»

Кременчугские маневры 1787 года как важный этап военной истории российской империи

Кременчугские маневры 1787 года

Введение

Данная статья посвящена одному из малоизученных эпизодов истории нашего города – кременчугским маневрам русской армии в мае 1787 года.

Конечно, на общем фоне визита императрицы Екатерины II, эти маневры выглядят лишь небольшим эпизодом, но, тем не менее, они являются важной вехой в военной истории Российской империи. Ими фактически завершалось становление российской регулярной армии нового времени. Начатое Петром I было завершено Екатериной II.


Состояние русской армии

Какой же была российская армия при Екатерине II?

В начале её царствования армия представляла собой исторически сложившийся конгломерат из регулярной армии, созданной при Петре I, и различных иррегулярных формирований. К последним относились различные казачьи формирования, военные поселения (в том числе из беженцев с Балкан и Кавказа), пограничные части на границах с немирными кочевниками, отряды татарской, башкирской и калмыцкой конницы.

Российская армия находящаяся на территории Украины также представляла собой мозаику из четырех совершенно различных компонентов:

1) регулярная армия – мушкетерские, драгунские, гусарские и кирасирские полки полевой армии, а также остзейские и гарнизонные полки, артиллерия и инженерные войска;

2) пограничная армия для защиты от нападений татар – Украинская ландмилиция, гусарские полки Новосербского и Славяносербского поселений, Чугуевский и Бахмутский казачьи полки;

3) остатки украинской казачьей вольницы – Малороссийские и Слобожанские казаки;

4) союзное империи государство – Запорожская Сечь.

Надо отметить, что на тот момент такое состояние армии было вполне адекватным с военной и политической точки зрения.

Пограничная армия требовала меньше ресурсов для содержания, чем регулярная, и при этом обеспечивала эффективную защиту от уже сравнительно слабых татарских набегов. Кроме того, с её помощью производилась колонизация пустых степных земель. Ещё более важным с политической точки зрения было то, что на этих территориях можно было размещать беженцев с Балкан и Закавказья, тем самым идеологически подготавливать экспансию в этих направления. Поэтому здесь находились Мадьярский, Валашский, Грузинский и другие национальные полки.

Наличие же малороссийских и слобожанских казачьих полков было данью автономному статусу Украины в Российской империи. К середине 18 века эти полки уже не имели большой боевой ценности. 

Особое место занимала Запорожская Сечь. 

Екатерининские реформы

С самого начала своего правления Екатерина начала последовательную политику по унификации всей территории империи и ликвидации автономного статуса входящих в её состав территорий. Это касалось не только Украины, но и Финляндии, прибалтийских провинций, Поволжья, Сибири и других регионов с автономным статусом.

В данной статье рассмотрим только военные аспекты данной политики.

Так в армии началась ликвидация автономных отрядов, сокращение иррегулярных формирований и местных войск. В первую очередь ликвидации подверглось городовое казачество России и несколько казачьих войск, в том числе Слобожанское. Из входивших в их состав казаков были сформированы регулярные пикинерные, гусарские, карабинерные, драгунские и пехотные полки. Казаки, не вошедшие в состав полков, переводились в мещанское и крестьянское сословие.

Но самая серьезная реформа армии началась после присоединения к России Крымского ханства. Это поглощение было не просто присоединением территории. Это было сакральное действо, завершающее более чем трехтысячелетнюю войну оседлых земледельцев против степных кочевников.

В военном плане это означало ликвидацию пограничной армии. Были расформированы несколько укрепленных линий с крепостями и военными поселениями, распущены пешие и конные полки Украинской ландмилиции, ликвидированы Новосербия и Славяносербия. На базе солдат, входивших в эти соединения, были сформированы новые регулярные части – легкоконные и пехотные полки.

Одним из этапов политики по созданию единой регулярной армии стала ликвидация Запорожской Сечи. Это было сложное и многоплановое событие. В этом действии сложились множество различных факторов – политических, экономических и военных. 

И, наконец, финальным аккордом двадцатилетней политики Екатерины II стала ликвидация  автономии Украины в 1782 году. Был отменен полково-сотенный строй и распущены Малороссийские казачьи полки. Казацкая старшина получила права и привилегии российского дворянства, а рядовые казаки вошли в полки регулярной армии, переселились на дальние восточные и южные границы или стали государственными крестьянами.

После всех этих изменений в Украине из четырех армий, существовавших в середине века, осталась только одна – регулярная.

Наряду с изменением стратегической и политической ситуации произошли большие изменения и в тактическом плане. 

Были сформированы легкоконные полки. Они были образованы из регулярных пикинерских полков, конных полков Украинской ландмилиции, а также иррегулярных гусарских и казачьих подразделений.

При формировании легкоконных полков особое внимание обращалось на высокую индивидуальную подготовку каждого бойца, умение обнаружить противника и остаться незамеченным самому, быстрые мобильные действия отдельных небольших отрядов. В эти полки шел строжайший отбор как рядового, так и офицерского состава. Зачисление в такой полк делало офицера на ранг выше, чем пехотного на той же должности. В качестве тактических приемов, наряду с общими для всей регулярной кавалерии, эти полки использовали приемы кавалерии Запорожской Сечи, включая их знаменитую лаву.

В пехоте были сформированы егерские корпуса четырехтысячного состава (четыре батальона в корпусе). Эти части были предназначены для действий рассыпным строем, сторожевой и разведывательной службы. Егеря имели специальные ружья – нарезные штуцеры с плоскими штыками, особую маскировочную форму и специальное снаряжение. Для личного состава особо важным требованием была меткая стрельба, умение действовать индивидуально, маскироваться, преодолевать различные препятствия. В целом тактика егерей многое заимствовала у запорожской пехоты. Точная стрельба запорожцев отмечалась даже шведским королем Карлом XII. В егеря отбирались лучшие солдаты из пехотных полков и бывшие запорожские и малороссийские казаки.

Надо отметить, что новые формирования предназначались преимущественно для войны на южном театре военных действий. Более того – егеря и легкая конница представляли собой те же казачьи части, только сформированные на регулярной основе и обученные тактике регулярной армии. То есть их можно было использовать с равным успехом как в войне против армий ведущих европейских государств, так и в войне с многочисленной, но слабо обученной турецкой армией. Не зря в дальнейшем егерские и легкоконные части, образованные первоначально только на территории Украины и в прилегающих губерниях, получили широкое распространение по всей территории империи

Значительную часть личного состава егерских и легкоконных подразделений составляли казаки, что способствовало быстрому освоению новых тактических приемов. В целом, за счет своего элитного положения и казакам, имеющим боевой опыт, эти части имели очень высокую боеспособность, что и было продемонстрировано в русско-турецкой войне 1787-1792 гг.

Таким образом, мы видим, что опыт и тактика запорожских и малороссийских казаков оказались востребованными в российской армии. Ведь их приемы борьбы с мобильными отрядами турецкой армии были отточены столетиями непрерывных войн. 

Кроме появления новых тактических формирований значительные изменения произошли и в традиционных регулярных войсках. 

Наибольшие изменения коснулись главной ударной силы регулярной армии – гренадеров и артиллерии.

Наряду с гренадерскими ротами пехотных полков были сформированы гренадерские полки двухбатальонного состава.

Практически заново была создана российская артиллерия. Наряду с полным обновлением материальной части произошли серьезные изменения в её организации. Артиллерия была поделена на полевую и полковую. Полевая, приданная армейскому командованию, состояла из рот по 10-20 орудий в каждой, Полковая, приданная каждому пехотному полку – из батарей по 4 орудия (по батарее на полк). Также впервые в мире для поддержки кавалерийских полков по инициативе екатерининского фаворита графа Зубова появилась мобильная конная артиллерия. В целом организация русской артиллерии была наиболее передовой в мире.

Значительные изменения произошли в вооружении и снаряжении русской армии. Были приняты на вооружение новые образцы огнестрельного оружия: ружья, мушкеты и фузеи – для пехотных частей; карабины, кавалерийские ружья и пистолеты – для кавалерии; штуцера – для егерских частей. Появились новые штыки, палаши, сабли, пики, кирасы, патронные сумки, ранцы и другие элементы снаряжения.

Полностью была изменена одежда. Армия получила плоские погоны и эполеты, которые первоначально носились на левом плече, не давая сползать патронной сумке. Одновременно они служили знаком различия полков. Плащи заменялись шинелями, офицеры вне строя получили сюртуки. Форма, установленная в 1786 году, была самой удобной из всех, которые видел XVIII век. Армию по инициативе Г. Потемкина одели в мундиры свободного покроя, куртки, просторные шаровары, сапоги (бывшие до этого только у кавалеристов), и легкие практичные каски. Тогда же обмундирование поменяло цвет на светло-зеленый. 

К 1787 году военная реформа российской армии в целом была завершена.

К началу правления Екатерины II  российская армия состояла из 355 000 человек из которых только 153 500 были полевыми войсками (в том числе 112 000 пехоты, 33 000 кавалерии, 8 500 артиллерии), 75 000 человек составляли иррегулярные формирования ландмилиции, пандуров, Новосербского и Славяносербского ополчений, казачьих войск, конницы союзников – татар, башкир и калмыков.

К 1787 году ситуация была совершенно другая. При общей численности армии 497 000  в полевую армию входили уже 396 500 человек (в том числе 314 000 пехоты, 58 000 кавалерии, 24 500 артиллерии). А иррегулярные формирования составляли только 17 000 человек из гарнизонов Оренбургского края, Сибири, казаков и союзной конницы.

Таким образом, после окончания реформы армия Российской империи стала сопоставима по численности с сильнейшими европейскими армиями того периода – французской и австрийской. Это, вместе с высоким качеством вооружения и снаряжения, отменной выучкой и появлением профессионального национального офицерского корпуса, привело к тому, что российская армия стала одной из сильнейших в Европе. Теперь Россия могла вступать в европейскую политику не на подпевках у одной из великих держав, а в качестве самостоятельной силы, способной поддержать свои интересы силой оружия.

Визит Екатерины в южные губернии

Ещё в 1783 году готовился инспекционный визит Екатерины на присоединенные земли, но из-за эпидемии он был отложен и состоялся в 1787 году. 

В тот момент военно-политическая ситуация была весьма напряженной. В воздухе ощутимо пахло войной с Турцией. И не такой, как предыдущая. В первой екатерининской войне Турция проиграла из-за собственной неподготовленности и самоуверенности. На этот раз такой ошибки Порта допускать не собиралась.

Но и российская армия уже не была прежней. В ходе войны 1768-1774 годов, в операциях по усмирению Польши и Крыма в результате различных экспериментов была определена наиболее оптимальная организация армии на специфическом украинском театре военных действий – равно приспособленная как к действиям против регулярных войск, так и к борьбе с небольшими повстанческими отрядами.

В ходе этого визита должны были состояться несколько больших маневров, включавших в себя двусторонние бои.

Великолепная галера «Днепр» с императрицей прибыла к Кременчугу 30 апреля 1787 года. На берегу её ожидали в парадном строю войска. После парада государыня проследовала в построенный Потемкиным в её честь дворец. При её подъезде к дому началась канонада из артиллерийских орудий установленных возле дворца. После того как Екатерина II вошла в свою комнату, под окнами в парадном порядке полк за полком прошли войска, встречавшие её на берегу. 

Кременчугские маневры и «Полтавская баталия»

В ходе подготовки к маневрам возле Кременчуга был создан большой военный лагерь, собраны громадные запасы военного имущества и снаряжения. В этом лагере находились войска общей численностью около 15 тысяч человек. Все они являлись новыми частями, созданными по приказу Екатерины. 

Непосредственно в маневрах принимали участие:

- шесть легкоконных полков: Сумской, Ахтырский, Изюмский, Харьковский, Павлоградский, Мариупольский;

- Екатеринославский кирасирский полк;

- Бугский егерский корпус;

- четыре батальона гренадеров: по одному от Екатеринославского, Киевского, Фанагорийского и Таврического гренадерских полков;

- сорок артиллерийских орудий.

В ходе маневров  императрице и её свите, включая иностранных дипломатов (и по совместительству шпионов), была продемонстрирована выучка новых родов войск – легкой кавалерии и егерей, а также главной ударной силы регулярной армии – кирасиров, гренадеров и артиллерии.

Все эти войска представлялись «птенцами гнезда Екатерининского» – людьми, которые уже были на вершине славы, и теми, кому ещё только предстояло туда подняться. Организовывал маневры сам генерал-аншеф А. В. Суворов. Командовал войсками «покоритель Крыма» генерал-аншеф Ю. В. Долгорукий. Главным действующим лицом был командир Бугского егерского корпуса генерал-майор М. И. Голенищев-Кутузов. Мариупольским легкоконным полком командовал Осип Михайлович Дерибас (он же испанец на русской службе Хосе де Рибас, в будущем командир Дунайской гребной флотилии и один из основателей Одессы).

На маневрах кавалеристы «…экзерцировали конному пехотою в заезжании, формировании на марше, потом на конях большая атака в полный карьер на саблях и протчими для движения маневрами…».  Пехота демонстрировала «… марширование кареем в разные стороны – тихим маршем, скорым, бегом на короткое расстояние, обыкновенным скорым маршем, принимая вправо и влево…пальба плутоножная на месте и в движении..». Егеря «…действовали в россыпи, избирая для этого самые неровные места… вели цельную стрельбу». Артиллерия проводила учебные стрельбы – «пушечные экзерциции…».

Действия войск произвели впечатление на императрицу и иностранных дипломатов. 

Как писала Екатерина II в столицу Н. И. Салтыкову: «Войска, которые здесь, таковы, что даже чужестранные оные хвалят неложно…».  

В письме из Кременчуга генералу П. Ф. Еропкину государыня отметила: «Здесь я нашла треть прекрасной легкой конницы. Она такова, как, может быть, ещё никогда подобной не бывало…». 

Пребывавший в свите императрицы граф Сегюр писал: «В Кременчуге Потемкин доставил нам зрелище больших маневров, в которых участвовали 45 эскадронов конницы и многочисленная пехота. Я редко видывал такое блестящее войско…».

Кременчугские маневры имели своеобразное продолжение. В июле императрица возвращалась из Крыма и на обратном пути остановилась в районе Полтавы. Там на поле знаменитой Полтавской битвы было подготовлено грандиозное зрелище, представляющее собой воспроизведение знаменитой битвы с имитацией всех передвижений шведских и русских войск.

В этом мероприятии участвовали части, которые двумя месяцами ранее отметились в маневрах у Кременчуга. Так что его можно считать продолжением кременчугских маневров. Здесь, наряду с театрализованным действом, отрабатывалось управление войсками, маневрирование на поле поя и другие тактические приемы. Всего в новой «Полтавской баталии» участвовали 12 полков легкой и 1 полк тяжелой конницы, 1000 человек тяжелой артиллерии, 6 батальонов гренадер, 8 батальонов егерей и 2 полка казаков

После окончания маневров, которые произвели на императрицу, её свиту и иностранных гостей  самое благоприятное впечатление, на головы их организаторов посыпался золотой дождь наград.

В этот день Потемкину пожалован титул «князя Таврического». Генерал-поручик Чорба и генерал-майор М. И. Голенищев-Кутузов получили орден св. Владимира 2-й степени, генерал-майор Алымов и бригадир Николай Адабапи — Владимира 3-й степени, более 40 человек пожалованы 4-й степенью того же ордена. Суворову пожалована табакерка с вензелем в 3000 руб., гетману Браницкому табакерка с портретом в 2500 руб.

А уже через месяц после маневров началась очередная русско-турецкая война. Собранные у Кременчуга войска отправились в бой. В ходе этой войны многие полки, участвовавшие в маневрах, заслужили самую лучшую репутацию.

Так, например, при штурме Измаила отличился Бугский егерский корпус, потери которого в ходе боя были громадны (из всего офицерского состава целыми остались считанные единицы), но он все-таки ворвался в крепость. За этот подвиг его командир генерал-майор М. И. Голенищев-Кутузов получил чин генерал-поручика и орден св. Георгия 3-й степени.

Также при штурме Измаила прославился Фанагорийский гренадерский полк. За отвагу он  получил знаки отличия с надписью: «За взятие штурмом Измаила в 1790 г.» на головные уборы для нижних чинов и особого образца нагрудные – для офицеров.

Выводы

Таким образом, маневры, проводившиеся в районе Кременчуга, венчали собой более чем двадцатилетнюю политику Екатерины II, направленную на создание мощной регулярной армии, способной проводить активную наступательную политику. 

Итогом этой политики стала многочисленная армия с отличным офицерским составом, оснащенная передовым вооружением и снаряжением, отменно обученная, оптимально организованная для войны как с европейскими государствами, так и с Турцией. 

На кременчугских маневрах лучшими полководцами была представлена окончательно сформированная новая военная машина Российской империи. Здесь была показана армия, которой спустя короткое время предстояло сокрушить мощь великой Турецкой империи. Армия, сокрушившая Наполеона. Армия, благодаря которой в течении более чем полувека ни одна пушка в Европе не смела заговорить без ведома России.

И эта эпоха началась с маневров у небольшого провинциального города Российской империи – Кременчуга.

ЛИТЕРАТУРА

1.  Брикнер А._Путешествие императрицы Екатерины II в полуденный край России в 1787 году // Журнал МНПр.162. – СПб., 1872.

2.  Богданович М. И. Русская армия в век Императрицы Екатерины II. — СПб.: В типографии Департамента МинистерстваУделов, 1873. 

3.  Николайчик Ф.Д. Город Кременчукъ. – СПб.: Тип. М. Стасюлевича,1891. – 217 с..

4.  Петрушевский А. Ф. Генералиссимус князь Суворов. — СПб.: Тип. М.  Стасюлевича, 1884.

5.  Тарле Е. В. Михаил Илларионович Кутузов — полководец и дипломат // Соч. –М.:Из –во АН СССР, 1957.- т. V11. –С. 763 – 831.

6.  Шишов  А. В.  Фельдмаршал великой империи. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2006.

7.  Бучневич В. Е. Записки о Полтаве и ее памятниках. – 2-е изд. Исправл. и дополн. – X.: САГА, 2008.

8.  Перечень собственного своего журнала в продолжение прошедшей войны при завоевании МОЛДАВИИ И БЕССАРАБИИ с 1787 по 1790 год, с приобщением одного чертежа. СОЧИНЯЛ в письмах к своему другу Императорской Российской службы сек. майор фон Раан.(30 писем 1788-1790 гг.) [Електронний ресурс] режим доступа:  http://wars175x.narod.ru/ltr_raan/ltr00.html

9.  Украина. Ликвидация гетманства и уничтожение Запорожской Сечи. [Електронний ресурс] http://www.world-history.ru/countries_about/2225.html

10.  Русский военный мундир. [Електронний ресурс] режим доступа: http://ricolor.org/history/voen/voen_forma/mundir/

11.  Начало конной артиллерии. [Електронний ресурс] режим доступа:  http://wars175x.narod.ru/art_ch00.html

Автор: Коваль Сергей Иванович

По материалам III региональной научно-практической конференции,

посвященной 440 - летию основания города Кременчуга

«Кременчугу 440 лет»