»

Немецкая тюрьма в Кременчуге, рассказы арестованных.

Немецкая тюрьма в Кременчуге, рассказы арестованных.
Оккупировав город Кременчуг, немецкие власти в лице Гибиц комиссара города Ротт и его помощника капитана Штрук, ст. лейтенанта Кеник, ст. лейтенанта Вейра, капитана Фрорайх, в первые дни прихода в город начал водворять фашистские порядки с присущими методами жестокости, рассчитанной главным образом на массовое истребление мирного населения.
Первоначально была объявлена регистрация всего населения, одновременно с проведением регистрации начались массовые аресты советских людей. Арестовывали под разными предлогами десятками, а иногда и сотнями лиц проживающих в городе. Так за одного убитого немецкого солдата по неизвестным причинам арестовывали по 200-300 человек в качестве заложников, ни чём невинных мирных жителей города.
Все арестованные содержались в тюрьме, где были созданы исключительно тяжёлые условия, камеры переполнены, грязь, сырость и духота. Питание давали как правило 1 раз в день, 150-200 грамм хлеба и суп из овощных отбросов, что не отвечало требованиям даже голодного существования, а в прямом смысле приводило к голодной смерти арестованных. Кроме этого арестованных систематически подвергали допросам, путём пыток и всевозможных издеваний.

Сидельников Евгений Трофимович, который находился в тюрьме 2 месяца в качестве арестованного немцами, рассказывал:
«Арестованным в тюрьме давали по 200 грамм хлеба в сутки, обед состоял из полуварённых солёных огурцов. Находясь в тюрьме я был приговорён к телесному наказанию, т. е. к 10 ударам плёткой. Для исполнения такого приговора при тюрьме существовала специально оборудованная комната, где стояла железная кровать, на которую положили меня.
После этого полицейский взял 4-х угольную резиновую плётку и в присутствии начальника тюрьмы, нанёс мне 40 ударов этой плёткой.
Я был очевидцем, как на грузовой автомашине с деревянным кузовом, плотно обитым из досок, окрашенным в чёрный цвет, рано утром вывозили на расстрел арестованных из тюрьмы, а как и где их расстреливали я видеть не мог.
Тюрьма находилась на берегу реки Днепр, около собора в городе Кременчуге. Здание тюрьмы было 2-х этажное с подвалом из 13 камер, где за период моего нахождения содержалось до 220 человек. Арестованные не были похожи на людей. Лица у них были в синяках и опухшие от голода и побоев. У некоторых были разбиты губы и выбиты зубы, большая часть от истощения не могли ходить. За малейшее нарушение нечеловеческого режима установленного немцами в тюрьме, арестованные подвергались наказаниям, то есть сажали в отдельные камеры или карцер — это  была лишённая света комната, где не было совершенно окон и не давали еды и воды.»

Найда Евгений Ефимович рассказал:
«По приказанию начальника Зелика, в тюрьме арестованных избивали терпалами в одежде и раздетых. Мужчины, содержавшиеся в тюрьме не были похожи на людей, лица в синяках, носы разбиты, выбиты зубы, отчего даже не могли разговаривать.
На расстрел из тюрьмы, как правило, вывозили утром по субботах на автомашинах. Пьяные немецкие солдаты снимали с обречённых жертв одежду, часто при этом присутствовал начальник СД Зелик. Который сам лично избивал раздетых резиновыми палками по плечам с такой силой, что некоторые падали на землю.»

Свидетель тех событий, Шерстюк Прасковья Максимовна,  рассказывала:
«19 января 1943 года моего сына Петра, 1918 года рождения арестовали немецкие солдаты из гестапо и посадили в тюрьму. 
3 марта 1943 года я понесла ему передачу, но придя в тюрьму, мне ответили, что такого нет.
Тогда я узнала, что мой сын был расстрелян на Песчаной горе.  На второй день я пошла на место расстрела  и увидела следы крови и свежую зарытую большую яму.
13 ноября 1943 года после освобождения Кременчуга от немцев, были произведены раскопки на Песчаной горе, ям-могил расстрелянных. В одной из ям мне удалось опознать тело моего сына. За что он был расстрелян я так и не узнала».

Арестованная и находящаяся в немецкой тюрьме - Федорова Матрёна Андреевна рассказывала:
«С 24 августа  по 21 сентября 1943 года я находилась в немецкой тюрьме в городе Кременчуге. За это время я лично видела, как увозили на автомашине людей на расстрел.
20 сентября 1943 года 53 мужчин и 3-х женщин со связанными руками погрузили на две автомашины и повезли на расстрел.
Находясь в тюрьме, в камере на втором этаже, под которой внизу находилась следственная камера, где учинялся допрос арестованных. Каждый день мне приходилось слышать нечеловеческие крики арестованных в момент пыток и допроса. Я так же стала свидетельницей такого факта, как начальник тюрьмы избил 65 летнего старика, за то, что он вступил в разговор со вновь прибывшим арестованным в тюрьму».

Литература:
1. Копия акта комиссии от 29 ноября 1943 года, об учиненных деяниях немецко-фашистских захватчиков и их сообщниках в период временной оккупации с 9 сентября 1941 года по  29 сентября 1943 года в городе Кременчуге.
Комиссия в составе: 
Председатель комиссии — Первый секретарь Горкома партии Бурау Валентина Ивановна
Члены комиссии:
Председатель исполкома  Горсовета — Будный Александр Алексеевич,
Начальник Горотдела НКГБ — подполковник Разумов Виктор Алексеевич
Начальник Горотдела НКВД — капитан Шишлов Федор Емельянович,
Редактор городской газеты —  Павел Ефимович (фамилия неразборчива на документе)