»

Незаконное предпринимательство в Кременчуге в 1957 году

Незаконное предпринимательство в Кременчуге в 1957 году

Автор: Сезин Дмитрий Сергеевич - аспирант, Кременчугский национальный университет имени Михаила Остроградского

В процессе изучения материалов Кременчугского городского архива о наименованиях улиц и площадей города Кременчуга, получено довольно много материала о городской жизни в период между 1957 и 1967 годами. Поэтому автор хотел бы поделить побочными результатами своих исторических изысканий.

Статья посвящена трем примерам незаконной предпринимательской деятельности в этот период.

Несмотря на то, что с тех пор прошло более полувека, примеры эти до сих пор актуальны, хотя в стране очень многое изменилось, расширились рамки для предпринимательской деятельности, но тем не менее, число людей, не желающих жить честно, достаточно велико. Сейчас перед страной стоит задача преодоления коррупции и казнокрадства, резко ограничивающих как политические, так и экономические возможности общества. Потому и следует не забывать уроки собственной истории.



История первая. 

Жил-был в Кременчуге гражданин Н., родившийся в 1896 году в Харьковской губернии.

Достигнув шестидесяти лет, он стал оформлять себе пенсию по возрасту, для чего предоставил справку о доходах, где руководство Кировоградского Государственного Русского Драматического Театра сообщало, что ему за работу в КГРДТ в качестве распространителя билетов с июня 1955 по июнь 1956 года начислено заработка 22 тысячи 399 рублей с небольшим.

В трудовой книжке было указано, что он действительно работал в этом театре.

Собес рассчитал и начислил ему, исходя из этих доходов, пенсию в 1120 рублей в месяц.

Эта пенсия больше, чем республиканская ПЕРСОНАЛЬНАЯ пенсия (там были по 600 рублей) за прямые заслуги перед властью. А обычные пенсии были в 200 - 300 рублей.

Должен сказать, что пенсионеру на месте не сиделось, и он продолжал работать с театральными билетами, хоть уже в штате не числился. Пенсионная благодать длилась полгода, а затем грянул гром.

Как, и кто именно заподозрил пенсионера Н., что он обманщик – неизвестно. Но заподозрили, и пошло расследование.

А дальше начинается выяснение:

  1. Пенсионер Н. не числится в штате театра с 1951 года.
  2. Даже в те времена пребывания в штате он столько зарабатывать не мог, ибо даже сдавал он в кассу театра меньше.
  3. Как можно ему было числиться в театре круглый год, коль театр в Кременчуге бывал наездами и не надолго?
  4. Кто выдал справки и внес запись в трудовую книжку о том, чего явно не было?

КРУ Кировоградской области эти обстоятельства проверило и обнаружило вот такие вот нестыковки в деле пенсионера. Далее вопрос о нем был заслушан на исполкоме.

Решили:

  1. Подать представление в народный суд о взыскании с пенсионера незаконно начисленной пенсии.
  2. Информировать соответствующие органы о выдаче фиктивных документов в пресловутом драматическом театре. [1]

История вторая. 

В 1957 году должны были состояться местные выборы. Вот и на собраниях избирателей фиксировались их предложения.

Одним из них было: «Прекратить незаконное предпринимательство (кожевенное) на Занасыпи».

И его внесли в реестр [2].


История третья. 

Ее можно назвать как инфильтрация незаконного предпринимательства в законное.

В 1957 году прокуратура города Кременчуга проверила сферу услуг города, в том числе и оказание услуг как частными предпринимателями, так и официально государственной сферой услуг.

Недостатков нашлось море и мнение прокурора было возле такой позиции: прорастание частного предпринимательства в государственную сферу.

Среди государственных предприятий сферы услуг чаще всего отмечалось следующее- заказы приняты, заказы выполняются, в мастерской лежит нечто, над чем работают – а по документам заказ не оформлен. Вообще.

Правда, прокурор не сказал прямо, что кто-то кладет деньги в карман себе. Он просто отметил, что в электроремонтном цеху лежит электродвигатель и два репродуктора, а мастер их не зафиксировал нигде.

В мастерской ОРСа пристани шьют жакет, а документов на жакет нет. 

В другом ателье шьют куртку с тем же результатом.

Всего в году нашлись нарушения у 30 процентов предприятий (всего таких было 57). 

Дальше – больше.

В горводоканале работает слесарь-водопроводчик, который должен организовывать подачу воды жителям Крюкова, которые ею пользуются за плату. С апреля 1956 года он это делает, взымая деньги с граждан и сдавая их в ГВК.

Но, как указал прокурор, он не только взымал деньги за воду. Но еще и брал с человека по 50 копеек неизвестно за что.

В итоге в декабре 1956 года он собрал с народа 1014 рублей, а сдал 299. В январе 1957-го – собрал 999 рублей, а сдал 158. Разницу, как сообщил прокурор, использовал на личные нужды.

Далее прокурор перешел к артелям, где оказалось все куда мрачнее.

В артели «Красный меховщик» в наличии 54 кроя меховых изделий, над которыми идет работа, а ни один не зафиксирован.

Прокуратура посетила артель «За соцсобственность», проверив оказание фотографических услуг.

Из пяти фотографов в наличии был один, где были остальные и что делали – осталось неизвестным. Но и квитанций заказов от их отсутствия не появилось.

Изучение их отчетности показало, что выработка на фотографа официально составила 7300 рублей в год, проведенных по бумагам.

В итоге этот фотограф должен был получить с этих денег на зарплату 100 рублей в месяц. В то же время уборщице в этой артели платили 300 рублей в месяц.

Для сравнения – государственные фотографы вырабатывали в год по 53 тысячи рублей, полученных за выполнение заказов, за что и получали зарплату 1200 рублей в месяц.

Проверка прошла, теперь надо было на нее реагировать. 

Начали отписываться. Водоканал отвечал так: слесарь сам получал 288 рублей в месяц зарплаты и действительно обеспечивал водой жителей Крюкова. Его выбрали таковым на двух собраниях граждан, и даже две крюковские депутатки этому способствовали. Деньги он собирал согласно показаний водомера и сдавал в кассу согласно им.

Директор от вопроса о 50 копейках «неизвестно на что» уклонился.

Прокурор настаивал на превращении артели фотографов в государственное предприятие, но было ли это сделано – неизвестно.

В качестве завершения следует сказать, что вопрос о незаконном начислении пенсий еще очень долго беспокоил горисполком, как при этом руководителе горсобеса, так и при двух следующих. Частично этому была виною война, лишившая людей документов и оттого стаж работы приходилось устанавливать при помощи свидетелей. Но хватало и «предпринимателей». [3]

Автор благодарит работников Кременчугского городского архива за помощь в работе и далее планирует изучение материалов архива и написание статей об истории города Кременчуга.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Архив г. Кременчуга, фонд 1, опись 1, дело 547, с. 12
  2. Архив г. Кременчуга, фонд 1, опись 1, дело 547, с. 251
  3. Архив г. Кременчуга, фонд 1, опись 1, дело 547, с. 29

Автор: Сезин Дмитрий Сергеевич - аспирант, Кременчугский национальный университет имени Михаила Остроградского

Наукове видання «ІСТОРИЧНІ, КУЛЬТУРНІ ТА СОЦІАЛЬНО-ЕКОНОМІЧНІ АСПЕКТИ РЕГІОНАЛЬНОГО РОЗВИТКУ» Матеріали І Всеукраїнської науково-практичної конференції 19-20 листопада 2015 року