»

Село Кривуши. Коллективизация в селе.

Коллективизация в селе

В январе 1930 г. в Кривушах был организован первый колхоз имени 8-го Марта, в 1931 г. - колхоз "Вильный шлях". В 1932 году оба колхоза объединились в один колхоз имени Г.И.Петровского. В нём было 5 бригад: бригады № 1,2,3 - на Гориславке, № 4 на Ковалевке, № 5 на Реевке.
Отец по тем временам был бедняком, он имел четыре десятины земли, лошадь, корову, половину хаты, сарай для скота и сена, а в семье было 6 человек детей. Хате. по утверждению отца было около ста лет. Верхняя часть сруба хаты, несмотря на её почтенный возраст была довольно крепкой. Сволока (балки) были дубовые, и в хорошем состоянии. наша половина хата состояла из одной комнаты, метров 20, в ней была большая русская печь с лежанкой. В другой половине хаты жили потомки брата отца - Филиппа (1885-1926 гг.).


Отец вступил в колхоз по принуждению в 1932 году. Сдал в колхоз лошадь, инвентарь, телегу, землю. Отработал посевную и ушёл с колхоза работать на лесопильный завод. не понравились ему колхозные порядки, где один с сошкой, а 10 с ложкой. Примерно таким образом он обосновал свой уход с колхоза. Всё что он сдал в колхоз, нам не вернули. Каким то образом мать забрала лошадь и она была у нас. Из сельсовета в адрес отца шли угрозы применить санкции, требовали чтобы отдали лошадь.
Мать долго сопротивлялась колхозному руководству. Один из активистов колхозного движения на селе Александр Терещенко. Я помню как мы с матерью под вечер поехали лошадью в Гориславку в колхозную контору, где у нас какой то дядька забрал лошадь и мы пошли домой пешком. Домой пришли, было уже темно, мать дорогой горевала, дома сказала отцу что сдала лошадь, плакала.  Фактически нас раскулачили,  но такими нас не считали, так как отец добровольно поступил и добровольно вышел из колхоза, за что поплатился лошадью.
Руководство сельсовета и колхоза было не против чтобы отец вернулся в колхоз. Он был грамотным и хорошо разбирался в сельском хозяйстве. Отец в колхоз не вернулся, но и не был его врагом. Он радовался успехам колхозников, глядя на хорошие поля, и гневался на плохое содержание рабочего скота на фермах, на отношение отдельных колхозников к труду, не переносил воровства.
Земли нам на семью из 8 человек оставили соток 60. жили бедно, но не голодали. была корова, куры, держали свинью. Голода 1932-1933 гг. не помню. В 1933 г. умерла старшая от меня сестра Вера, 1927 г. рождения, но умерла не от голода. а от какой то болезни. Думали что у неё тиф, остригли. Отпевал в хате священник, за что мать ему дала кусок сала. Хорошо помню сами похороны. Мать оплакивала Веру, держа на руках младшего Николая. Помню похороны других умерших. Тогда часто говорили что умер от заворота кишок. Помню разговоры старших, что где-то лежат трупы умерших от голода,  что кого-то поймали, кто питался человеческим мясом. Мать нас, детей, пугала, чтобы не уходили со двора, а то мол поймают и зарежут на котлеты. За период голода 1932-1933 гг. в селе умерло, как утверждают старожилы,  более 300 человек, жителей села и рабочих, строивших в 1932-1933 гг. защитную дамбу.
Объединение крестьян в колхоз было добровольно-принудительным. Добровольно записывались только безземельные и бедняки (в первые годы Советской власти землю получили все,  но были и такие которые ленясь работать землю продали, а деньги или проели, или пропили, поэтому они оказались в числе бедняков.) , те кто был побогаче, середняки, в колхоз шли по принуждению. Крестьяне не хотели расставаться с собственностью. Кто из имущих отказался вступать в колхоз, того раскулачили., то есть отбирали землю, скот, а то и хату, нередки были случаи выселения в другую местность. Некоторым удавалось самим переселиться в Кременчуг, или уехать кудато подальше, по своему выбору.
В августе 1930 г. был зарегистрирован устав Кривушанского машинно-тракторного товарищества, которое при объединении колхозов вошло в состав колхоза им. Г.И. Петровского.
В 1936 году закончено строительство защитной дамбы от разливов Днепра. От города до усадьбы Копычек (начало ул. Октябрьской), до начала строительства была высыпана дамба на 1,5-2 метра, а дальше по селу шла обычная грунтовая дорога.
На строительстве дамбы трудилось много рабочих из близлежащих районов. Из механизмов на стройке были вагонетки, которые тащили лошади. Много было грабарей (лошадь с возом). Механизированных подручных средств не было. Всё грузилось вручную. Камни на булыжники дробили люди молотами прямо на дамбе. Помню за нашим огородом привалило женщину в карьере, где грузили грунт на вагонетки. Слышен был крик, сбежались люди, и я бегал. Откопали её, но она уже была мёртвая.
Контора строителей, барак, столовая, конюшни грабарей, находились рядом, за яцыновским кладбищем. После завершения строительства дамбы и открытие на ней дороги (покрытие булыжник) все постройки были переданы колхозу. Барак, где жили рабочие, был переоборудован под конюшню. А конюшню под колхозный курятник (птицеферму). Все постройки в 1943 г. гитлеровцы сожгли. После войны на этом месте колхоз начал строить хлебный амбар, но так и не окончил. Недостроенные стены из шлака стоят и теперь у дороги, которая идёт из сельмага на Ковалевку (рядом с яцыновским кладбищем).
В 1938 году, на основании постановления Советского правительства о размерах приусадебных участков, нашей семье оставили 15 соток земли. Остальную «отрезали» - присоединили к колхозному полю. это резко снизило наше материальное положение. Отец работал в то время в Кременчуге в типографии. Зимой топили какие то котлы, летом выполнял неквалифицированные работы, за свой труд получал очень мало, а семья состояла из 7 человек. Не всегда в доме был хлеб в достатке. Летом ловили рыбу удочками, собирали черепашки, мясом которых кормили свиней, а ракушки сдавали в Кременчуге за деньги на пуговичную фабрику, на пуговицы. Помню перед войной насобирал много – 10-12 мешков, тачкой по 2-3 мешка возили на приёмный пункт в город. На вырученные деньги купил брату Алексею рубашку-«самописку» - авторучку, мне с Николаем тетрадки и книжки для школы. Мы – дети часто бывали возле Днепра. Какой он был чистый. Воду из Днепра мы пили прямо с берега или купаясь и никогда никто не болел.
Летом в 1939 году в сельском клубе проводилось отмобилизование резервистов на кануне войны с Польшей за Западную Украину. Была отмобилизована, как говорили,  стрелковая дивизия. Осенью, того же года, после освобождения Западной Украины, в селе развёртывалась какая то воинская часть. Солдаты стояли по хатам, у нас тоже жил солдат, который заведовал каким то интендантским имуществом.  Фамилия его была Шрамко, родом он был из Полтавской области.
Командиры ездили в красивых польских каретах в упряжке двух лошадей, а также на польских никелированных велосипедах, руль у которого был похож на витые бараньи рога. Говорили, что всё это бросили польские паны, убежавшие в Польшу на запад. Вскоре воинские части были расформированы, солдаты распущены по домам.
Перед войной на экраны вышел кинофильм «Чапаев», на сеансы которого было паломничество молодёжи, подростков. Ходили слухи что сын В.И.Чапаева служит в Кременчуге, и многие хотели его увидеть. Мы пацаны-подростки, с Кривушей тоже бегали в Кременчуг на центральную улицу Ленина, надеясь его увидеть. Кто то даже рассказывал что видел. Действительно, как стало известно, сын В.И.Чапаева, легендарного героя гражданской войны,  служил перед войной в Кременчуге в артиллерийском полку – командиром взвода. Он прошёл всю войну и после войны уволился из армии в чине генерала.
В 1939 году или 1940 году вернулся из армии в село Григорий Терещенко с медалью на груди («За боевые заслуги») толи за боевые подвиги проявленные у озера Хасан, толи за советско-финскую войну, уже не помню. Но с каким интересом молодежь смотрела на него.  Мне удалось его выследить возле сельсовета и посмотреть на его медаль.
Зимой 1940 г. был призван в Красную Армию мой старший брат Борис. 1918 года рождения. Письма он писал краткие, содержание которых ни нас ни родителей не удовлетворяло. Ответов на интересующие вопросы не было, отец объяснял это тем что в армии есть военная тайна.
Война Советского союза с Финляндией помниться по политинформации в школе, где учителя сообщали об успехах Красной Армии, об отдельных боевых подвигах красноармейцев. Но потом стало известно что эта война для Красной Армии была неудачной и тяжёлой. не всё было так гладко как сообщалось.
Хорошо запомнились дни праздников в селе 1-го мая и 7-го ноября. До войны, несколько лет директором Кривушанской семилетней школы был Иван Никитович Пурас – энергичный, требовательный и заботливый был человек. Перед войной он был призван в ряды Красной Армии. В 1941 году попал в окружение под Киевом. Но всё же в 1942 году пересёк линию фронта и добрался до своих войск. В 70-е годы он приезжал в село из Сибири где он жил в отставке.
Будучи директором нашей школы И.Н.Пурас постоянно добивался у местных властей денег на подарки детям. Подарки вручались в клубе, после поздравления и концерта всем детям школьного возраста – пакет с конфетами, пряниками. орехами. Вот это были праздники. При другом директоре подарки были не всегда.
Весна 1941 года помню была ранняя. Помню 1-го мая мы купались в новой прорве. В конце мая я сдал экзамен за 4 класс. Впереди было целое лето – Днепр, рыбалка.
 
Автор: Яцына Виктор Петрович

Заметки, воспоминания, раздумья о судьбах родины моей - с. Кривуши.