования Днепра частями 32 гв. СК с боёв 97-й гв. СД сразу с 3 октября:

      «На утро 3-го октября дивизия генерала Анциферова (97-я гв. СД) почти в полном составе оказалась в ловушке без всяких усилий со стороны врага. Имея возможность действовать по внутренним оперативных линиях, руководство немецкой 320-й пехотной дивизии быстро перегруппировало силы и, в дополнение, вызвало авиацию.»

      Не совсем понятен смысл «ловушки», да ещё и «без всяких усилий со стороны врага». Что он под этим подразумевал? Не поддаётся объяснению и тезис о «действиях противника по внутренним оперативным линиям». Достаточно, просто взглянуть на топографическую карту местности, что бы убедится в том, что ни каких «оперативных линий» там не было. Острова обороняли части 587-го гпп и никакие дополнительные силы поначалу на эти острова не перебрасывались. Сами острова «Каска» и «Безымянный» по которым проходила главная линия обороны, отделялись от двух других песчаных островов Дамасков и Букорешты  неширокими протоками, а эти два острова, в свою очередь, отделялись от «материка» рукавом Днепра. Сам «материк» представлял собой песчаный  дюнный участок, с вкраплениями болот и стариц, с парой (по карте) дорог, ведущими из Новогеоргиевска к реке. Дороги местами проходили по сыпучему песку, в котором буксовали не только колёсные машины, но и танки. Правда, следует сказать, что протоки Днепра от «материка» к островам были мелкими и без труда преодолевались вброд. А протока Днепра межу островами и нашим берегом была глубокой, с быстрым течением, шириной не менее 300 – 500 м.

      Первыми в ночь на 1 октября эту протоку преодолели разведчики из 100-й отдельной гвардейской разведроты под командованием командира роты гвардии капитана Семенюты Иллариона Архиповича [4]. Немцы попросту проспали их высадку, за что и получили «разнос» от своего командира дивизии, о котором я упоминал выше. Разведчики пересекли остров «Каску» и разведали обстановку в глубине обороны немцев на о. Букорешты. Установили места удобные для высадки, захватили небольшой плацдарм на берегу реки и доставили своему командованию все необходимые для форсирования реки данные. 

      Вслед за разведчиками на остров высадился передовой  3-й батальон 294-го Гв. СП. Утром немцы контратаковали наши части на о. «Стальной Шлем», так в немецких донесениях называется о. «Каска». На карте этот остров, действительно, похож на опрокинутую немецкую каску с Первой мировой войны. 

      Сначала немцы атаковали силами одной 2-й роты 587-го гренадерского пехотного полка (гпп). Наши стойко держали оборону и отбивали все атаки. Тогда немецкое командование 587-го гпп  перебросило на направление атаки с соседнего участка ещё одну 3-ю роту. «Наши бойцы отбили пять вражеских атак, но к полудню вынуждены были оставить остров.» [Ж.Б.Д. ЦАМО.- Ф. 1271,- Оп. 1, Д. 1]. Потери, по донесениям архива ЦАМО, составили 41 человек. Такую же цифру приводят в своём донесении и немцы:

      «В штаб 47-го ТК:

      Враг численность в одну роту, попытавшийся переправиться на о. Стальной Шлем (СШ), был уничтожен. (40 убитых, 6 пленных).» [5].   

      Позже немцы уточнили потери наших частей на острове:

      «Окончательный подсчет потерь и трофеев, при проведении операции на острове Стальной Шлем (о. Каска) от 1.10.43г., дал следующие результаты:

      1) Потери противника: 

      32 убитых,                      

      9 пленных.» [6]. 

      В ночь на 2 октября на острова были переброшены подразделения 292 Гв. СП, батареи 232 Гв. АП, а в ночь на 3 октября бойцы 289 Гв. СП. Переброску войск на острова обеспечивали сапёры 70-го отдельного штурмового сапёрного батальона (ОШСБт.) 14-й отдельной штурмовой сапёрной бригады (ОШСБр.)

      Ночной атакой наши бойцы разгромили 1-ю роту 587-го гпп и вышли к проливу острова Дамасков.

      В. Сергеев так описывает бой на о. Каска 3 октября 1943 года:

      «В течение дня массированные артналеты и воздушные бомбардировки чередовались с совместными атаками пехоты и танков. Под вечер гитлеровцы наконец прорвали оборону на участке 292-го гвардейского стрелкового полка. Остатки батальона под командованием гвардии капитана И.Белого были сброшены в реку. К тому времени из двух сотен бойцов в живых осталось всего семнадцать.»

      В донесениях командования 320 гпд я не встретил упоминаний о действиях немецкой авиации по целям на о. «Каска»

      И далее:

      «Горстке донельзя истощенных людей оставался один, но достойный выход -подороже для врага отдать свою жизнь. По приказу полкового парторга капитана Степана Гайды в радиоэфир полетели зловещие слова: «Сыграйте танго «Черный принц». По предварительной договоренности с командиром первого артдивизиона 232-го гвардейского артполка капитаном Скибицьким это был вызов огня на себя. Минометный залп срезал, как ножом, первые ряды фашистских автоматчиков.»

      Немцы бой 3 октября 1943 года описывают так: (выписка из донесения 320-й гпд в 47 Армейский корпус)

      «Начатый на о. Стальной Шлем в 14.30, для выравнивания ситуации, контрудар, при концентрированном огне наших тяж. пехотных вооружений и беглом огне нашей артиллерии, проходил поначалу хорошо. Вследствие внезапно начавшегося, затяжного, хорошо ложащегося и очень сильного артиллерийско-минометного огня противника, следствием которого стали потери из числа офицеров и младших командиров, контрудар сначала увяз и остановился. К тому же русские бесцеремонно (беспощадно) били по своим. Передовые части, утратившие вследствие сильного враж. огня из тяжелых вооружений своих командиров, сначала отступили, поэтому возникла необходимость в организации нового исходного рубежа с максимальной концентрацией всех сил.

      Под сильнейшим вражеским артиллерийско-минометным огнем контрудар был продолжен с постепенным его разрастанием. Противник численностью примерно в 150-180 чел. большей частью был уничтожен. Точные потери противника еще не установлены» [6].   

      А вот, как описан этот бой в журнале боевых действий (ЖБД) 97 гв. СД:

      «В течении 3, 4 октября части дивизии ведут бои за улучшение своих позиций и расширение плацдарма, отражая контратаки противника.

      В ночь на 4 октября 289 гв. СП форсировал Днепр, продвинулся в глубь острова на 400 м от берега и ведёт бой » [Ж.Б.Д. ЦАМО.- Ф. 1271,- Оп. 1, Д. 1].

      Буднично и кратко. И ни какого «танго «Чёрный принц»! К тому же непонятно, как командир 1-го дивизиона, с орудиями «ЗиС-3» умудрился «срезать, как ножом, первые ряды фашистских автоматчиков» «миномётным залпом»? Мне неизвестно ни одного случая, что бы наши орудия стреляли минами!

      Автор статьи утверждает, что к концу боя 3 октября «из двух сотен бойцов в живых осталось всего семнадцать» Однако по донесениям о потерях архива ЦАМО потери 97-й гв. СД составили:

      2 октября – 7 человек;

      3 октября – 33 человека.

      А вот какие потери понесли немцы (из того же донесения в 47-й Армейский корпус):

      «Наши потери пока точно установить невозможно. Потери составляют примерно 50%.» [7].  И в другом донесении от 4 октября: 

      «Контрудары по уже однажды высадившимся русским приводят к потерям, которые при численном составе дивизии (по ежедневным докладам) для сохранения обороноспособности являются неприемлемыми.» [8].   

      В этом же донесении командование дивизий просит срочно пополнить личный состав дивизии офицерским, унтер-офицерским и рядовым составом, нарекает на не- достаточную плотность арт. огня, просит доставить на позиции боеприпасы (имеется лишь 15% от необходимого боекомплекта), требует станков для пулемётов MG, проволочного заграждения и мин для организации обороны на островах и т.п... 

      Всё это, как то мало похоже на ловушку «без всяких усилий со стороны врага»

      4 и 5 октября бои на о. «Каска» и о. «Безымянный» продолжались. Немцы проводят одну контратаку за другой. Наши части удерживают свои позиции. 5 октября для усиления 587-го гпп немцы перебрасывают на острова усиленный батальон 586-го гпп и 320-й батальон дивизионных фузилеров. Генеральное наступление на островах намечено на 6 октября. Потери наших частей за эти дни по документам ЦАМО:

      4 октября – 36 человек;

      5 октября – 17 человек.

      С утра 6 октября немцы предприняли наступление на нашу оборону на островах. Этот день стал самым тяжёлым и кровавым для защитников островов. Уже пять немецких атак отбили бойцы 292 и 289-го гв. СП. Перед окопами уже остались лежать на песке более полутысячи немецких солдат, но, несмотря на огромные потери, немцы предпринимают ещё одну атаку.

       Шестая по счёту атака началась с массированного артиллерийско-миномётного обстрела островов «Каска» и «Безымянный». Немцы сосредоточили здесь «четыре батареи 105 мм пушек, три батареи 75 мм орудий, пять батарей 81 мм миномётов, две батареи полковых миномётов (калибр 50 мм), две батареи шестиствольных миномётов, одну батарею 210 мм калибра и до полка пехоты. На о. Дамасков - батарея самоходных орудий и четыре танка» [Ж.Б.Д. ЦАМО.- Ф. 1271,- Оп. 1, Д. 1]. 

      6 октября 1943 года в 17 час немцы начали генеральное наступление на о. «Каска». Началось оно с одночасовой артподготовки. В течении часа на острова сыпались тысячи немецких снарядов и мин. Острова утонули в сплошном дыму и тучах песчаной пыли, поднятой разрывами. Казалось бы, всё живое погибло от разрывов десятков тонн снарядов и мин. Укрыться от огня на островах было негде. Выкопанные в песке окопы и стрелковые ячейки, осыпались от первых разрывов и превратились в неглубокие ямы. Бойцы 292 и 289-го гв. СП понесли большие потери убитыми и ранеными. Ещё грохотали разрывы, сдвигаясь к руслу Днепра и дальше к левому берегу, когда две передовые цепи немецкой пехоты, численностью примерно по 200 пехотинцев атаковали наши позиции с флангов, другая группа пехоты, численностью, примерно 400 человек, атаковала наши позиции с фронта. На утро 6 октября наших бойцов на островах было меньше одного батальона: в Ж.Б.Д. называется цифра - около трёхсот человек, включая раненых. Многие раненые оставались на позициях и продолжали отстреливаться. Но силы бойцов таяли на глазах. На этот раз немцам удалось глубоко вклиниться в расположение наших частей. Группа немецких автоматчиков вышла в расположение наших наблюдательных и передовых командных пунктов. Более двух с половиной часов длился этот бой. Все резервы у командиров 292-го и 289-го гв. полков были исчерпаны. Тогда командиры полков: 292 Гв. СП гв. майор Каюков Михаил Александрович и 289 Гв. СП гв. подполковник Панский Петр Романович, собрали всех, кто находился на командном пункте и повели их врукопашную. Это был их «последний парад»! Горстка командиров  штаба полка и бойцов охраны командного пункта, кто с автоматом, кто с карабином, а большинство с пистолетами, бросились на врага. Схватка была яростной и скоротечной. Почти все наши бойцы погибли в неравном бою, но узенькую прибрежную полоску родной земли отстояли! 17-ть оставшихся на острове гвардейцев не позволили немцам полностью овладеть островом «Каска». 7 октября немцы предприняли ещё одну атаку на наши позиции. Радиотелеграфист 1-й батареи 232 гв. АП Скоробогатов Василий Денисович вызвал огонь батарей с левого берега Днепра «на себя». Он корректировал огонь своих батарей по наступающим немецким цепям, выводя разрывы на цель. Потом с левого берега ударили «Катюши» 308-го гв. миномётного полка. Залп «катюш» удачно накрыл цепи немецкой пехоты. Немцы понесли большие потери, и отошли на исходные позиции. В дальнейшем они больше не предпринимали атак на острове, ограничившись удержанием своих позиций. Им уже было не до острова «Каска»! Части 4-й гв. Армии в это время форсировали Днепр выше по течению реки и захватили ряд важных плацдармов на правом берегу. 80 гв. СД наступая через о. Колодовый выбила немцев с о. Задубок. 69 гв. СД выбила немцев из с. Старо Липово. 7-я гв. ВДД выбила немцев из х. Змытница. Израсходовав в боях на о. «Каска» людские резервы и лимит боеприпасов, немцы не могли должным образом помешать нашим войскам форсировать Днепр. 

      «В 47-й ТК. Донесение за день, 7.10.43г.

      1.) Как и в предыдущие дни, при подавляющем превосходстве в живой силе и технике, противник попытался расширить свои локальные участки прорыва на правом участке корпуса. Несмотря на существенные потери с нашей стороны, гренадерам 320-ой гпд ответными контрударами и в ожесточенных ближних боях постоянно удавалось останавливать дальнейшее продвижение противника у мест прорыва. Особо следует отметить усилия пехоты, которой, из за нехватки арт.-боепрпасов, приходится нести основную, еще большую, ношу боя.

      В частности:

      320-я пд: В юго-вост. части о. Задубок противник в течение дня усилился до 1000 чел. Наступление в значительной степени превосходящего противника опрокинуло наши слабые силы в северо-западной части острова. На центральном участке дивизии противник продвинулся до северо-западной части хутора Змитница. Контрудар с целью отбросить врага еще не завершен. 

      585-ый гренад. полк:

      В 16:30 контрудар сначала успешный, прорван до противотанкового рва. (противотанковый ров проходил за х. Змытница. Прим. Автора) Вследствие контрудара противника достигнутой линии удержать не удалось. Отошли на исходную позицию. В остальном арт.- минометный огонь по главной линии обороны и тылу.

      587-ой гренад. полк:

      В 17:00 боевая группа Воллера, после серьезных потерь вследствие атаки русских в количестве 300 человек, оставляет о. Задубок и занимает западный берег р. Дубок. Ближе к вечеру и вечером на участке о. Задубок оживленный вражеский беглый огонь из противотанковых пушек (дивизионные ЗиС -3) и минометов. С наступлением темноты усиленный огонь из стрелкового оружия. В остальном без особых происшествий.» [9].   

       Наши потери в бою 6 октября были огромными, но и враг был обескровлен, и больше не имел возможности атаковать.

      В этот день 97-я гв. СД потеряла убитыми 279 бойцов и командиров. Среди погибших командиры 292-го и 289-го гв. СП:

      Командир 292 гв. СП гв. майор Полухин Александр Орестович, убит утром 6 октября 1943 года [10]; 

      Вновь назначенный командир 292 гв. СП гв. майор Каюков Михаил Александрович, убит в рукопашном бою, отражая 6-ю по счёту атаку немцев  6 октября 1943 года[11];

       Командир 289 гв. СП гв. подполковник Панский Петр Романович, убит в том же рукопашном бою 6 октября 1943 года[12];

      В этом же бою погиб гв. полковник Кашляев Василий Яковлевич, заместитель командира 97-й гв. СД по строевой части[13].

      Немцам, ценой больших потерь, удалось восстановить линию обороны на островах, но полностью выбить наших бойцов с островов немцам не удалось. В ночь на 10 октября 97-я гв. СД получила приказ оставить позиции на островах, и, совершив марш вдоль левого берега р. Днепр, сосредоточиться в районе с. Стогноевка – с. Саловка. 11 октября после марша и сосредоточения в указанном районе, части дивизии переправились на правый берег Днепра южнее с. Дериёвка и заняли рубеж обороны в районе оз. Лиман.

      Однако, ещё 7 октября В. Сергеев в своей статье заживо похоронил 97-ю гв. СД!

      «В ночь с 7 на 8 октября 1943 года единичные группы воинов перебрались с «острова Смерти» на левобережье. Девяносто седьмая гвардейская стрелковая дивизия как тактическое соединение прекратила свое существование ...»

      Хочу сообщить В. Сергееву, что похороненная им 97-я гв. СД, успешно участвовала в прорыве обороны немцев в районе Дериёвки, в Кировоградской, Уманско-Ботошанской, Львовско-Сандомирской, Сандомирско-Силезской, Нижнесилезской, Верхнесилезской, Берлинской и Пражской операциях. За боевые заслуги была награждена орденами Суворова 2-й степени и Богдана Хмельницкого 2-й степени. 

      Такая, вот, получилась «ловушка без всяких усилий со стороны врага.»

      Далее В. Сергеев описывает бои 13-й гв СД и 66-й «резервной» гв. СД. Как и в случаи с 97-й гв. СД описание этих боёв зиждиться на различного рода воспоминаниях и «газетных публикациях» без всякой оглядки на архивы и топографические карты.

      «На левом фланге, в нескольких километрах западнее Власовки, вели наступление войска генерала Г.В. Бакланова (13-я гв СД прим. автора). В отличие от своего коллеги, чья дивизия в течение пяти дней была перемолотая в прах, Глеб Владимирович не мог жаловаться на злую участь. Вытянутый на довольно большое расстояние вдоль русла остров, наилучшим образом пригодился дивизионным штурмовым подразделениям как транзитный пункт»

      Жаль, что автор статьи не удосужился взглянуть на карту местности в районе с. Власовка. В «нескольких километрах западнее Власовки»  лежат острова «Каска» и «Безымянный». Здесь сражалась за переправы 97-я гв. СД, а 13-я гв. СД форсировала Днепр прямо за южной околицей с. Власовка полосой, примерно в 5 км, чуть смещённой от центра села к западу. «Вытянутый на большое расстояние вдоль русла реки остров» - о. Дедов использовался в качестве плацдарма 6-й гв. ВДД. И только за северную часть этого острова вел бой 42-й гв. СП 13-й гв. СД. За остров Меншиков, который лежит чуть выше по течению реки о. Дедов, вел бой 34-й гв. СП, а основной удар 13-я гв. СД наносила правым флангом через о. Яцков силами 39-го гв. СП. 

      Яцков – большой остров, расположенный южнее с. Власовка. Он тянулся почти на пять километров вдоль русла Днепра и примерно на 3 км уходил к противоположному берегу. Урочище Заблоцкое пересекало остров с севера на юг в западной части острова. В центре острова Яцков – большое озеро Высокое, за ним в южной части острова урочище Рублёвка. Теперь от острова осталась лишь небольшая часть, по которой проходит плотина Кременчугской ГЭС и располагаются дачные участки жителей г. Светловодска.

      «Огневую точку, что заслонила дорогу разведчикам лейтенанта Микушева и саперной роте сержанта Москвичева, мгновенно обезвредили автоматчики Виктор Ковина и Леонид Винокуров. Быстро оправившись, немцы несколько раз пытались уничтожить небольшой (около 40-а бойцов) отряд, который буквально «зубами» уцепился за отвоеванную пядь правобережной земли. Постепенно иссякали боеприпасы, ряды воинов неумолимо редели»

      Так В. Сергеев описывает начало форсирования 13-й гв. СД реки Днепр. В первом приближении, почти всё так и было, но только, почти. Гв. лейтенант Микушев Сергей Ильич командовал взводом сапёров из 8-го гвардейского отдельного сапёрного батальона[14]. Группой автоматчиков (а не разведчиков) командовал гв. мл. лейтенант Доррендорф Игорь Готлибович [15]. Помогал ему командир отделения автоматчиков гв. мл. сержант Ковин Виктор Николаевич [16]. Их было, всего, 12 автоматчиков и сапёров 34-го гв. СП, которые первыми высадились на о. Меншикова в ночь на 1 октября. Выбив с позиции боевое охранение немцев они зацепились за узкую полоску берега и, действительно, «держались зубами» на захваченных позициях в течении 2-х дней, отбив 6-ть атак немецких пехотинцев.

      В ночь на 2 октября на остров Меньшикова высадилась рота под командованием гв. ст. лейтенанта Боровкова Василия Петровича [17], а в ночь на 3 октября на остров переправились основные силы полка. В первой волне переправился 1-й батальон 34 Гв. СП под командованием гв. капитана Выговского Павла Степановича[18]. Наши части прочно обосновались на острове и почти полностью выбили с него немцев.

      Одновременно с 34-м гв. СП, в ночь на 1 октября началась высадка передовых частей 42-го гв. СП на о. Дедов. Здесь оборона немцев оказалась более прочной. 

      Упомянутый выше В. Сергеевым «сержант Москвичев», был гв. рядовым Москвичевым Владимиром Ивановичем [19], сапёром 8-го гв. отдельного сапёрного батальона, который в составе отделения гв. старшины Мирошниченко Ивана Акимовича[20],  обеспечивал переправу 1-го батальона 42-го гв. СП на остров Дедов.  

      Наши передовые части оттеснили немцев в глубь острова, что позволило в течении 2 и 3 октября переправить на о. Дедов  основные силы полка. К переправе наших частей на остров подключись сапёры 68-го отдельного штурмового сапёрного батальона (ОШСБт.) 14-й отдельной штурмовой сапёрной бригады (ОШСБр.) С их помощью на о. Меньшикова и о. Дедов были переброшены основные силы 34-го гв. СП и 42-го гв. СП, противотанковые орудия, полковые миномёты, крупнокалиберные зенитные пулемёты,  части 469-го отдельного миномётного полка  резерва ВГК  имевшие на вооружении 120-ти мм миномёты, тонны боеприпасов и снаряжения. Интересная деталь: 6-я батарея 469-го Кременчугского отдельного миномётного полка Ставки Верховного Главнокомандования под командованием лейтенанта Корнышева Евгения Георгиевича [21], умудрилась в боях на о. Дедов уничтожить, даже один самолёт противника! Немец сел на вынужденную в зоне досягаемости 120-ти мм миномётов. Когда к самолёту подкатила группа ремонтников, батарея накрыла огнём, и ремонтников, и самолёт.

      В ночь на 3 октября на передовой НП на о. Дедов переправились командиры 42-го гв. СП. В их числе и командир полка Герой Советского Союза гв. подполковник Березин С.П. Немцы вели по острову интенсивный артиллерийско-миномётный огонь. Близким разрывом командир полка был тяжело ранен. Истекающего кровью подполковника прикрыл собою, тоже раненый, командир роты 68 ОШСБт. лейтенант  Седунов Александр Петрович [22]. Вместе с сержантом  Лагутиным Анисимом Алексеевичем под частыми разрывами они погрузили гв. подполковника Березина С.П. на лодку и поплыли к левому берегу [23]. По дороге лодка получила пробоину и стала тонуть. Сержант Лагунов сбросил с себя одежду и закрыл ею течь. Раненого командира 42-го гв. СП благополучно доставили на правый берег, где ему была оказана медицинская помощь, и он был отправлен в госпиталь. Лейтенант Седунов А.П. и сержант Лагутин А.А. командованием 68-го ОШСБт. были представлены к званию Героя Советского Союза.

      Бои на островах Меньшиков и Дедов немцы приняли за направление главного удара дивизии. К метам прорыва их обороны на этих островах немцы спешно перебросили резервы и дополнительные силы. Этим обстоятельством блестяще воспользовалось командование 13-й гв. СД. В ночь на 3 октября основные силы дивизии – 39 гв. СП начал высадку на главном направлении удара -  о. Яцков.

      Эту операцию В. Сергеев описывает, как отчаянный акт спасения группы лейтенанта Микушева:

      «Важнейшая задача - спасти остатки погибающего авангарда (и заодно можно больше расширить плацдарм) комдив тринадцатой гвардейской, не колеблясь, поручил своему личному резерву - роте капитана Подкопая».

      Как видно из выше написанного, никакие «остатки авангарда» в его спасении не нуждались - 34 гв. СП прочно закрепился на о. Меньшиков. 

      Рота автоматчиков гв. капитана Подкопая И.Я. [24] первой высадилась на о. Яцков в составе двух передовых батальонов 39-й гв. СД, под командованием зам. ком батальона гв. ст. лейтенанта Ильина Михаила Ивановича [25] и командира батальона гв. ст. лейтенанта Павленко Павла Архиповича[26].

      Рота гв. капитана Подкопая И.Я. выбила немцев из первой траншеи и продвинулась вглубь острова на 400 м. Следом высадились бойцы обоих батальонов и продолжили наступление вглубь острова Яцков. Вместе с частями 39-го гв СП на остров была переправлена рота крупнокалиберных пулемётов (ДШК) 1366-го зенитного полка. На следующий день немцы предприняли четыре атаки на позиции 39-го гв СП. Все атаки наши бойцы отбили, немцы понесли большие потери, и отошли на исходные позиции.

      Потери 39-го гв. СП при форсировании реки в этот день составили 11 человек по документам архива ЦАМО. Несмотря на высадку 39 гв. СП на о. Яцков, немцы продолжали считать, что главный удар наносится силами 34 гв. СП через о. Меньшикова. Сюда они перебрасывали дополнительные силы и на этом острове 13-я гв СД понесла наибольшие потери. Полк в период боёв с 1 октября по 7 октября потерял на острове  

      118-ть бойцов и командиров, причём судьба половины из этого числа людей осталась неизвестной – они считаются «пропавшими без вести».

      Между тем наступление на о. Яцков успешно продолжалось. Части 39-го гв. СП продвинулись вглубь острова, что позволило начать переброску на остров второго эшелона 32 гв. СК 66-ю гв. СД. В ночь на 5 октября части дивизии начали переправляться на о. Яцков.

      Однако, идя на поводу «воспоминаний очевидцев», В. Сергеев перебрасывает части 66-й гв. СД на несуществующий в природе о. «Песчаный» выдавая успешное наступление на острове Яцков за «изнурительные и абсолютно безнадежные бои за удержание плацдарма»:

      «Поэтому в ночь на 5 октября по личному распоряжению комкора Родимцева в полосе действий частей Г. Бакланова началась переправа резервной шестьдесят шестой дивизии на остров Песчаный. Для всех трех стрелковых полков (145-го, 193-го и 195-го) большой (примерно 5 кв. Км.), Лишенный каких-либо признаков растительности, плоский, как ладонь, остров превратился (учитывая горькую неизбежность) в смертельные тиски. Предотвратить истребление советского десанта удалось благодаря горстке решительных людей, оказавшихся в нужное время в нужном месте. Немногочисленные источники сохранили всего несколько имен из горстки незаметных (и незамеченных!) Героев острова Песчаного, среди которых были комсорг М.Абдулин и И.Вьязанкин»

      Информацию о действиях 66-й гв СД в районе г. Кременчуга В. Сергеев почерпнул, исключительно, из книги воспоминания комсорга 1-го батальона 193 гв. СП гв. ст. сержанта Абдулина Мансура Гизатуловича «160 страниц из солдатского дневника».

      В целом, в книге описываются реальные события о действиях 66-й гв. СД на пути от Сталинграда, через Курск, Харьков и Полтаву к Кременчугу. Но, к, сожалению, бои в районе Кременчуга описаны автором книги уже не по записям в дневнике, а по воспоминаниям. И это обстоятельство привело к досадным неточностям, которые свели на нет «документальную» точность описываемых событий.

      По обстоятельствам, возникшим при переправе 193 гв. СП на о. Яцков (интенсивный артиллерийско-миномётный обстрел немцами участка переправы), сержант М. Абдулин оказался не на о. Яцков, куда переправились бойцы его батальона, а на «чужом» остове Меньшиков. Высадившись на этом острове он не нашёл там «своих». На острове оказались «чужие» бойцы 13-й гв. СД. 

      Уже задним числом с рассветом, оказавшись на острове, он описывает этот остров: «большой (примерно 5 кв. Км.), Лишенный каких-либо признаков растительности, плоский, как ладонь». Позже, уже под влиянием рассказов участников форсирования Днепра, в его книге этот остров получает «условное название - остров "Каска"»

      Изучив описанные автором книги обстоятельства и ход боя на острове, я могу уверенно утверждать, что здесь речь идёт об о. Меньшиков. Только этот остров ориентирован с востока на запад, и только на этом острове направление атаки наших бойцов могло быть направлено со стороны восходящего солнца, о чём пишет в своей книге М. Абдулин. Взяв за основу изначально ошибочное описание действий 66-й гв. СД, в своей статье В. Сергеев допускает такие же ошибочные, не имеющие ни чего общего с действительностью выводы. При этом он даже не вникает в смысл им же самим написанного. Переправу на остров «Песчаный» трёх полков он скромно называет «десантом»!  Невозможно себе представить три полка на голом песчаном острове площадью 5 кв. км, как невозможно себе представить, что их судьба решилась «благодаря горстке решительных людей, оказавшихся в нужное время в нужном месте»!

      Оставим в стороне фантазии В. Сергеева, и вернёмся к реальным действиям 66-й гв. СД на о. Яцков. 

      Первыми высадившись на острове бойцы 193 гв. СП. Они сразу атаковали немцев в урочище Заблоцкое, и выбили противника с занимаемых позиций.

      В ночь на 6 октября на остров были переправлены 145 и 195 гв. СП и орудия 135 гв. АП. В течении дня 6 октября части 66-й гв. СД отбив яростную контратаку немцев продолжали наступление и к исходу дня вышли к оз. Высокое, продвинувшись на 1-2 км вглубь острова.

      7 октября немцы продолжали контратаковать части 13-й  и 66-й гв. СД. Им уже стало понятно, где наносит главный удар командование 32 гв. СК. Поэтому сняв большую часть сил с о. Дедов и оставив о. Меншикова, они предприняли ряд массированных атак на позиции 66-й гв. СД в районе оз. Высокое. Отбивая атаки немцев, наши части продолжали теснить противника к урочищу Рублёвка. К исходу дня, это был последний рубеж 198 пд немцев на о. Яцков. 

      8 октября командующий 66-й гв. СД произвёл перегруппировку на правом фланге дивизии - 195 гв. СП сменил на позициях 145-й гв. СП. После чего совместно с частями 13 гв. СД (39 гв. СП),  193 гв. СП у оз. Высокое и 195 гв. СП из района урочища Заблоцкое, атаковали противника в урочище Рублёвка. Отчаянное сопротивление не спасло немцев от разгрома. Остатки 198-й пд покинули остров.  В ночь на 9 октября немцы ещё раз попытались вернуть о. Яцков, но после многочасового боя были сброшены в Днепр. 

      Потери 39-го гв. СП 13-й гв. СД в боях на о. Яцков составили:

      2-3 октября – 11 человек;

      4 октября – 5 человек;

      5 октября – 2 человека;

      6 октября – 16 человек;

      7 октября – 18 человек;

      8 октября – 35 человек.

      Итого полк потерял 78 бойцов и командиров убитыми и пропавшими без вести.

      42-й гв. СП в боях на о. Дедов потерял убитыми и пропавшими без вести 57 бойцов и командиров.

      В. Сергеев завершает своё повествование о боях 66-й гв. СД на острове «Песчаном» жуткими цифрами потерь 66-й гв. СД:

      «4-дневное пребывание на Песчаном нанесло шестьдесят шестой гвардейской стрелковой дивизии чрезвычайно чувствительный удар. По состоянию на 9 октября 1943 года вместо штатных 10 596 человек в ней насчитывалось 3756 военнослужащих, в частности, 193-й полк имел более впечатляющие показатели: вместо 2 173 в рядах осталось 609 (из них 141 офицер, 172 сержантов, 296 рядовых) лиц»

      Приведённые автором статьи цифры, конечно, впечатляют. Если провести не хитрые арифметические действия, то выходит, что потери дивизии на о. «Песчаном» составили, примерно около 7 000 человек. По ссылке, указанной в статье, В. Сергеев позаимствовал эти цифры, опять-таки, из мемуаров: Самчук И. «Гвардейская Полтавская». - Йошкар-Ола, 1987. - 128 с 

      Не знаю, была ли когда-либо дивизия укомплектована по штату. Зато, точно знаю по дням и пофамильно, сколько людей погибло в боях за о. Яцков, по донесениям о безвозвратных потерях дивизии из архива ЦАМО (включая умерших от ран в санбатах и госпиталях):

      5 октября – 24 человека;

      6 октября – 45 человек;

      7 октября – 32 человека;

      8 октября – 28 человек.

      Итого дивизия за четыре дня боёв на о. Яцков потеряла 129 бойцов и командиров. Эта цифра заметно меньше, приведённой В. Сергеевым в своей статье! Возможно, конечные цифры количества бойцов и командиров 66-й гв. СД соответствуют истине, но следует иметь ввиду, что со времени боёв на Курской дуге, дивизия почти не пополнялась личным составом.

      «Немногочисленные источники сохранили всего несколько имен из горстки незаметных (и незамеченных!) Героев острова Песчаного, среди которых были комсорг М.Абдулин и И.Вьязанкин» - сетует В. Сергеев. Само собой разумеется, что у придуманного острова и герои могут быть только придуманные. Что же касается героев 66-й гв. СД, совершивших свои подвиги на о. Яцков – «их есть у меня»! В архиве ЦАМО удалось найти 197 наградных листов на бойцов и командиров 66-й гв. СД, награждённых орденами и медалями за проявленное мужество и героизм в боях по форсированию р. Днепр у с. Власовка. Кстати среди них, есть и наградной лист на упомянутого В. Сергеевым «И. Вьязкина»

      - Гв. лейтенант Вязанкин Иван Федорович, комсорг 145 гв. СП, награждён орденом «Отечественная война I ст.» [27].  Из наградного листа на гв. лейтенанта Вязанкина И.Ф.: «6 октября 1943 года в бою за урочище Заблодское на о. Яцков, под сильным огнём противника, поднял бойцов в атаку на немецкие позиции. Решительным броском наши бойцы ворвались в окопы противника и захватили важные для расширения плацдарма позиции». В этом бою гв. лейтенант Вязанкин И.Ф. пал смертью храбрых. На мемориальной плите братской могилы с. Власовка выбито и его имя.

      9 октября части 66-й и 13-й гв. СД сдали свои позиции частям 5-й гв. ВДД 4-й гв. Армии. 13 гв. СД, совершив марш вдоль левого берега Днепра, была переброшена на плацдарм южнее с. Дереёвка. 66-я гв. СД была передана в состав 75 СК 53 Армии и после марша вдоль левого берега Днепра переправилась на плацдарм с другой стороны с. Дереёвка в район х. Дача – с. Успенка.

      В своей статье В. Сергеев упоминает фамилии бойцов и командиров, удостоенных высокого звания Героя Советского Союза.

      «Нелишне заметить, что указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944-го года о присвоении звания Героя Советского Союза участникам Днепровской битвы вместе с уроженцами Волгоградщины А. Лагутин и И. Черняев Золотых Звезд были удостоены Александр Седунов и харьковчанин Иван Подкопай (последний - посмертно)» 

      Правда, непонятно по какой системе, он эти фамилии отбирал? В этом приказе ВС СССР упоминаются 224 «участника Днепровской битвы».  По какому критерию из этого списка отобраны перечисленные им люди? По географическому признаку (волгоградчина, харьковщина)? По принадлежности к дивизии? К армии?

      Лагутин А.А. и Седунов А.П. из 68-го ОШИСБт 14-й ОШИСБр.;

      Черняев И.Ф. – из 70-го ОШИСБт 14-й ОШИСБр.;

      Подкопай И. Я -  из 39-го гв. СП 13-й гв. СД… 

      Эти подразделения входили в состав 5-й гв. Армии. Получается по принадлежности к армии, но тогда чем не угодил В. Сергееву гв. майор Половец Иван Кузьмич, исполнявший обязанности командира 42-го гв. СП 13-й гв. СД? Он то же был награждён Золотой Звездой Героя, приказом ВС СССР от 22 февраля 1944 года за бои в районе с. Власовка [28].

      «Наряду с этим вряд ли целесообразно из этических соображений акцентировать внимание только на судьбах звездоносцев, ведь победоносная жертвенность всех без исключения гвардейцев, достойна служить образцом духовного подвижничества.»

      С этим высказыванием В. Сергеев трудно не согласиться. К сожалению, он не приводит никаких данных о награждённых орденами и медалями бойцах и командирах дивизий, упомянутым в своей статье. Действительно, перечислить все подвиги наших солдат при форсировании Днепра в рамках этой рецензии невозможно, но некоторые цифры я назову. Орденами и медалями за мужество и героизм согласно найденным в ЦАМО наградным листам, награждены:

      97-я гв. СД - 258 бойцов и командиров;

      13-я гв. СД – 248 бойцов и командиров;

      66-я гв. СД – 197 бойцов и командиров;

      14-я ОШИСБр. – 86 бойцов и командиров;

      1366-й ЗАП – 46 бойцов и командиров:

      469-й МП СВГК – 10 бойцов и командиров.

      Это, далеко не все награждённые орденами и медалями бойцы и командиры частей 5-й гв. Армии, принимавшие участие в боях по форсированию р. Днепр в районе г. Кременчуга. Работа по сбору наградных документов частей и подразделений 5-й гв. Армии продолжается.

      Автор статьи В. Сергеев всё время кивает на проблемы удержания Дериёвского плацдарма. 

      «Результаты Дериевский плацдарм - первопричину всей так называемой «ложной переправы» и точку развертывания главных сил генерала Конева наконец удалось отстоять.»

      Вывод, который делает автор статьи более, чем странный! Каким образом полный разгром немцами частей 5-й гв. Армии, да ещё и «без всяких усилий», описанный В. Сергеевым в своей статье, помог дивизиям 7-й гв Армии и 37-й Армии на Бородаевком и Дериёвском плацдарме? Насколько я знаю, никакие немецкие части с этих плацдармов под Кременчуг не перебрасывались. Наоборот, боевые действия по форсированию Днепра частями 5-й и 4-й гв. Армий не воспрепятствовали переброске на юг из-под Новогеоргиевска частей 6-й немецкой танковой дивизии. 3 октября они вступили в бой в районе Дериёвки с частями 37-й Армии? В чём же суть «джокера»? Был ли он вообще?

      - Да был! Но не в фантазиях В. Сергеева, а в решении командующего фронтом перебросить 5-ю гв. Армию из под Кременчуга на Дериёвский плацдарм! Сюда же из под Полтавы была переброшена и 5-я гв. танковая Армия (ТА) генерал-лейтенанта П.А. Ротмистрова. С помощью этого «джокера», Коневу не только удалось удержать плацдармы, но прорвав оборону немцев продвинуться в глубь правобережной Украины на расстояние от 50 до 70 км.

      В этой статье автор не раскрывает «малоизвестные страницы освобождения кременчуччины», а наоборот наводит «тень на плетень», ставит всё с ног на голову, демонстрируя свою плохую осведомлённость по всем вопросам боевых действий в районе Кременчуга! На основе своих же фантазий он делает заключительный вывод о целесообразности действий 5-й гв. Армии:

      «Наступление, что вскоре началось, имело конечной целью получения стратегически важных Кировограда и Кривого Рога. Однако, опытный Э. Манштейн, оперируя резервами, смог нанесением мощного контрудара по армии Жадова стабилизировать фронт в бассейне р.Ингулец. Досадное фиаско повлекли, не в последнюю очередь, пробелы в кадровом составе 5-й гвардейской армии».

      И здесь автор допускает очередную свою неточность. Удар Манштейна наносился в первую очередь по 5-й гв. ТА Ротмитсрова в районе Кривого Рога. В чём он увидел «не в последнюю очередь, пробелы в кадровом составе 5-й гвардейской армии» скромно умалчивает. Очевидно, что В. Сергеев, даже не догадывается о главной задаче, которая была поставлена Гитлером «опытному Манштейну»: любой ценой не допустить войска Советов на правый берег реки. «Восточный вал» должен был стать неприступной крепостью на пути наших войск. Можно ли в свете этих требований Гитлера заявлять о «фиаско» 5-й гв. Армии, которая с Дериёвского плацдарма за месяц наступления  прошла с боями больше 50 км до реки Ингулец? Но на этом боевые действия 5-й гв. Армии не закончились. Далее были  бои за Александрию, Кировоград и Корсунь-Шевченковский… 

      Сенсации с «джокером» не получилось. «Джокер» В. Сергеева оказался липой!

      ЛИТЕРАТУРА И ДОКУМЕНТЫ

      1. Конев И.С. Записки командующего фронтом. - М.: Военное издательство, 1989.
      2. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 11458.-Д. 139, Л. 3
      3. NARA.- MICROCOPI T-315,- ROLL 2035.- Kadr 583
      4. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 686044, Л. 39
      5. NARA.- MICROCOPI T-315,- ROLL 2035.- Kadr 599
      6. NARA.- MICROCOPI T-315,- ROLL 2035.- Kadr 591
      7. NARA.- MICROCOPI T-315,- ROLL 2035.- Kadr 576
      8. NARA.- MICROCOPI T-315,- ROLL 2035.- Kadr 574
      9. NARA.- MICROCOPI T-315,- ROLL 2035.- Kadr 545
      10. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 11458.-Д. 145, Л. 4
      11. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 11458.-Д. 145, Л. 3
      12. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 11458.-Д. 138, Л. 3
      13. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 11458.-Д. 145, Л. 7
      14. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 2860, Л. 49
      15. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 3562, Л. 27
      16. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 3562, Л. 33
      17. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 3562, Л. 53
      18. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 3562, Л. 79
      19. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 3194, Л. 56
      20. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 3194, Л. 58
      21. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 690306.- Ед. Хр. 822, Л. 60
      22. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 793756.- Ед. Хр. 42, Л. 557
      23. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 793756.- Ед. Хр. 27, Л. 45
      24. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 793756.- Ед. Хр. 37, Л. 589
      25. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 3562, Л. 107
      26. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 2860, Л. 58
      27. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 686044.- Ед. Хр. 4625, Л. 6
      28. ЦАМО.- Ф. 33,- Оп. 793756.- Ед. Хр. 38, Л. 46
      Автор: Вячеслав Ивушкин