» »

Их уже нет с нами. (Ко Дню Освобождения Кременчуга).

На фотографии слева направо:  А.А. Мовсесян, Л.И. Евселевский, Б.И. Постоев, А.А. Кривицкий, П.Н. Пустовит. Кременчуг 1969 год.

Автор: Алиса Евселевская

Пожелтевшие листья на деревьях, плоды каштанов падающие на траву, собирающиеся в стаи птицы – все это напоминало о приходе осени и подготовки к празднику. Мои родители, коренные кременчужане, День освобождения города праздновали с большей радостью, чем Новый год. В преддверии  Дня Освобождения Кременчуга в квартире наводился идеальный порядок, холодильник набивался продуктами и постоянно звонил телефон. В мои обязанности тогда входило помогать маме с уборкой и приготовлением еды и главное не надоедать папе с моими вопросами: кто приедет?, кто придет?

В это время приезжали гости с разных мест Советского Союза. 


На фотографии слева направо:  А.А. Мовсесян, Л.И. Евселевский, Б.И. Постоев, А.А. Кривицкий, П.Н. Пустовит. Кременчуг 1969 год.

Часто приезжал Александр Андреевич Кривицкий. Он приходил со своим братом Анатолием. Во время оккупации Александр организовал и руководил подпольной группой. Квартира Кривицких была явочной и Александру в этом помогали родители и младший брат. А. А. Кривицкий был очень интересный рассказчик. В то время он уже был кандидат медицинских наук и работал в Институте гастроэнтерологии НАМН Украины в Отделе научно-организационной и методической работы.  

Семья Мовсесян

Постоянным гостем был Азат Аристакесович Мовсесян. Он приезжал с женой и сыновьями. Со своей женой Люсей, Азат Аристакесович познакомился, когда прятался в доме у Анны Игнатьевны Кириченко, Люсиной мамы, во время окупации фашистами Кременчуга. Многих в то тяжелое время спасла Анна Игнатьевна. Они с любовью и уважением называли ее второй мамой, а Петр Каганзон посвятил ей стихи:

Я Вас второю мамой называя,

Хочу тем самым многое сказать...

Меня от верной гибели спасая, 

Вы не боялись жизнью рисковать.

Меня, как сына, в доме приютили, 

О том подумать страшно и сейчас,

Что если бы меня разоблачили, 

Со всей семьей повесили бы вас.

Я помню, как мы приходили в гости к Анне Игнатьевне. Маленькая, худенькая, она не была похожа на портреты женщин – героев в учебниках и книжках. У нее в это время гостили внуки и она всегда хлопотала по хозяйству.  

Приезжали Т. К. Жвания, И. М. Подорван, И.И. Будзько, Б. Лукьянов, П. Каганзон, Н. В. Зозуля и многие другие. Приходили кременчужане, которые участвовали в подполье или в освобождении города. Они вели оживленные разговоры о жизни, вспоминали трудное военное время. Было празднично, весело с оттенком грусти. Всегда поднимался тост: «За тех, кто погиб,» а потом и « За тех, кто уже не с нами.»

Авторы книги с участниками подполья

Л.И.Евселевский с Т.К.Жвания

Николай Васильевич Зозуля, один из активных подпольщиков, принес папе три тоненькие школьные тетради «Воспоминание о периоде Великой Отечественной войне и личное участие в ней».  Папа очень берег эти тетради и взял их с собой как память об этих мужественных людях. Я перечитала воспоминания Н. В. Зозули. Он писал о подпольщиках, о военных действиях. Несколько страниц посвящено событиям сентября 1943 года. Н. В. Зозуля описывает как они в начале сентября уходили из Кременчуга: 

«В районе Градижска мы соединились с другой большой группой наших подпольщиков, выехавших из Кременчуга на машине по дороге, идущей через Песчаное. Были распределены обязанности. С этих пор начались активные боевые действия сформированного отряда. 

Первой операцией явился поджог деревяного моста по дороге, идущей с Градижска на Золотоношу-Киев. Исполнители этого задания были подвергнуты обстрелу, им удалось скрыться на болоте в камышах, где в воде просидели трое суток. Среди них был Саша Кривицкий.

Однажды появился конвойный катер с вооруженной командой немецких солдат. Их было больше десяти. С берега мы открыли залповый огонь с карабинов. Катер загорелся. Все солдаты утонули. Мы держали постояную связь с жителями Градежска. Они нас снабжали печеным хлебом...

Важной операцией отряда было уничтожение Градижско-Воронковской паромной переправы. Саша Кривицкий и я отправились в разведку для определения места расположения, подступах и охране переправы. Саша был одет в немецкую форму, я в гражданскую. Мы открыто ходили в окресностях Градижска и узнавали у встречающихся местных жителей нужные нам сведения. Саша ставил вопросы по-немецки, я был в роли переводчика...

На другой день оперативная группа, возглавляемая Женей Марохиным, организовала налет на переправу, уничтожила охрану и потопила все средства переправы, обслуживающие гражданские лица разбежались. С этих пор мы контролировали эту переправу. В один из последних дней сентября 1943 года мы встретились с разведчикаминаступающих регулярных войск Советской Армии. Мы обнимали друг друга...»

Л.И.Евселевский с А.А.Кривицким и А.А.Мовсесян

Когда я училась в школе, мне очень помогала книжка Г. С. Барвинка, Л. И. Евселевского и П.Н. Пустовита «Слышишь, Днепр!» Ко Дню Освобождения города и ко Дню Победы нужно было писать сочинения и готовить информацию. На мои просьбы к папе о помощи, папа давал мне  книжку «Слышишь, Днепр!» и говорил: «Выбери, что тебе интересно и пиши об этом». Я любила писать о подвиге Люды Кораблиной. После двух сочинений о Люде, учительница сказала, чтоб я приготовила материал о ком-нибудь другом. Я писала о Косте Емельяненко. Я писала о тех кто погиб или о тех, кого я не знала. Трудно было представить папиных друзей, которые приходили к нам в гости, участвующими в сражениях -  героями книги. 

Об освобождении города Кременчуга хочу закончить отрывком из книги «Слышишь, Днепр!»:

«На рассвете 29 сентября штурмовая группа гвардии младшего лейтенанта Г. Т. Герасимова прорвалась на северо-восточную окраину Кременчуга. Завязалась ожесточенная схватка, продолжавшаяся несколько часов. Засевшие в подвалах каменных зданий гитлеровцы упорно сопротивлялись, преграждая путь советским бойцам. На помощь гвардейцам штурмовой группы подоспели разведчики. Они зашли противнику в тыл и гранатами забросали его. Фашисты вынуждены были отступить к Днепру. 

Высокое воинское мастерство и мужество проявили подразделения 19-й мотострелковой бригады. Ожесточенный бой завязался у пригородного села Кривуши. При поддержке артиллерии, минометов и авиации 2-й танковый батальон капитана Шота Гогоришвили прорвал укрепление врага. Танки отважного командира устремились к пылающему городу и в 17 часов ворвались на его улицы. Вместе с танкистами действовали автоматчики старшего лейтенанта П. Д. Еремеева. К 21 часу во взаимодействии с другими подразделениями они овладели центром Кременчуга и водрузили над Домом печати Красное знамя свободы.

Смелый рейд осуществила группа воинов во главе с младшим лейтенантом комсоргом батальона Федором Плоскиным. Смельчаки проникли в центр города и наносили удары в тылу врага, сея панику среди отступавших частей.

Артиллеристы гвардии сержанта Ивана Будаева выкатили орудие на прямую наводку и прицельным огнем разбили два дзота на окраине города. 

Смертью героев пали в боях за Кременчуг бесстрашные разведчики В.Петрухин  и В.Уридия, командир 32-го артиллерийского полка майор М.Войтко, многие другие воины...

Теснимые со всех сторон частями 5-й гвардейской и 53-й армий, войска противника были выбиты из города. К исходу 29 сентября Кременчуг был полностью очищен от врага.

В тот же вечер Москва салютовала доблестным войскам, освободившим Кременчуг, двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати четырех орудий.»

Алиса Евселевская Сентябрь 2013 г.